БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Виктор Афоничев

Кэш

Стр 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Глава 18

   Последнее воскресенье октября. Накануне весь вечер анонсировали подаренный час времени. Впереди будет последнее воскресенье марта, там манипуляции с вечностью назовут не броско: «Перевод стрелок на один час вперёд». Но будет опять последнее воскресенье октября, снова подарок. Спасибо. Спасибо за трогательную заботу.
   Семёнов ещё с вечера перевёл часы и уже видел сны по режиму нового времени. Рядом на койке безмятежно спала жена, в соседней комнате во власти бога Морфея, не путать с химическим веществом, находился сын. В семь утра по старому времени в коридоре стала ходить собака. Собака не знала о подаренном часе. Она не дождавшись, когда её поведут гулять, открыв лапой дверь, зашла в спальню. Тихо скуля, ткнула несколько раз мордой в лицо Семёнову и даже лизнула его по носу. Владимир Александрович, приоткрыв глаза, показал животному на будильник, стоящий на тумбочке около кровати и, прочертив пальцем, круг на циферблате, шёпотом произнёс: «Мотя, сегодня часы перевели на час назад. Ещё шестьдесят минут спим. Потом пойдём на улицу. Иди, поспи». Собака, наклонив голову на бок, непонимающе взглянула на хозяина. Семёнов засопел, скотина удалилась.
   Щенка пять лет назад на день рождение подарила тёща внуку. Внук очень хотел собаку, и мама не возражала. Папа был только против. У ребёнка интерес к животному исчез через две недели. Обещанные: «Я буду с ней гулять сам». Были забыты. При абсолютном отсутствии других вариантов, Семёнову перешла обязанность – мотаться утром и вечером вокруг дома. Поэтому и кличка – Мотя. Со временем всё стало настолько органично, что брошенная женой фраза: «Ты и твоя скотина…». Воспринималась однозначно, как собака и Семёнов.
   Поднявшись в семь утра, но по новому времени, Владимир Александрович тихонько отправился в туалет и ванну. Домочадцы продолжали видеть сны, сегодня был выходной день. Пока Семёнов приводил себя в порядок, заподозрил что-то неладное. Рядом не вился Мотя. Он заглянул в коридор, собака лежала на своей подстилке, сжавшись в комок, и жалобно смотрела на хозяина. «Что-то натворил», - мелькнула мысль. Заглянул в зал, на ковре была куча дерьма. Можно натыкать собаку мордой, отлупить. Что толку?! Вам никогда не приспичивало? Вот и весь ответ. На их эксперименты, она ответила своими экскрементами. «Смело», - произнёс вслух Владимир Александрович. Семёнов убрал совком собачий «привет» и полил это место моющим средством. Потом только со своим четвероногим другом он пошёл на прогулку. На улице Мотя всё время крутился рядом с Семёновым, виляя хвостом и пытаясь заглянуть ему в глаза. Вернулись быстро.
   Чтобы полностью скрыть следы последствия подарка правительства, Владимиру Александровичу пришлось после прогулки пылесосом делать влажную уборку. Когда он вывешивал сушиться на лоджии ковёр, зашла в зал в халате, зевая и потягиваясь, жена.
   - Семёнов, совести у тебя совершенно нет. Мы ещё спим, а ты ходишь как слон. Пылесос в придачу включил, - незлобно выговорила супруга.
   - Дорогая, совесть - предмет ненужный в наше время, - подойдя к ней и чмокнув в щёчку, ответил Владимир Александрович.
   - Сейчас схожу в ванну, потом приготовлю завтрак, - флегматично продолжила она разговор.
   Пили чай с горячими оладьями, окуная их в блюдце с мёдом.
   - Николай опять всю ночь в Интернете просидел. Теперь до обеда спать будет, - свою озабоченность высказала мама.
   - Марина, выходной же. В такие дни у парня и школа, и спорт, - успокоил жену Семёнов.
   - А вдруг он там порнографию смотрит?
   - Что за ханжество? Хуже, если он её не смотрит.
   - Ты в его годы смотрел?
   - Конечно, по Интернету.
   - Врёшь. Тогда Интернета не было.
   - Зато немые в электричке чёрно-белые фотографии продавали полуобнажённых красоток, игральные карты с голыми девицами, - изображая дактилологию, жестикулируя пальцами около губ, проговорил, жуя Семёнов.
   - Подлец! – с раздражением сказала Марина
   - Ты ревнуешь? – спокойно улыбаясь, спросил Владимир Александрович.
   - Клоун! – подобрав ещё одно слово, характеризующее мужа, высказалась жена.
   - Давай лучше на другую тему поговорим, - предложил Семёнов.
   - Ты, всегда, нарочно меня злишь? – всё не могла успокоиться Марина.
   - Николай в следующем году заканчивает школу. Будет поступать в институт. После учёбы уже в Захолустьев, я думаю, он не вернётся жить. С работой здесь плохо. Нынче почти вся захолустьевская молодёжь в областном центре трудиться. А это очень рано вставать и поздно возвращаться. Никому такой жизни не пожелаешь. Надо покупать там квартиру, - своё предложение вынес на семейный совет Владимир Александрович.
   - Где такие деньги взять?
   - Есть деньги. У отца летом одинокая двоюродная сестра в Красноярске умерла. Пока вопрос по наследству решался, я тебе не хотел раньше времени говорить. Вот буквально вчера стало ясно, что ему полагается доля. Папа деньги получает, сразу квартиру покупает. Дарственную на Николая оформит. Он сам так захотел, - источник неожиданно свалившегося богатства озвучил Семёнов. – Ты никому не рассказывай. Лучше, чтобы никто не знал. А то потом с расспросами замучают, - предостерёг Владимир Александрович
   - Хорошо. Никому не расскажу, - уже успокоившись, согласилась Марина.
   Несколько минут Семёнов молча, сидел в раздумьях, после чего задал вопрос:
   - У тебя мать в деревне корову держит и когда стрелки часов переводят, она как её доит, по старому или по новому времени?
   - Они в деревне вообще часы не переводят.
   - Почему?
   - А зачем?
   - И то верно, - с облегчением произнёс Семёнов, услышав решение, мучавшего всё утро вопроса. - Спасибо. Пойду в гараж, из погреба картошку и солонину привезу. А то до следующих выходных не дотянем, - поблагодарил за завтрак Владимир Александрович, и стал собираться на улицу.
   Спускаясь по лестнице со своего третьего этажа, он на первом столкнулся с выходящим из лифта Агапеевым.
   - Доброе утро, Геннадий Алексеевич! Вот теперь ты не отвертишься. А то, когда я на работе приношу счета на оплату, ты всегда говоришь, что ничего мне не должен. Тут оказывается должник ты мой.
   - Здравствуй, Владимир Александрович! Это почему?
   - Ты лифтом пользуешься, а я нет. Платим вместе. Значит, я оплачиваю частично твою поездку. Вот долг и получается.
   - Владимир, просто сегодня воскресенье. И есть возможность воспользоваться дарами цивилизации. В будние дни все в одно время бегут на работу. Его разве дождёшься?! Так что утром всегда спускаюсь пешком. В игру «Кто быстрей нажмёт кнопку?» не играю. Вот, когда домой возвращаюсь, пользуюсь лифтом. Если, конечно, он не сломан и нет попутчиков.
   - Геннадий Алексеевич, это почему? Вроде ты не молодая девица, чтобы честь блюсти, - поинтересовался Семёнов.
   - Всё очень просто. Как-то с соседом с девятого этажа застряли вместе в лифте. Мужик он на вид адекватный. А пять минут побыл в заточении, агрессивный стал. Стучит, кричит. Смотри – сейчас меня отлупит. И трезвый, понимаешь. Потом мне один знакомый врач-психиатр объяснил, что так на некоторых людей действует замкнутое пространство, когда они не могут из него тотчас же выбраться, - пояснил Паклин.
   - Интересно.
   - Жена у меня вообще лифтом два последних года не пользуется. Началось с того, что как-то вечером она решила в магазин сходить. А от соседей в это время подвыпившая парочка вышла. Ей вместе сними, пришлось спускаться. В это время у мужика «крыша поехала». Он стал прыгать и кричать прямо в кабине, что он десантник, в боевой машине десанта десантировался, а вот так ещё не приходилось приземляться. Страха натерпелась она тогда! С тех пор, лязг металлических канатов, вызывает у неё нервный приступ, - обычную городскую историю поведал Геннадий Алексеевич и продолжил дальше повествование. - Ты, вот, на третьем этаже живёшь, лифтом почти не пользуешься. А как же первый этаж? И тоже ведь платят деньги! Я, чисто ради любопытства, подсчитал, в какую сумму для меня обходиться одна поездка вверх или вниз. Оплата берётся с площади. У нас трёхкомнатная квартира. Для объективности картины полгода вёл учёт, сколько раз за месяц я пользовался этой услугой. Так вот получилось, что один подъём или один спуск по деньгам соизмерим с проездом в общественном транспорте. Заметь - путешествие автобусом по Захолустьеву является шиком. Экономные граждане на работу и с работы на такси добираются. Группируются по четыре человека и едут, так на два рубля дешевле выходит, - своими наблюдениями поделился Агапеев.
   - Чувствуется бухгалтер, - искренне выразил свой восторг Семёнов.
   - Безусловно, профессия на человека откладывает отпечаток. Достоверная история. Где слышал, уже не помню. После победы в 1945 году наша военная делегация поехала в Америку. В Нью-Йорке рядовой, для каких целей он был взят, не знаю. При осмотре небоскрёбов заявил: «Тяжело будет этот город брать. Дома высокие». Кто из американцев знал русский язык, сразу выпали в осадок, - байку в пример привёл Агапеев.
   - Надо было брать. В 1945 году мы на ходу были, - своё резюме высказал Семёнов.
   - Конечно, жаль. Но история не терпит сослагательного наклонения, - тоже был не против захвата города Нью-Йорк Геннадий Алексеевич и продолжил дальше свои выкладки. – Кроме основной оплаты за лифт мы «Энергосбыту» дополнительно платим за шесть киловатт в месяц с квартиры за освещение в кабине. Я - не инженер, я – бухгалтер, поэтому умею только считать. Перемножив количество квартир в подъезде на шесть киловатт, и получив итог. Хочется спросить: «Они хотят, чтобы нам было там светло? Или они хотят поджарить нас там, как цыпок в духовке?» Ещё напрашивается вопрос: «А основная оплата – это что услуга, предоставляемая нам без света?»
   - Интересно. Никогда не задумывался над этим, - произнёс Семёнов.
   - Ты вообще читал договор с «Энергосбытом», когда заключал его?
   - Нет.
   - Мы же ещё дополнительно платим за семь киловатт с квартиры в месяц, - тряся указательным пальцем, словно грозя кому-то, войдя в раж, эмоционально докладывал Агапеев о повседневно встречающихся в жизни загогулинах. - Дословно скажу, как прописано в договоре: «… за освещение мест общественного пользования и технологические потери». Места общественного пользования – это только подъезд или плюсом ещё улица? Не понятно. Если про подъезд, как место общественного пользования, то правильно подмечено. Согласен. Срамота. Да и на улице отдельные индивидуумы, которых становиться последнее время всё больше и больше, до ветра ходят, не стесняются. Вон у пивного ларька рядом с нашим домом трава в радиусе пятидесяти метров никогда не растёт. Залили хомобибиенсы. И такое амбре надо заметить насыщенное, что глаза выедает, - скакал от одной мысли к другой Геннадий Алексеевич.
   - Культуры нет, - резюмировал Семёнов.
   - Кстати тоже достоверная история. В советское время проходит совещание партийных бонз социалистических стран. Наш товарищ по праву старшего брата доскрёбся до венгра или чеха, точно не могу сказать: «Зачем вам венграм или чехам нужен департамент морского флота, когда вы не имеете выхода в море?» И знаешь, что ему ответили?
   - Нет.
   - Мы же не спрашиваем, зачем вам русским министерство культуры?
   - Интересно.
   - Ещё, что я заметил – в местах общественного пользования обилия оплаченного нами освещения не наблюдается. Единственное логическое объяснение всему этому нахожу в том, что все средства ушли на погашение технологических потерь. Теперь о самих потерях. Это как я понимаю в большей части - неучтённая, кем-то сворованная электроэнергия. Они не хотят за этим следить. А я, как порядочный человек, расплачивайся?! И почему у нас честные граждане платят за всех? У них, то есть в капиталистических странах, это делают богатые. Хотя уже в тарифе, что мы платим по счётчику, сдаётся мне, всё это сполна заложено. И технологические потери, и освещение мест общественного пользования, и бонусы работникам «Энергосбыта», и даже их пикники. Основание мне так считать даёт то, что тем же китайцам мы продаём электроэнергию дешевле, чем своим согражданам. Спасибо всемирной паутине за возможность узнать правду.
   - Монополия. Не поспоришь, - очередной раз резюмировал Семёнов.
   - Тогда получается отношения с Китаем – рыночные. А тут в своей стране – обдираловка?!
   - Наверное.
   - Ещё нюанс есть. Ты платишь за свет через почту или через сберкассу? – задал вопрос Геннадий Алексеевич.
   - Жена у меня этим занимается.
   - А я вот это делаю сам.
   - Понятно. Ты – финансист. Тебе сподручней.
   - Первое время я платил на почте, до десятого числа, всё в срок. Предпочтение отдавал, такому способу расчёта, так как там меньше народу. Не люблю очереди. В детстве настоялся за дефицитом. Тут получилось, что заплатил за свет через сберкассу. Они мне выдали свой квиток, по их выкладкам у меня пеня выходит. Стал разбираться. Оказывается, через почту деньги не сразу поступают на счёт «Энергосбыта», а попрошествии несколько дней. Вот так у меня сложилась просрочка в платежах. Но договор же я не нарушил, о таких тонкостях меня никто заранее не предупредил. На что мне мурло с юридического отдела «Энергосбыта» ответил: «Не нравиться, подавайте на нас в суд». А при нашей действительности, если при любом случаи обращаться к фемиде, всю жизнь положишь на алтарь борьбы за справедливость.
   - Верно, - согласился Семёнов и задал очередной вопрос. - Ты счётчики поставил на воду?
   - Да.
   - И как?
   - Почти в четыре раза стал меньше платить.
   - Экономишь? Не моешься? Или магнит сверху положил?
   - Почему. Каждый день и я, и жена душ принимаем. Стираем. Всё также. А хитрить, я не приучен.
   - Тогда получается «Горводоканал» лишний расход воды заявляет? – свою догадку в виде вопроса высказал Владимир Александрович.
   - Да. Я и тут всё посчитал, - чувствовалось, что наступили на любимый мозоль Геннадия Алексеевича. На эту тему со знанием дела он мог говорить бесконечно долго. - Взял количество жителей Захолустьева умножил на объём воды, который «Горводоконал» нам на оплату выставляет.
   - И что? – перебил Семёнов, торопясь услышать ответ.
   - А получается то, что вся вода с нашей местной речки с района её забора должна протекать по трубам «Горводоконалала» и та влага, которую мы жадно не выпили, только после этого возвратиться в привычное русло вниз по течению в районе очистных сооружений.
   - Даже так?
   - Почти. С очень небольшой долей аффекта.
   Они уже минут пятнадцать разговаривали на улице около подъезда. Подошедшая женщина со словами: «Мужики подвинься», бесцеремонно отодвинула их локотком, таким образом, освободив себе место, наклеила на входную дверь объявление.
  
  

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!

   ВАС НАГЛО ОБМАНЫВАЮТ, ТОЛЬКО ОРГАНИЗАЦИЯ «УЮТ» ИМЕЕТ ПРАВО СОБИРАТЬ ДЕНЬГИ ЗА ЖИЛИЩНО-КОМУНАЛЬНЫЕ УСЛУГИ.
   С УВАЖЕНИЕМ, АДМИНИСТРАЦИЯ «УЮТ»
  
  
   - Ты, что на это скажешь? – спросил у своего визави Семёнов.
   - ЖКХ – становиться лакомым куском. Льготы нынче монетизируют, государство ещё дополнительно выделяет деньги на капитальные ремонты. Финансовые потоки будут аккумулироваться в организациях, кто обслуживает жильё. Поэтому столбить свою делянку, как во время золотой лихорадки сюда ринулись обуреваемые наживой авантюристы всех мастей. Цель у них – отмывать деньги. Представители «Уюта», «Миража», «Реала» прошли по домам, провели агитацию за себя, собрали подписи с жильцов. Мы как сердобольные граждане наобум расписались за всех. Теперь получается интермедия, с нашим с тобой участием. А у них коллизия.
   - А куда всё-таки платить деньги за квартиру?
   - Хоть кому, все возьмут, никто не откажется. Куда правильно платить, вот в чём вопрос. Я в администрацию звонил, интересовался у ответственного за проведение жилищно-комунальной реформы в Захолустьевском районе, этот господин через подъезд в нашем доме живёт. Он посоветовал мне думать головой. Тогда я прямо спросил: «Куда вы платите?» Разволновался товарищ, трубку бросил.
   - Получается власть…
   - Безмолвствует, - перебил Агапеев.
   - Надо в сорок пятом было брать Нью-Йорк. На ходу мы были тогда, - всё не мог смириться с исторической несправедливостью Владимир Александрович.
   - Сдаётся, не только Нью-Йорк брать надо было, - как-то туманно подытожил Геннадий Алексеевич.
   Агапеев пошёл по своим делам, Семёнов отправился за картофелем. В гараже Владимир Александрович набранные из погреба припасы загрузил в свою «Ниву» и поехал домой. По дороге его обогнал трёхсотый «Лексус». В мозг влезла мысль, как вирус в компьютер: «Почему у меня нет такой машины?» С этого момента это станет лейтмотивом.
   В размышлениях Семёнов зашёл в подъезд, естество отказывалось идти пешком. Ноги сами отправились в сторону двери, за которой, нажав кнопку, с лёгкой вибрацией и с металлическим шумовым сопровождением творение рук человеческих поднимет на любой этаж. Впервые Владимир Александрович обратил внимание на правила пользования лифтом. Свод требований венчала следующая надпись: «С фирмой «ОТИС» - лучший путь наверх». Задумался: «Наверх – это перемещение тела или души?»


Стр 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26



ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ