БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Виктор Афоничев

Кэш

Стр 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Глава 7

   Минут за десять до прихода служебной машины Виктор Алексеевич уже прохаживался вдоль забора своего дачного участка. Меря шагами, расстояние от угла до угла, собирался с мыслями, готовился к рабочему дню. Данный утренний променад ещё являлся в какой-то степени зарядкой. Ритуал, выработанный годами, безотказно работал, через десять минут он будет в тонусе.
   В семь двадцать автомобиль остановился около заводоуправления. Глазам Жижина предстали несколько работников, не спеша идущих в сторону проходной, да дворник, из шланга поливающий клумбу. Быстрыми шагами Виктор Алексеевич прошёл в здание. На вахте поздоровался с охраной. Это контингент женщин, возглавляемых мужчиной, наряженных в зелёные пятнистые куртки и такие же брюки, которые портят любую фигуру, в возрасте от восемнадцати лет и значительно старше, приходящие на работу на сутки через двое, заработная плата небольшая, но график работы их устраивает. Поднялся на второй этаж. В приёмной его уже ждал Попрыгаев. «Как же без него? - подумал Виктор Алексеевич. – Как обязательный утренний кофе, для любителей этого напитка. Так для меня он. Интересный типок. Пенсионер, а всё неймётся, интриги плетёт старый хрыч. Почему его держу? Оказывается, нужен такой человек. Погрязли без него бы в болоте. А так будоражит народ, тину разгоняет в коллективе».
   - Заходи, Владимир Никитович, - Жижин, открыв дверь в кабинет, пригласил Попрыгаева пройти. Тот, переминаясь с ноги на ногу, походкой пингвина проник внутрь. – Присаживайся, дорогой, - указал рукой на одно из кресел, стоящих около большого переговорного стола, сам сел напротив.
   Они были ровесниками. Когда Жижин приехал в Захолустьев, Владимир Никитович уже работал начальником цеха. Трудился хорошо, план подчинённые выполняли. Сам лично принимал активное участие в общественной жизни страны. Каждый год на демонстрациях 1 Мая и 7 Ноября носил флаг какой-либо союзной республики или портрет члена политбюро. На заводских смотрах художественной самодеятельности пел вторым голосом в цеховом хоре, кроме этого, никогда не пропускал соревнований под девизом: «Сибиряк – значит лыжник». Ещё старался не пропускать не одной юбки. И тут всё в порядке. Связи на стороне были, порочащих последствий не зафиксировано. Жена, ребёнок. В общем, и в целом – активист, ударник, передовик, лидер трудовых масс, активный строитель коммунизма до 1991 года.
   Время было тревожное – гонка вооружений на дворе, соревнование двух систем (социалистической и капиталистической). С одной стороны человек человеку – друг, товарищ и брат; с другой – кругом волки. И вот волки хотели загрызть товарищей. Те, в свою очередь, тоже, были не прочь поквитаться с хищниками. Поэтому каждый год - новое изделие; ударный труд в конце месяца, ночью и под Новый год. При такой частоте запуска в производство новых номенклатур, возникла необходимость ввести на заводе должность: «Заместителя директора по новым направлениям». Попрыгаев по всем требованиям партии подходил на этот пост, поэтому выбор Жижина и пал на него. Не подводил Владимир Никитович, с оказанным доверием справлялся.
   В конце восьмидесятых годов двадцатого столетия при поиске руководством страны социализма с человеческим лицом, было найдено много общего с поздним капитализмом. В итоге, братание с вчерашними потенциальными противниками и полностью отсутствие интереса к собственному народу. КГБ вместе с комсомолом откорректировав устав старой партии и сменив название, на бывшей базе создали партию новой формации.
   В то время пробил срок уходить Попрыгаеву на предоставляемую государством пенсию. Мечты на перспективу были общественно-полезные - заняться воспитанием внуков. Предварительно, посчитав свои новые доходы и отняв возможные расходы, получил – средств не то, что на воспитание, их нет вообще. Обеспеченной старости не получилось. Вывод: отдых откладывается на потом. А сейчас необходимо продолжать трудиться, трудиться и трудиться. Будучи по натуре авантюристом, у нас руководители другими не бывают. Но надо заметить авантюристом, стоящим на реалистической платформе, поэтому понимал, что должность его в новых условиях не нужна. Новых изделий нет. Пришло время изобретателей в другой области – в финансово-экономической со спецификой на бросок. Чем больше народу кинул, тем ценнее идея, гениальнее изобретатель. Нашлись в государстве масштабные гении, целая страна одним махом.
   Владимиру Никитовичу пришлось срочно адаптироваться в новых условиях. Правда, рождённым в СССР, не привыкать приспосабливаться, вся прожитая жизнь в этом заключалась.
   Таким же утром, Попрыгаев в приёмной дождался Жижина, и в беседе с глазу на глаз, предложил ему вариант своего дальнейшего трудоустройства. Тот, хотя, решение принял сразу, но попросил паузу несколько дней на обдумывание. Через неделю Виктор Алексеевич своим приказом должность «Заместителя директора по новым направлениям» упразднил, а Владимира Никитовича перевёл с тем же окладом на место помощника директора по гражданской обороне.
   Кто никогда не читает вывесок, никакой перемены и не заметил. Попрыгаев сидел в том же кабинете и так же исполнял, как и прежде, с энтузиазмом, въедливостью, пунктуальностью любое указание директора. Поручения были разнообразные, начиная от курирования конкурса «Лучший по профессии» и отслеживания мероприятий по подготовке цехов к зимнему сезону, и заканчивая контролем сроков изготовления продукции в Буркина-Фасо или Тринидад и Тобаго. Всё это подразумевало укрепление гражданской обороны предприятия. Личное участие Попрыгаева придавало процессу кипучести, здоровое волнение исполнителей, так как, он являлся дополнительными глазами, ушами и резервным мозгом самого шефа. А утром, пораньше, шёл в приёмную, не мог держать мысли, факты, прошедшие события в себе, всё выплёскивал директору. Жижин информацию накапливал в голове, фильтровал и после принимал решения по тому или иному вопросу. Один, как бы, участвовал в управлении предприятием, другой, как бы, убеждался в правильности задуманного.
   - Вот э-э-э…, - Попрыгаев, не изменив себе, начал издалека. – Фёдор Юрьевич (заместитель директора по кадрам и безопасности) вам ничего не докладывал?
   - Докладывал, много что докладывал. Конкретно, о чём? – приняв стиль общения, предложенный собеседником: «догадайся сам, о чём я тебе хочу сказать», спросил Виктор Алексеевич.
   - В архиве я документы просматривал по бомбоубежищу, - делая остановки после каждого слова, произнёс Владимир Никитович. - Приказ Совета министров на глаза попался, - выдержал паузу.- Датированный 1955 годом, - ещё раз выдержал паузу. - О строительстве в Захолустьеве «Пимокатного завода».
   - Я понял твою мысль, - сообразив, куда клонит подчинённый, поэтому, быстро, как из пулемёта, выпалил Жижин. - Все мы считаем, что нашему заводу чуть больше тридцати лет, а тут оказывается в этом году юбилей – полтинник. Так?
   - Так, - ответил Попрыгаев.
   - Спасибо, Никитович. Следишь за обстановкой, - поблагодарил Жижин и, смотря прямо в глаза, спросил – Думаешь, надо солидно отметить это событие?
   - Виктор Алексеевич, и дата круглая, и мы с вами, извините, в том возрасте, что итоги уже надо подводить, - не отводя глаз, ответил Попрыгаев и тут же задал встречный вопрос. - У вас контракт заканчивается в начале следующего года?
   - Да, - ответил Жижин, про себя подумав. – Нигде я не афишировал, а он всё знает. Точно, нештатный сотрудник органов. Какую им он информацию сливает? По моему заданию курирует мои вопросы, по их заданию курирует меня. Молодец.
   - Вот, и повод есть, напомнить о себе с хорошей стороны перед Москвой и областью, - до конца высказал свою мысль Попрыгаев.
   - Спасибо, Владимир Никитович. Будут вопросы, заходи, - вставая из-за стола, тем самым, давая понять, что время разговора закончилось, произнёс Жижин.
   После ухода подчинённого, Виктор Алексеевич подошёл к окну, раздвинув пальцами жалюзи, стал наблюдать, как народ, торопясь, струйками движется на работу.
   - Почти одни пенсионеры! Кто будет на производстве лет через пятнадцать работать? – произнёс вслух. Подошёл к коммутатору. – Наталья Николаевна, на восемь тридцать, как обычно, всех первых замов, начальников отделов и ещё профсоюз пригласите, ко мне.
   - Хорошо, Виктор Алексеевич, - приняв указание, ответила секретарь.
   В начале своего руководства такие планёрки, с ведущими специалистами, Жижин проводил за пятнадцать-двадцать минут, теперь редко, когда укладывался в один час. Такой длительный регламент раньше был принят только для больших совещаний, сейчас, они растягивались до трёх часов.
   В назначенное время приглашённые на планёрку собрались в приёмной. В восемь тридцать секретарь, предварительно получив разрешение от директора, пригласила их пройти в кабинет. Рассаживались строго по ранжиру, каждое место соответствовало определённой должности. Шум от двигающихся кресел, шуршание одежды, перелистывание ежедневников – поиск нужной страницы, шёпот плавно прекратился. Тела вошли в притёртые с годами положения. Замерли. Тишина.
   - Здравствуйте, - поприветствовал собравшихся Виктор Алексеевич.
   - «Господа» не было произнесено, значит у «тяти» хорошее настроение, выволочки сегодня не будет, - обратили внимание подчинённые.
   - Мне надо с вами посоветоваться, - начал совещание Жижин.
   - Демократ выискался. Не ошибиться бы. Нужно понять, что он хочет и правильно выступить, - напряглись персонажи данного действа.
   - Все здесь сидящие забыли, что в этом году исполняется пятьдесят лет, как принято решение о строительстве нашего предприятия, - Виктор Алексеевич наиболее громко произнёс слово «сидящие». - Значит, делаю вывод - не живёте вы жизнью завода, решили свои проблемы и домой, - Жижин, обведя всех взглядом, спросил. - Что будем праздновать или нет?
   Тела зашевелились, лёгкая вибрация, небольшой гул.
   - Безусловно, упустили мы этот вопрос, - первым отреагировал на ситуацию заместитель директора по производству. – Но, думаю, всё поправимо. В сентябре - день машиностроителя, вот и приурочим к этой дате наш юбилей. Считаю, надо пятидесятилетие отпраздновать достойно. Пригласить нашего губернатора, мэра, товарищей из Москвы, - отметив про себя: зачем-то же заводской профсоюзный лидер приглашён на совещание? Добавил. – Областных руководителей профсоюза. Организовать фуршет и концерт, конечно, - чтобы не взять на себя лишнего, закончил свою речь следующим. – Предлагаю создать инициативную группу, назначить старшего, а они уже в свою очередь определяться со сметой, кого пригласить конкретно и так далее. У меня всё, Виктор Алексеевич.
   Жижин явно довольный выступающим одобрительно кивнул головой.
   - У кого ещё будут, какие предложения? – спросил он.
   - Надо, надо…, - хором заголосили присутствующие.
   - Если вы настаиваете, что это событие необходимо отпраздновать, то я подчиняюсь общему мнению. Назначаем старшим Бабло Дмитрия Михайловича (заместителя директора по общим вопросам, а именно, по общим вопросам Дмитрия Михайловича и Виктора Алексеевича). Ему даём указание разработать программу праздника, подготовить смету затрат и в течение этой недели все документы утвердить у меня, - повернувшись к лидеру рабочего движения, добавил. - Также попрошу профсоюз принять активное участие в организации юбилея. Необходимо пригласить председателя областного профсоюзного комитета. Он, естественно, с пустыми руками не приедет, поэтому надо определиться с ним, кого и как наградить. Предварительно, список, награждаемых, согласовать со мной.
   - Хорошо, Виктор Алексеевич, - согласился профсоюз.
   - Если у вас нет вопросов, то я вас больше не задерживаю, - из-за ненадобности дальнейшего присутствия на совещании лидера рабочего движения, Жижин отпустил того восвояси.
   Профсоюз удалился. Тела опять зашевелились в предчувствии намечающегося «мозгового штурма». Понедельник, с утра заведено было решать основные организационно-производственные вопросы на предстоящую неделю. Жижин требовал с подчинённых отчёт, конкретные предложения, поднимал с места одних, садил других. Сегодня атака захлёбывалась. Стрельнуть словами у присутствующих как-то ещё получалось, и то процесс был больше похож на беспорядочное отстреливание при бегстве, но никак не подходил под наступление.
   - Завтра мы останавливаемся из-за отсутствия материалов, - голосил один.
   - Комплектацию мы всю предоставили, - перечил ему другой.
   - Мы ничего не можем собирать, у нас не по одному изделию полностью не закрыт дефицит, - продолжал причитать первый.
   - Вот перечень, что мы поставили, - размахивал пачкой бумаг второй.
   - Вот заявка, что нам надо, - ещё более увесистой кипой листков тряс его оппонент.
   - Совершено разучились производственники у нас работать. Нет титана на заводе, и сидят, сложа руки, но зато без дела алюминий разного профиля лежит на центральном складе. Пусть конструктора с технологами посмотрят, посчитают, замену сделают, - распылялся начальник снабжения. То, опуская глаза в свою записную книжку, то их, снова поднимая, выдавал тирады в виде готовых решений. - Видел я эту маслобезостойкую резину. Ну и что?! Выглядит, как обычная. А этой у нас навалом. Если надо, то сертификат напишем любой. Серебряные и биметаллические контакты действительно дефицит. Поэтому, предлагаю поручить электроцеху выпаять их на программу этого месяца из старого ненужного оборудования.
   - Кто потом за всё отвечать будет?! – непонимающий возглас одного из присутствующих.
   Всплыли извечные, никуда не деющиеся два российских вопроса: «Кто виноват?», и «Что делать?» Виновных, если, будет такая необходимость, конечно, назначат. Вот, со вторым вопросом сумбур. Каждый уверен в то, что он ничего делать, как раз и не должен.
   - Тут хоть «мозговая атака», хоть метод «дельфи» - результата не будет. Бояться уже перестали, а вот по-новому ещё не научились работать, - подумал Жижин, и в голове родилось сумасбродство, после чего предложил следующее. – Может нам нефть начать добывать? Дырку пробил и вперёд! Никаких проблем. Только деньги на счёт капают. Продукт ликвидный, технология годами не меняется, ничего изобретать не надо и соответственно думать. Как раз нам подходит такая работёнка! А если для минимизации трудовых затрат ещё таджиков нанять! Рентабельность будет сумасшедшая! Хорошая прибыль, хорошие премиальные будут всем руководителям подразделений. Как думаете?
   - Это в соседней области нефть есть, у нас её нет, - кто-то из присутствующих произнёс с сожалением, можно сказать - криком души.
   - Кто вам сказал? – Жижина понесло дальше. – Вот я вчера на даче в колодце воду набирал, а в воде масляные пятна! Это о чём говорит? – обвёл взглядом своих топ-менеджеров, сам же и ответил с железной уверенностью в голосе. – Все признаки залежи нефти!
   Кто-то понял, а кто-то и нет. Очень тонкая грань между реальностью и фантазией, психическим здоровьем и болезнью. Особенно трудно она различима, когда кругом только прожектёры и простаки. Простаки верят во всё, что угодно. Они убеждены в наступление конца Света на следующей неделе и, одновременно, ожидают улучшение своего финансового положения к концу года. Наивняк с вожделением смотрит в рот комбинаторам, и ждёт будоражащих новостей. Для них такая информация, как уголь для паровоза. Пока она есть, то они бегут, дымят и свистят.
   В конце дня к Виктору Алексеевичу с планом под названием: «Мероприятия по разработке нефтяного месторождения имени В.А. Жижина» зашла начальник отдела маркетинга – Любовь Ивановна Веселова. Документ был уже всеми подписан, осталось только утвердить его директором. Жижин с интересом взял принесённую бумагу и глазами побежал по тексту:
   Пункт 1. Юридическому бюро решить вопросы по законности добычи нефти.
   Пункт 2. Отделу главного технолога подобрать технологию под местные условия.
   Пункт 3. Конструкторскому отделу разработать необходимое нестандартное оборудование.
   Пункт 4. Отделу кадров подобрать персонал для работы на буровой среди лиц таджикской национальности.
   На четвёртом пункте остановился.
   - Да…, - подумал Виктор Алексеевич, ещё отметил про себя. - Темперамент у неё с годами не проходит, а ума особо и раньше не было. Импульсивность дам, привлекает и заводит, когда сам полон сил. Глупость женщин, с пропаданием интереса к ним, начинает раздражать всё больше и больше. Не собираясь долго разговаривать, произнёс: «Любовь Ивановна, оставь бумаги. Я их рассмотрю позже».


Стр 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26



ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ