БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Виктор Афоничев

Кэш

Стр 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Глава 21

   Вторая суббота, как Сидоров исполняет обязанности директора. В областном центре назначен митинг в поддержку президента. Накануне на «Пимокатный завод» звонили с регионального представительства партии с вопросом:
   - Поддерживаем или как?
   На что Владимир Леонидович ответил:
   - Всем заводом не обещаю, но руководство предприятия и выборные представители от трудового коллектива обязательно будут солидализироваться.
   - Вот и ладненько, - получил в ответ.
   Так что в субботу начальники цехов и отделов, изъявив желание, поддержать нашего президента, пришли на сборный пункт около заводского Дома культуры. Тут же переминаясь с ноги на ногу обособленно около своего личного «Рендж Ровера» стоял Бабло.
   В назначенное время прибыл автобус, внутри которого уже находился Сидоров. Дмитрий Михайлович, попросив о помощи Семёнова и Парфёнова, из «Рендж Ровера» перенёс пакеты и коробки в салон подъехавшего транспорта. После чего Бабло с пульта закрыл машину и оставил её около Дома культуры. А сам вместе со всеми сел в автобус.
   - Дмитрий Михайлович, это у тебя не взрывчатка? – шутливым голоском спросил Сидоров.
   - Владимир Леонидович, это жидкое и твёрдое горючее. Жидкое будем пить, твёрдое есть, - также весело разъяснил Бабло.
   Автобус тронулся в направлении областного центра. В это время Дмитрий Михайлович ловкими быстрыми движениями, подключив ещё в помощь других пассажиров, организовал походный банкет. Бабло на ходу, с наполненной пластиковой стопкой, стоя в проходе между сидениями, предварительно окинув взором аудиторию и убедившись, что у всех налито, двинул речь:
   - Я хочу произнести тост. Сегодня мы стоим на пороге грандиозных преобразований нашего завода, так как нам с вами выпала честь и удача трудиться бок о бок с Владимиром Леонидовичем. Я уверен, что под его руководством мы покорим любые вершины. Поэтому разрешите мне пожелать Владимиру Леонидовичу долгих лет директорства, а нам с вами всегда соответствовать высокому уровню нашего руководителя.
   Кто-то из присутствующих выкрикнул:
   - Предлагаю выпить до дна.
   - До дна, - пошёл гул по салону автобуса.
   - Торопитесь. Я ещё не директор, а только исполняющий обязанности, - немного смущаясь, поправил Сидоров.
   - Будете, - прозвучал единый хор голосов.
   После этого прорвало желающих высказаться на тему, как всем присутствующим повезло, что выпало жить в одно время и вместе трудиться с Сидоровым. Некоторые из трибунов, беспокоясь, что их из-за шума не все смогут услышать, требовали непременно остановить транспорт. Спичи вылетали, как пули из пулемёта. Автобус нервными рывками продвигался в сторону областного центра.
   Семёнов на очередной стопке уже почти уверовал в то, о чём говорили ораторствующие, как его в бок толкнул рядом сидящий Попрыгаев:
   - Владимир, ты не знаешь, что произошло с президентом? Почему его надо поддержать?
   - Понятия не имею. А что? – ответил Семёнов.
   - Я вот думаю, прошлый употреблял и по слухам, даже, много. Мы в него верили, поддерживали, мол, исправиться. Этот вроде ни-ни. Может у него случилось какое-то несчастье? А нам об этом не говорят, скрывают правду от народа. А? – не унимался Владимир Никитович.
   - Ничего не слышал.
   - А в интернете?
   - Ни какой информации.
   - А данные ВЦИОМа (Всероссийский центр изучения общественного мнения)?
   - Почти 100% россиян поддерживают политику своего президента.
   - А у американцев?
   - Всего 35,7%.
   - У нашего?
   - У своего.
   - Видно хуже нас америкосы живут.
   - Не знаю. Не был там.
   Делегация «Пимокатного завода» прибыла в областной центр, когда уже закончился митинг. Все шли с центральной площади от памятника Ленину, а они во главе с Сидоровым, наоборот, двигались к нему. Подойдя к каменному Ильичу, молча, развернулись и пошли обратно.
   В Захолустьев возвращались без остановок, но с песнями. Кто пел, а кто и орал. Процессом издания подчинёнными звуков руководил Сидоров. Он дережировал. При самом въезде в город Владимир Леонидович, закончив махать руками, приказал остановить автобус и, встав в начале салона лицом к коллегам, произнёс:
   - Спасибо, друзья, что вы сегодня откликнулись на мою просьбу и все как один приняли участие в акции поддержки нашего президента. Надеюсь, что мы всегда будем работать одной сплочённой командой. Теперь открою вам тайну. Любовь Ивановна Веселова у нас уходит на пенсию. В понедельник будет подписан приказ о назначении Фаины Сергеевны Козик заместителем директора по логистики.
   Попрыгаев снова ткнул кулаком в бок Семёнова.
   - Так, Веселова у нас же начальник отдела маркетинга, причём тут логистика? – задал вопрос Владимир Никитович.
   - Это в принципе одно и то же, ни за что не отвечаешь - пояснил Владимир Александрович.
   - А-а-а, - издал звук Попрыгаев, сигнализируя, что понял. Ровно две минуты Владимир Никитович сидел молча, после чего опять обратился к Семёнову. - Слушай, Козик, ведь, – начальник АХО (административно-хозяйственный отдел). Причём тут…?
   - Это тем более одно и то же, - перебив на полуслове собеседника, объяснил Семёнов.
   - Послезавтра подпишу ещё один приказ, - раздухорившись продолжил Владимир Леонидович доводить свою волю подчинённым. – До решения кадрового вопроса по руководителю нашего предприятия назначу на свою прежнюю должность, временно исполнять обязанности начальника измерительной лаборатории Кобылко Фаину Марковну.
   Попрыгаев опять нанёс удар Семёнову.
   - Что они заканчивали? – спросил Владимир Никитович.
   - Не знаю, но, судя по их суждениям и манерам, свои университеты обе проходили на майдане.
   - В каком смысле?
   - В разговоре хоть та, хоть эта обязательно пытаются перекричать собеседника. И надо заметить небезуспешно, могу предполагать причина тому – тренировка и опыт. А если по работе что-то необходимо у них завизировать, просишь четыре, к этому прилагаешь расчёты, вычёркивают со словами: «Хватит и двух». На все случаи жизни у них три стандартных ответа: «Я тебя не видела. Ты тут не стоял. И где же меня на всех вас хватит?» То есть: « Ты до этого ко мне по этому вопросу не обращался. Я об этом впервые слышу. И почему я должна решать твои проблемы?»
   - Владимир Леонидович, разрешите мне высказаться, не могу молчать, - опять встрепенулся Бабло и, получив от шефа взглядом одобрение, продолжил. – Мы очередной раз убедились в мудрости нашего руководителя. Кобылка Фаина Марковна и Козик Фаина Сергеевна – достойные кандидатуры. У меня сейчас созрело предложение другого плана. Мы сильны своим коллективом внутри предприятия, но чтобы с нами ещё больше считались в Захолустьевском районе и области, и «Пимокатный завод» мог лоббировать свои решения на этом уровне, надо иметь своих депутатов в местных структурах власти. Поэтому предлагаю организоваться и путём самовыдвижения пойти на выборы по всем округам. Тем более такая процедура допустима последний раз. На следующих выборах можно будет баллотироваться только по партийным спискам. Смотришь, где-нибудь и выиграем. Я считаю, следует разбавить депутатскую кровь, а то там одни педагоги да медики вперемежку с мутными личностями верховодят. Если что и мы сверстать местный бюджет сможем, не ошибёмся.
   В салоне автобуса воцарилось молчание, которое прервал сам Сидоров:
   - Что же, разумное предложение. Тогда я думаю, выражу общее мнение, пусть координатором будет Дмитрий Михайлович. Он подготовит списки кандидатов от завода, подберёт проходные фигуры, у нас есть много достойных, уважаемых людей.
   Попрыгаев наклонился к уху Семёнова и тихо произнёс:
   - Владимир, учись. Перед нами представлен тип человека - пройдоха редкостный. Обрати внимание, как шельма всё обставляет, всё просчитывает. Если бы это Бабло Сидорову один на один предложил, то тот ещё подумал, кого старшим поставить над выборами. На эмоциях сыграл наш герой, всё спонтанно вышло. Каждым своим действием, принуждает соперника к ходу, который нужен ему. В шахматах это называется цугцванг. На словах, вроде, о благе завода печется, но чувствую, по всем признакам, самый большой навар к нему приплывёт. Моя интуиция мне подсказывает, что замыслил Бабло в областные депутаты баллотироваться. И всё подводит к тому, что не он этого захотел, а мы его должны попросить. Вот увидишь, так оно и будет. Нас он вскоре кандидатами в районные определит, а про себя ввиду своей скромности сначала забудет. Когда мы вспомним об этом, останется ему один путь – в областные депутаты идти. Дойдёт, не дойдёт - не знаю, но во время прений нагреться нагреется это точно. В общем, минимум два месяца он при делах будет. А там, как говорил Хаджа Насреддин: «Или бай помрёт, либо я, или ишак сдохнет».


Стр 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26



ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ