БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Елена Антонова.
Елена Антонова. Юрий Пучков. Как это было в Одессе. 1919-1925

Потерянное наследство

   Процветающий торговый город, Одесса начала двадцатого века была Меккой не только для удачливых банкиров и купцов. В то время в Южной Пальмире составилась своя элита из ученых, музыкантов, художников, театральных деятелей. Молодой, кипучий, построенный по европейскому образцу город, слыл четвертым в России по экономической и культурной значимости после Варшавы, Москвы, Санкт-Петербурга.

   Но у всякой медали есть две стороны, а у всякой славы – свои издержки.

   Нет ничего удивительного в том, что Одесса того времени «удостоилась чести» быть также и одним из самых криминальных городов обширной империи.

   Каких только «умельцев» не заносило в веселый приморский город, какие только мошеннические проделки, достойные пера Ильфа и Петрова, не устраивали здесь сообразительные и талантливые недоучки.

   Вот как описывается один день работы начальника Одесского сыскного отделения Г.А. Херхулидзе в корреспонденции «Одесской правды» от 13 августа 1911 года:

   «Большой город выделяет много преступного элемента. Преступники изощряются, и жертвы их приходят сюда за помощью: помогите, отыщите, верните украденное! Каждого нужно выслушать, успокоить, дать совет. Но ушли посетители, и начинается самая тяжелая работа: раздача поручений агентам. Над этим приходится много думать. Малейший неверный шаг может испортить все дело.

   Ушли агенты. Прием телефонных сообщений из участков: кражи, ограбления, убийства... Информация со всего города стекается в одно место. Два часа нужно провести в городе. Наблюдения, встречи, беседы с полезными людьми. После обеда снова на службу. Опять доклады, разбор почты, а она огромна, приходится сверяться с документами. Розыскной шкаф содержит 40 тысяч карточек преступников, и есть еще шкаф с вещдоками – 30 тысяч карточек. Добавьте наблюдения за антропометрией, руководство фотографиями. Штат отделения малый, средства отпускаются мизерные. Иногда, в погоне за преступниками необходимо выехать из Одессы, но авто для выезда нет».

   Слог, конечно, канцелярский и отдает верноподданническим трепетом, но показывает обстановку в сыскном деле того времени достаточно полно. Да, как обычно, не хватало материальных средств, и кадров не хватало, особенно обученных и высокопрофессиональных – но когда было по-другому? Однако работа шла своим чередом – регистрировались преступники, на каждого вводились антропометрические, а потом и дактилоскопические данные, что существенно облегчало работу полиции по розыску в будущем.

   Официальный Указ «О введении в штат Одесской сыскной полиции сыскного отделения» вышел 3 июня 1902 года. В соответствии с ним отделение должно было состоять из семи полицейских надзирателей, на ежегодное содержание которых выделялись немалые средства – 4 тысячи 200 рублей!

   Для того, чтобы понять, насколько велика была сумма, напомним, что в начале двадцатого века золотой российский червонец был гораздо полновеснее, чем теперь. Например, за ведро водки просили 4 рубля, хромовые сапоги отдавали за 2 рубля, а кирзовые – за 1 рубль. Фунт мяса можно было купить за 40-60 копеек, фунт ситного хлеба – за 3 копейки.

   Через шесть лет, в 1908 году Николай II подписывает еще один общегосударственный Указ «Об организации сыскных отделений», при этом Одессе, в числе трех других городов Российской империи, была присвоена первая категория.

   В соответствии с ней назначались оклады: начальник сыскного отделения – 1600 рублей в год; околоточный надзиратель – 600 рублей; чиновник, заведующий делопроизводством – 600 рублей; чиновник для сыскной службы – 360 рублей; фотограф для сыскной службы – 425 рублей; переводчик иностранных языков – 300 рублей; заведующий антропологическим кабинетом – 420 рублей. На содержание служебной собаки государство отпускало 5 рублей.

   Городовые и агенты получали оклады по 600 рублей плюс, как мы бы сейчас выразились, дополнительные гонорары по результатам работы. Отдельной строкой стояла премия за раскрытие тяжких преступлений, размеры ее определялись не столько вносимым вкладом, сколько уровнем занимаемой должности. Например, премиальный фонд начальника сыскного отделения первого разряда (а одесское сыскное именно к такому разряду и принадлежало) составлял 3 тысячи 600 рублей в год.

   Так что сыскарей и полицейских того времени, особенно высшее начальство, вполне можно было отнести если и не к элите, то несомненно к состоятельной части российского общества, уважающей и ценящей свою работу и социальное положение.

   Естественно и то, что после подобной финансовой поддержки со стороны государства резко поднялся уровень раскрываемости тяжких преступлений и задержания преступников. Что в который раз доказывает, насколько «пряник» действеннее «кнута».

   За период с 01.09 1914 года по 23.09.1916 года Одесским сыскным отделением было раскрыто: 14 из 16 убийств; 2246 краж различной категории из совершенных 6038; 7 вооруженных грабежей из 8 и 9 покушений на убийство из 11; 79 простых грабежей из 111.

   Обращает на себя внимание тот факт, что преступления категории «убийства» и «тяжкие преступления» за период почти в два предреволюционных года исчисляются не тысячами и сотнями, а десятками.

   При этом полицейским и сыщикам большую помощь оказывают городовые. Для зачисления на должность выдвигались жесткие требования. Это касалось как внешнего вида, так и профессиональных навыков кандидата.

   В городовые принимали здоровых мужчин выше среднего роста, старше 25 лет, отслуживших в армии, прошедших подготовку по рукопашному бою в уличных условиях. Они должны были владеть основами бокса, джиу-джитсу (это условие было введено с 1905 года), приемами самообороны и силового захвата преступника. При себе страж порядка имел револьвер и шашку, а уездным старшинам добавлялись еще и карабины.

   В помощь городовым выделялись отряды вооруженной и хорошо подготовленной конной стражи.

   При этом, после событий первой революции 1905 года, когда в стране было убито 800 полицейских, 200 стражников и околоточных, 79 приставов, не говоря уже о гражданском населении, в Российской империи вводится наказание в виде смертной казни. Работа сыскных отделений активизируется и выходит на международный уровень. То, что сегодня называется ИНТЕРПОЛ, благополучно работало и на заре ХХ века.

   Так, сыскное отделение Одессы сотрудничало с полицией Турции, Австро-Венгрии, Бельгии, Франции, Италии, Испании, США. Полицейские обменивались оперативной информацией в отношении «гастролеров», высылали регистрационные карточки с описанием преступников, особыми приметами, отпечатками пальцев.

   Вся эта хорошо налаженная система скоро отправится в тартарары, и строителям новой жизни придется и здесь начинать заново.

   Но пока сохраняется заведенный порядок вещей. Преступники воруют – полицейские их ловят. В их взаимодействии существует некое равновесие, за пределы которого не решаются переступить ни те, ни другие.

  



ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ
ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ