БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Виктор Афоничев

Кэш

Стр 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Глава 26

   В понедельник ещё до начала рабочего дня, внимательно смотря под ноги, Сидоров прохаживался по своему кабинету. С некоторых пор, то он, то техничка во время уборки, на полу стали находить монеты. Он бы не придал этому значение. Ну, обронили посетители мелочь. Что тут такого? Владимира Леонидовича привлекло то, что монеты были, только, достоинством два или пять рублей и никаких других. Данная странность подвигла его обратиться к своему куратору из ФСБ. Рыцари плаща и кинжала, тщательно обследовали кабинет, установили видеоаппаратуру и дали соответствующие указания Сидорову. За очередным утренним осмотром своего рабочего места его и застал телефонный звонок. Он быстрыми шагами подошёл к столу, взял трубку.
   - Алло!
   - Доброе утро, Владимир Леонидович! Жеребцов вас беспокоит, - последовал ответ на другом конце провода.
   - Здравствуйте, Иван Иванович! – поздоровался Сидоров, подумав. – Что тебе понадобилось? Предупреждал меня подполковник Калитинец, что ты можешь позвонить.
   - Хочу поздравить вас с утверждением на пост директора, желаю проработать на этой должности не меньше, чем ваш предшественник.
   - Спасибо.
   - Наверное, в ближайшие дни весь Захолустьев гулять будет? – хитро спросил Жеребцов.
   - Курва, напрашиваешься на банкет, - подумал Сидоров. – Захолустьев вчера своё отгулял, три тысячи лет городу справляли, - пояснил Владимир Леонидович.
   - Я не знал, а то обязательно бы приехал на праздник.
   - И сегодня подъехать будет не поздно, в шесть вечера прошу к нашему столу.
   - Нет. Как-то неудобно получается. Выходит, что я сам напросился.
   - Всё удобно. Так что жду вас вечером на заводском пруду.
   - Спасибо за приглашение. Обязательно буду.
   Во время беседы по телефону, стоя сбоку от своего стола, Владимир Леонидович под одним из стульев для посетителей увидел лежащею двухрублёвую монету. Закончив разговор, Сидоров, следуя инструкциям, выданным ему спецслужбами, вышел на улицу и позвонил по сотовому телефону подполковнику ФСБ Калитинцу:
   - Георгий Степанович, сегодня опять на полу лежит монета. Я, как вы говорили, трогать её не стал. Ещё Жеребцов звонил, напросился на сегодняшний вечер.
   - Владимир Леонидович, предлагаю тебе с инспекционной проверкой в течение часа поездить по заводу, а в твоём кабинете поработает наш человек. Секретаря своего, только, предупреди, что, мол, программист придёт, компьютер посмотреть.
   - Хорошо.
   После обеда к Сидорову подъехал сам Калитинец.
   - Что-нибудь прояснилось? – первым делом задал вопрос Владимир Леонидович.
   - Что-то, конечно, прояснилось, - ответил подполковник. – Отпечатков пальцев, что и следовало ожидать, на монете нет. Она, как и предыдущие монеты, подобранные в твоём кабинете, «жучком» не является. Видеозапись не дала ответ, кто подкинул её, а только определила круг возможных исполнителей.
   - И кто это? – перебил Сидоров, торопясь всё узнать.
   - Кобылка или Козик, - ответил Калитинец.
   - Что это всё значит? И для чего?– спросил Владимир Леонидович.
   - Несколько месяцев назад в поле зрения нашей службы попал некто Пол Смит. При первом приближении, казалось бы, обычный бизнесмен, возглавляющий американскую фирму, занимающуюся логистикой, сфера интересов которой распространяется в основном на страны бывшего Советского Союза. При углублённом изучении его деятельности, отмечено, что где он проявлял активность, то там происходили народные волнения и смена правящего режима. Вот этот Пол Смит, будучи в Москве имел контакт с Жеребцовым. Естественно Жеребцов попал под наблюдение ФСБ, а так как он житель нашего региона под наше наблюдение. Нами было выявлено, что он имеет отработанные связи с местными лидерами преступных группировок и руководителями сект различного толка. Первым помогает организовывать совместные предприятия с иностранными фирмами, то есть оказывает помощь в отмывании денег. Вторым, просто, даёт деньги.
   - Зачем? – спросил Сидоров.
   - За тем, чтобы, всегда иметь под рукой управляемые народные массы.
   - Понятно.
   - Так же нами установлено, что Жеребцов пытался, воздействуя на Жижина, дестабилизировать работу завода, с дальнейшей перспективой его остановки. Не получилось. Виктор Алексеевич проявил стойкость и принципиальность.
   - А это зачем? – опять спросил Сидоров.
   - А кто тебе за последнее время говорил, что нам нужна промышленность? – задал вопрос Калитинец.
   - Я «Голос Америки» не слушаю.
   - Я тебе речь веду про «Радио России».
   - Да, по «Радио России», действительно, не припомню, чтобы когда-нибудь вообще вели разговор про нашу промышленность, - согласился Сидоров.
   - Вот и ответ на твой вопрос. Я уверен, что цели у Жеребцова за последнее время не изменились. Сейчас ты – директор, поэтому теперь ожидай от него щекотливых предложений. Он будет тебя обхаживать, предлагать разные заманчивые финансовые схемы, сулящие быстрое обогащение, с одинаковым принципом: «После нас – хоть потоп». Если не получиться совратить тебя деньгами, то тогда предоставит компромат, и будет шантажировать, - дальнейшие перспективы нарисовал подполковник, ожидавшие Сидорова.
   - Как?! – испуганно воскликнул Владимир Леонидович.
   - Не дрейфь, мы про тебя и так всё знаем. И про квартиру в Москве нам известно. И что квартира оформлена на твою тётушку, а завещание на тебя, мы в курсе. И как ты деньги на неё отбил, нам ведомо. И даже про молодую любовницу мы осведомлены, - легко и непринуждённо подполковник Калитинец поведал Владимиру Леонидовичу о его тайнах.
   Сидоров побледнел. Глаза стали стеклянными.
   - Ты, смотри, не дай дуба. Это ещё не твой конец, это только начало. Будешь меня слушаться, проживёшь долго и счастливо, - произнёс рыцарь плаща и кинжала. – Лучше я расскажу про монеты, думаю, это тебя сразу переключит на другие проблемы. Ещё во времена ЧК были начаты опыты кодирования человека на совершение определённого поступка через предмет. Самый простой приём заключался в том, что дарили человеку пистолет, и он из него через некоторое время стрелялся. Этот подарок не был намёком или как бы сказать - «чёрной меткой». В пистолет особым способом вкладывали позывы к хозяину: «Используй меня, чтобы убить себя». Обладателю этого оружия постепенно приходила мысль к самоубийству. Как говориться «без пыли и шума» устраняли неугодного человека. За годы от ЧК до КГБ работы в этой области продвинулись далеко. Тому подтверждение 1991 год, когда после развала Советского Союза люди связанные с финансами КПСС стали один за другим прыгать кто откуда. Управделами партии Николай Кручина выпадает с пятого этажа номенклатурного дома в Плотниковском переулке, за ним последовал Георгий Павлов, ответственный работник ЦК Дмитрий Лисоволик сиганул аж с двенадцатого этажа, а наш тогдашний друг страны миллионер Роберт Максвелл свалился за борт своей шикарной яхты около берегов Америки. И в завершении всего испарилась сама эта секретная лаборатория вместе с сотрудниками. Не осталось никаких документов и не известны настоящие имена работников. Но то, что они где-то есть и дела свои не свернули, говорят факты, приходящие с разных точек земного шара до сих пор. Монеты, найденные у тебя в кабинете, скорее всего продукт их деятельности.
   - Что меня приговорили? – хватая ртом воздух и ещё сильнее побледнев, произнёс Сидоров.
   - Владимир Леонидович, если им надо было тебя убрать, то ты бы получил в подарок, допустим, часы и потом тихо без посторонней помощи утонул в местной речке. Тут, похоже, каждая монета несёт в себе импульс к побуждению тебя на принятие определённого и каждый раз разного решения, скорее всего по организационным вопросам. Цель – дестабилизировать обстановку на заводе. Только и всего, - успокоил Калитинец.
   - Может они хотят выведать у нас военные секреты? – свою версию озвучил Сидоров.
   - Какие секреты! Наши секреты остались в 80-ых годах. Сейчас идёт конкуренция возможностей. Теперь любую идею, если конечно, есть возможности, можно купить; потом, если есть возможности, можно воплотить её в жизнь. У кого больше возможностей у того и все секреты. Тут идёт игра на понижение наших возможностей. Жеребцов на своём «Бентли» ехал в сторону пруда «Пимокатного завода». Он ненавидел эту страну с её непредсказуемостью и произволом. Его подрезали слева и справа. При проезде перекрёстка нужно было быть очень осторожным, так как с боку на красный свет светофора кроме машин милиции и скорой помощи могли выскочить автомобили даже управляемые женщинами и общественный транспорт, не говоря о других участниках движения. Он никак не мог понять: «Зачем гнать посередине дороги, если твоя сторона и так свободна, а на тебя на встречу также посередине полотна летит такой же, как ты - олух царя небесного?» Сначала думал, что в этом месте лучше дорога, убедился – хуже. На железнодорожном переезде, при ожидании разрешающего сигнала светофора, между ним и шлагбаумом вклинились старые, убитые «Жигули». Жеребцов не выдержал, вылез из машины и обратился к водителю «Жигулей»:
   - Вася Пупкин, куда ты лезешь?
   - Я не Вася, - ответил тот.
   - Тем более, куда ты лезешь?
   «Жигули» отъехали взад и втиснулись между ним и стоящей после него машиной.
   Вернувшись в свой автомобиль, хлопнув ладошками по рулевому колесу, Жеребцов произнёс: «О, май год! Страна непуганых ворон и вечно зелёных помидоров. Зачем я здесь?! Работая на заводе никаких секретов, не узнал, точнее добытая мной информация ничего не значила, так как никто в этой стране не изготавливает продукцию по чертежам конструктора и тем более никто не соблюдает технологические процессы. Потому что в этом случае ничего не работает. А сколько они сами причиняют себе вреда! Ни один враг им не причинит. Зачем я здесь?!»
   Вечером Семёнов с женой на вокзале встречал тёщу. Поезд стоял в Захолустьеве одну минуту. Владимир Александрович чётко представил, как сейчас она, боясь пропустить свою станцию, с авоськами стоит в тамбуре, вглядывается в окно, пытаясь что-то разглядеть. Она уже изрядно надоела проводнице с вопросом: «Скоро ли Захолустьев?» И та из-за этого тоже начинает нервничать и с нетерпением ждать этой станции.
   Два пьяных пацана лет тридцати пяти в это время на привокзальной площади, пугая редких прохожих, на «Хаммере» без номеров выписывали «восьмёрки». Марина, не выдержав этого зрелища, выходит из машины со словами: «Безобразие! Иду на вокзал звонить с автомата в милицию». Владимир Александрович остаётся сидеть в автомобиле, с безразличием наблюдая за происходящим. Вскоре возвращается Марина: «Бардак! Во-первых, еле дозвонилась, «02» не отвечает, благо кассир другой номер дала. Милиция мне сказала: «Что вы поднимаете панику? Они же никого не задавили. А что номеров нет, то просто ещё не успели поставить машину на учёт».
   В этот вечер им ещё предстоит столкнуться с этим «Хаммером», когда они уже втроём ехали с вокзала. Джип, обогнав их, тут же совершил дорожно-транспортное происшествие, врезался впереди едущую машину. В том автомобиле одна из пассажирок, не дождавшись скорой, умерла. Случившаяся авария, перегородила проезд. Кто-то из свидетелей вызвал скорую и милицию. Скорая забрала пострадавших и труп, милиция осталась разбираться дальше. Двое из «Хаммера» покачиваясь, стояли рядом около автомобиля, и всё время названивали кому-то по мобиле. Вскоре подъехал в очёчках интеллигентного вида молодой человек. Он, пошептавшись с двумя из «Хаммера», подошёл к милиции.
   - Я адвокат, - представился молодой человек и показал своё удостоверение. После чего продолжил. - Я вам заявляю, что эти два гражданина являются свидетелями, так как они были пассажирами.
   - Да, - подтвердили эти два гражданина.
   - А где водитель? – задал вопрос милиционер.
   Два гражданина вопросительно уставились на адвоката.
   - Водитель, испугавшись ответственности, убежал. Наша сейчас с вами задача найти водителя, – разъяснил адвокат.
   - Да, - опять согласились два гражданина.
   Тут из толпы зевак раздался голос:
   - Никто не выходил из машины кроме этих двоих.
   - За базаром следи, а то метаморфоза может с тобой произойти, в жмурика оборотишься. Я, ведь, волшебником работаю, - быстро один из пацанов объяснил всем – кто, есть кто.
   - Гражданин следователь, эта публика нам с вами хорошо известна, сейчас одно кричит, а как дело до суда дойдёт, так показания начнут менять. А вам это надо? Поэтому сразу необходимо правильных свидетелей найти. Вон два парня стоят, они точно от своих первоначальных слов не откажутся, и паспорта, я думаю, при себе имеются, - произнёс адвокат, ткнув пальцем в двух короткостриженных личностей, готовых исполнить свой гражданский долг.
   - Хорошо, - согласился милиционер.
   - Это происшествие следует классифицировать, как несчастный случай, так как во время движения у «Хаммера» лопнула колесо, и автомобиль стал, не управляем. То есть произошли обстоятельства непреодолимой силы, - продолжил адвокат.
   - Возможно, - поддержал эту версию следователь.
   - Мама, пойдём в машину. Поедим домой. Мы уже никому и ничем не поможем, - обратилась Марина к своей матери, взяв её под руку.
   - Хулиганы.
   - Хулиганы у вас в деревне. А это бандиты, - поправила Марина мать.
   Семёновы поздним вечером пили чай, угощались привезённой самодельной деревенской колбасой, наперебой повторяя: «Вкуснотища!» Бабушка, в свою очередь, прихлёбывая из блюдца, наблюдала за ними и улыбалась. По телевизору шла программа о космосе. Наш главный конструктор космических аппаратов, как-то буднично, объявил: «На сегодняшний день «Буран» мы воссоздать не сможем».
   В это время в Америке было утро. Внук Бобби Энглтона на чердаке семейного дома перебирал старые вещи. Ему попалась тетрадь, исписанная чернилами. Он присев на коробку, набитую книгами, стал читать:
   «Цели достигает тот, кто больше жаждет её достичь…
   То, о чём мы думаем, называют мыслеобразами. Чем больше мы об этом думаем, тем больше энергии накапливается в наших мыслеобразах. Наступает момент, когда количество энергии достигает критической массы, мыслеобразы начинают жить своей жизнью, притягивая события, о которых мы думали, мечтали или, наоборот, которых опасались. Мыслеобразы реализуют программу, заложенную в них нашими мыслями, и эта программа ведёт нас за собой. Как по волшебству открываются пути и возможности для реализации наших планов…
   6 августа 1945 года Хиросима, конец второй мировой войне и начало третей.
   С созданием атомной бомбы появилась возможность бесконтактно вести боевые действия и что самое парадоксальное нет необходимости в применении оружия. Оружия в том смысле слова, в котором понимает обычный обыватель. На современном этапе в качестве разрушающей силы будет выступать доллар.
   Тактика третей мировой войны:
   - Проведение мероприятий по выдвижению доллара в ранг основной мировой валюты. Отменить его привязку к золоту. Доллар считать товаром и экспортировать его во все страны.
   - Экономическое истощение противника (гонка вооружений, подталкивание противоположной стороны к материальной поддержке своих союзников и втягивание его в локальные конфликты).
   - Вооружение собственной армии и проведение диверсионной работы за счёт средств полученных от продажи долларов.
   - Информационная война (дискредитация противника в глазах мирового сообщества и навязывание ему «демократических» идеалов).
   - Формирование «пятой колоны».
   Цели третей мировой войны:
   - Уничтожение социалистического лагеря.
   - Расчленение территорий бывших стран социализма.
   - Управление завоёванными территориями (через подконтрольные финансовые группы).
   После окончания третей мировой войны сразу наступает четвёртая.
   Цель – создание однополярного мира и формирование «мирового» правительства.
   Пути достижения:
   - Свободная торговля.
   - Единая валюта.
   - Создание быстрого перемещения информации и её легкодоступности.
   - Уничтожение самобытности наций
   - Разрушение государств и создание вместо них региональных рынков».
   Внук Бобби Энглтона прервал чтение, закрыл тетрадь и положил её в коробку из-под мусора.


Стр 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26



ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ