БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Виктор Афоничев

Кэш

Стр 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Глава 8

   Геннадий Алексеевич Агапеев вышел после совещания в хорошем настроении. «Во всех службах, кроме моей, - бардак. Ко всем были нарекания со стороны директора, только бухгалтерия обошлась без замечаний. Жизнь просто прекрасна», - с такими греющими душу выводами он, важно вышагивая, направился к себе в кабинет. За ним увязался начальник БИХ (бюро инструментального хозяйства) Семёнов.
   - Гена, мне тут историю рассказали про главного бухгалтера смежного нам предприятия, - микропауза, можно сказать на вздох и продолжение повествования. - Значит, он всю жизнь отработал на одном заводе.
   - Ты на что намекаешь? Сколько можно этим попрекать? - с раздражением отреагировал Агапеев. Далее, более спокойно продолжил. - Тогда меня бес попутал, согласился возглавить одну из финансовых пирамид. Знакомые соблазнили большими деньгами, будь они не ладны. Я там месяц даже не отработал. Сразу, как понял, куда я вляпался, так к нашему «тяти» прибежал и упал в ноги со словами: «Виктор Алексеевич, прости меня, пожалуйста, возьми обратно». Вот и вся история, - ещё в заключение добавил. - Да и давно это было.
   - Как ты мог подумать! Чтобы я тебя упрекнул в чём-то?! Упаси Бог! – эмоционально, со стороны могло показаться, что даже искренне, возмутился Семёнов. - Там ситуация другая. Главный бухгалтер того предприятия каждый раз перед началом работы заглядывал в один и тот же ящик письменного стола. Всех его сослуживцев это страшно интриговало, - Следующее предложение Владимир Александрович произнёс голосом заговорщика. - На следующий день, как он вышел на пенсию, сотрудники открыли ящик, а там листок, на котором написано: «Дебет – слева, кредит – справа».
   - Семёнов, не смешно, - остановившись около дверей своего кабинета, произнёс Геннадий Алексеевич. Начальник БИХ уже не слышал этого, его интерес был направлен на девушек бухгалтеров, которые в коридоре с документами на подпись ожидали своего шефа. Грациозно шевеля плечиками, шаркая туфельками и держа впереди себя листки бумаг, они пытались подобраться к телу главного бухгалтера. Самая проворная вслед за Агапеевым проскользнула к нему в кабинет, двое остались стоять около дверей.
   - Здравствуйте, девочки, - таким ухарем поприветствовал их Семёнов.
   - Здравствуйте, Владимир Александрович, - звонко хором ответили девочки. Девочкам этим было около тридцати лет. Ему чуть за сорок.
   - Как уик-энд? – играя бровями, спросил Семёнов.
   - Хорошо, - так же звонко дуэтом пропели бухгалтера.
   - А я вот в эти выходные в немилость к жене попал, - опустив глаза и склонив голову, констатировал сей факт Владимир Александрович.
   - И что так? – спросила одна из них.
   - Мою записную книжку супруга решила полистать, а там, напротив номеров телефонов Людмилы и Галины (имена собеседниц) стоит буква «Б», - подняв голову и наведя глаза в потолок, произнёс. - Скандал был. Долго пришлось объяснять, что это не то, что она думает, а всего лишь, обозначает бухгалтерия. Мне, кажется, она до конца не поверила. Если будет звонить, подтвердите.
   - И что подтвердить? – лукаво улыбаясь, спросила теперь уже другая девушка.
   - Бухгалтерия, конечно, мои ненаглядные, бухгалтерия, - удаляясь, пояснил Семёнов.
   Приняв посетителей и подписав все бумаги, Геннадий Алексеевич сидел в удобном кожаном кресле и смотрел в окно. Лето. До конца недели оставалось доработать и в отпуск. Они с женой в этом году едут к родственникам в Анапу. Билеты уже на руках. Поезд, купе, чемоданное настроение. Предвкушение моря, солнца, домашнего вина, фруктов. Радующие глаз загорелые женские тела, от моря и солнца, благоухающие свежестью. Ветреность в мыслях и поступках. Юг, юг…
   Мечты прервала Анна, появившаяся на автомобильной стоянке. Она бегом, семеня ногами в туфлях на высоком каблуке, развевая юбкой в сборку, сверкая голыми коленками, в глубоко расстегнутой кофточке подскочила только что к подъехавшей машине. Иномарка, с затемнёнными стёклами из которой, опустив окно, высунул бритую голову «пацан» лет тридцати. Он что-то ей говорил, она что-то отвечала, как тоненькое деревце на ветру, плавно в такт речи, покачиваясь из стороны в сторону. Разговор был недолгий, как подошла, так же быстро и упорхнула. «Что её связывает с этим полубандитом?» - задумался Геннадий Алексеевич. Ещё, где-то в глубине мозга в самом затаённом углу шевельнулась другая мысль: «А что её может связывать со мной, с полуинтеллигентом в первом поколении?» На оба этих вопроса он так и не нашёл у себя чёткого ответа.
   Всё началось чуть больше года назад. Геннадий Алексеевич по «электронке» получил послание: «Извиняюсь за моё вторжение в Вашу жизнь. Нет возможности больше скрывать. Вы мне очень нравитесь как зрелый, состоявшийся мужчина. Мне ничего не надо, я мечтаю только о редких, коротких встречах. Может, конечно, всё это зря». Обратный адрес отправителя: blondinka90_60_90@mail.ru
   Если дама одинока, то Агапеев никогда не чурался посетить её дома. Если обременена мужем, тогда предлагал отъехать на автомобиле за город. Это послание попахивало романтизмом. Он был готов к адюльтеру, но никоим образом к высоким чувствам. Любой роман в его понятии должен завершаться хэппи-эндом, то есть, с чего начался тем и закончиться. А именно, жена утром провожает его на работу. Поэтому, терзаемый противоречиями, так и ничего не смог написать в ответ.
   Через неделю получил повторное письмо: «Я Вас понимаю. Вы занятой человек. Простите меня, что я позволила проявить к Вам интерес». В этот раз Геннадий Алексеевич не выдержал и всё-таки настучал на клавиатуре: «Не надо извиняться. Судя по посланиям, Вы - молоды. Мне льстит Ваше внимание. Но мне 48 лет, обременён семьёй. Что я могу Вам дать? Наспех короткие встречи, прячась от людей». Ответ пришёл сразу: «Не отвергайте меня. Я согласна на любые условия!!!» Агапеева бес ткнул под ребро.
   Вот так и завязались отношения у Геннадия Алексеевича с Анной. Она работала в заводской бухгалтерии, и было ей 26 лет. За этот год Анна из рядовых бухгалтеров по карьерной лестнице шагнула на должность руководителя группы. В день рождения получила в подарок лично от Геннадия Алексеевича колечко с фианитом. А так же с момента их близкого знакомства, стала каждый месяц приглашаться в заводскую кассу, чтобы расписаться в ведомости за дополнительную премию. Всё это происходило, конечно, не без участия Геннадия Алексеевича, но и Анна старалась. Контакт у них после работы был плотный, поэтому он смог разглядеть в ней специалиста, а ей представилась возможность раскрыться, как профессионалу. Всё по-честному!
   К исходу обеденного перерыва, когда Агапеев увлечённо раскладывал за компьютером пасьянс, сотовый телефон, лёжащий на столе, пытаясь спрыгнуть, побежал на край, по ходу издавая звук: «Вжи, вжи». Именно так, и именно два раза. Это пришло сообщение. Геннадий Алексеевич не являлся прорицателем, но угадать текст послания мог с вероятностью фифти-фифти. «Котик, сегодня мы встретимся?» Или возможен был другой вариант: «Ты можешь! Пусть сегодняшний день станет днем, изменившим твою жизнь! Пошли ответ, и выиграй 1 из 34 BMW X3». В жизни ничего не хотелось менять. Поэтому склонялся к варианту о котике. Угадал. Утром или вечером с угадыванием было бы сложнее, так как в это время суток регулярно, при чём с разных телефонов, приходили послания с мольбой: «Мама, у меня проблемы! Срочно положи 500 р. на (………..)! Позже всё объясню». Геннадий Алексеевич ещё мог поверить в существование такого количества ему неизвестных его детей, но чтобы он при этом являлся мамой?! Как-то не укладывалось в его голове. Поэтому никогда не клал деньги на заявленные номера телефонов.
   Получив послание, котик задумался. Заглянул в ящик письменного стола, закрывающегося на ключ, убедился, что пластик таблеток «Виагра» до конца не был использован. Сей факт, определил положительный ответ. Написал: «Буду ждать. Как обычно». Тут же набрал телефон жены и разочарованным голосом произнёс: «Татьяна, мне сегодня придётся задержаться, не теряй меня».
   После работы в оговоренном месте Геннадий Алексеевич на своей машине подобрал Анну и они, отъехав по федеральной трассе в сторону областного центра километров десять, уединились в придорожном кафе. Агапеев заказал два шашлыка, себе чаю, спутнице литр пива. За ужином они мило беседовали. Точнее говорила Анна: « Ты, прикинь, эта стерва…. Если она ещё раз меня зацепит… Людка, слышал, со своим разошлась, теперь с механиком из четвёртого цеха живёт.… А Катька, полный отпад, с любовником в отпуск на море ездила, и муж знал». Геннадий Алексеевич не слушал её, эти истории похожие между собой, с меняющимися главными героями, были ему не интересны. Он просто наслаждался обществом молодой женщины.
   Закончив трапезу, Агапеев расплатился, и они отправились в обратный путь. Не доехав до Захолустьева, он свернул на просёлочную дорогу, петляя между деревьями, кустами, ямами, остановился под густыми ветками берёз. Можно сказать – спрятались. Сначала слились в поцелуях. Затем Анна, оседлав Агапеева, искусно владея пальцами рук, раздела себя и Геннадия Алексеевича. Она была ведущая, он подхватывал за ней движения. Как жаждущая влаги, схватив алюминиевую банку с напитком, открыла, выпила, скомкала, выбросила. Она – пьющий, он – банка. После окончания процесса каждый по отдельности поправил свою одежду и привёл себя в порядок.
   Агапеев открыл дверь в квартиру, в зале был включен телевизор. Он, сняв обувь, прошёл по коридору и заглянул в зал. Жена, поджав ноги под себя, сидела на диване и смотрела очередной сериал.
   - Добрый вечер! – поприветствовал он тихим, кротким голоском.
   - Лапша на плите, котлеты в холодильнике, - ответила она из того телевизионного, вымышленного мира, где сейчас находилась.
   - Спасибо, я на работе перекусил, - виновато промолвил Агапеев.
   - Гена, не бережешь ты себя. Всё работаешь на износ и работаешь, - откуда-то издалека, из другой жизни раздался голос жены. Агапеев ничего не ответил, пошёл переодеваться. Сняв одежду, закинул её в стирку, а сам направился мыться в ванну.
   После омовения, он вышел в шёлковом халате и прилёг на диван рядом с супругой. Геннадий Алексеевич положил свою голову ей на колени и закрыл глаза. Она машинально стала перебирать руками в копне его волос и продолжала дальше смотреть телевизор. «Звонила Оксана, они с Вадиком поругались. Теперь не разговаривают, - спустившись на минуту с небес, сообщила Татьяна, о сложившейся ситуации с их дочерью и её мужем. Помолчав, добавила. - Вот мы с тобой живем, душа в душу».
   Когда время подошло ко сну, Татьяна, нажав на кнопку, рядом лежавшего пульта, выключила телевизор. После чего строго произнесла: «Гена, готовься!» Гена пошёл в спальню готовиться. Лёг на живот, приспустил трусы и стал ждать, пока она наберёт лекарство в шприц. Татьяна, похлопав ладошкой и протерев спиртом намеченное место, вонзила укол в ягодицу.
   Проблемы возникли у Агапеева около года назад, то есть с двумя женщинами близкое общение в один день не получалось. Количество возможностей теперь делилось на два с меньшей вероятностью для жены. Обделённая супруга восприняла это, как переутомление. Переутомление связанное, именно, с работой, с самим процессом служения родному заводу. Так как потребность Татьяны в Геннадии Алексеевиче оставалась прежней, она занялась восстановлением его формы. Вера в современную медицину, подпитываемая постоянной рекламой, не давала ей успокоиться. Агапеев пил различные чаи и снадобья, глотал какие-то пилюли, а теперь дело дошло и до уколов. Не будем порочить достижения фармацевтов, возможности у Геннадия Алексеевича возросли, просто вероятность у Татьяны уменьшилась.


Стр 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26



ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ