БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Елена Антонова.
Елена Антонова. Юрий Пучков. Как это было в Одессе. 1919-1925

Здравствуйте, Александр Иванович!

   Дмитрий Барышев, трудившийся на должности начальника Одесского УГРО в лихие послереволюционные годы, повидал немало интересного и оставил об этом записи в дневнике. В двадцатые годы к нему в поисках «вкусного» фактажа, необычных криминальных историй стали наведываться Исаак Бабель, Илья Ильф и Евгений Петров. Они просили дать им возможность поработать с материалами дел, имеющихся в архиве уголовного розыска, Барышев с удовольствием шел им навстречу.

   Убежденный революционер, преданный своему делу сыскарь, он рассчитывал, что литераторы, с его легкой руки, опишут героические будни работников правопорядка, покажут трудную их службу в ежедневном стремлении очистить город от преступного и воровского элемента.

   Его разочаровали и Бабель, и Ильф с Петровым. По его мнению, они написали не то и не о том.

   «В 1922 году летом в уголовном розыске появился писатель Бабель. Он работал все лето. Все те написанные Бабелем книги, «Беня Крик» и другие, имели весьма существенные недостатки. Главным недостатком в книгах Бабеля было отсутствие реализма. Его герои книг – надуманные, фантастические люди», – высказывает Барышев свое недовольство на страницах дневника.

   И еще:

   «Многие писатели написали книги по материалам о результатах работы уголовного розыска и милиции. Но эти книги больше походили на книги Америки, в которых много остроумных и находчивых преступников, и сыщиков. К таким книгам можно отнести книгу Бабеля «Беня Крик». В этой книге Бабель надумал таких преступников, каких никогда не было и не могло быть», – заключает, как припечатывает, он дальше.

   Что же, может быть и так. Литературный герой почти всегда отличается от своего прототипа, на то оно и художественное произведение, чтобы автор мог проявить свободу воли.

   Однако, в случае с Осипом Шором, превратившимся в романе Ильфа и Петрова в Остапа Бендера, писатели не так уж далеко отошли от истины, лишь художественно преобразовав необычные, но все же истинные факты его биографии.

   Подпольный миллионер, с которым вступает в схватку незабвенный сын турецкоподанного в романе «Золотой теленок», тоже возник не на пустом месте.

   Среди исследователей и литературоведов существует всего одна фигура, претендующая на роль прообраза Александра Ивановича Корейко. Это веселый и бессовестный авантюрист и мошенник, пионер ложных инвестиций, строитель финансовых «пирамид», с помощью своих махинаций сумевший обмануть многих людей, в том числе и тех, кто очень хорошо разбирался как в финансах, так и инвестициях.

   Константин Михайлович Коровко, выходец из донских казаков, на стипендию Войска Донского получил блестящее образование (закончил Технологический и Горный институты Санкт-Петербурга). Но сообразительность свою и знания употреблял он вовсе не для благих дел.

   Во время публичного суда, который состоялся в Санкт–Петербурге накануне Первой Мировой войны, выяснилось, что Коровко, декларируя очередное предприятие, которое существовало лишь на бумаге и в его воображении, рассылал по всей России сотни тысяч писем с предложениями вложить в него деньги, в виду скорых и хороших прибылей. Деньги он получал, и в больших количествах. До поры, до времени, конечно.

   Коровко осудили, но выпустили прямо из зала суда, так как свой срок он уже отсидел, будучи под следствием. В бурные дни революции Коровко успел натворить еще немало дел, пока не сбежал в 1923 году в Румынию.

   Конечно, Ильф и Петров, живо интересующиеся судебной хроникой, могли знать громкую историю Константина Коровко.

   Однако, благодаря дневниковым записям Дмитрия Барышева, у нас есть более правдоподобный кандидат на роль прототипа застенчивого миллионера. Жил и проворачивал он свои дела не где-нибудь, а в Одессе. Масштабы его авантюр завораживают.

   Итак, в 1923 году, в жемчужине у моря появился гражданин со звучной фамилией Янов-Поделтко. В наличии у важного гражданина имелся мандат за подписью товарища В.И. Ленина, по которому гражданин числился уполномоченным представителем С.Т.О. – Совета труда и Обороны. Прибыв в Одессу, он поспешил зарегистрировать свою персону в губернском революционном комитете, а потом, с чистой совестью, открыл заготовительную контору, оформив в нее работниками своего брата, двух сестер и их мужей.

   И стали они все вместе, семейным подрядом, перегонять через контору товары, покупая их в одном конце страны, а перепродавая – в другом. Спекулировал гражданин со звучной фамилией с размахом, гоняя товар по необъятным просторам родины не мешками и даже не подводами, а исключительно вагонами. Разница от такой торговли составила со временем огромные деньги.

   Кроме мандата за подписью Ленина, который открывал перед Яновым-Поделтко любые двери, авантюрист справляет удостоверение представителя группы шпалопропиточных заводов Министерства путей сообщения, обеспечив себе таким образом вполне ощутимые льготы в дальних перевозках. И – разворачивает бурную деятельность.

   Уже вполне легально Янов-Поделтко получает от различных предприятий выгодные заказы на продукцию, реализует ее и обменивает на другие дефицитные товары, и опять – обменивает, покупает и продает. Торговые обороты взлетают до небес и составляют сотни тысяч рублей.

   Где оступился удачливый до того времени спекулянт – история умалчивает. Но ведь недаром любил напоминать великий комбинатор и литературный охотник за богатствами Остап Бендер, что «и на старуху бывает проруха». Скорее всего, «проруха» проявилась в завистливой кляузе, и, в конце концов, из ОУР в Министерство путей сообщения летит запрос о гражданине Янов-Поделтко.

   Министерство от лица отдела шпалопропиточных заводов честно отвечает, что никакого такого работника и полномочного представителя у них не значится.

   Группа ОУР наведывается в контору и арестовывает многочисленную родню начальника. Однако самого Янова – Поделтко не трогает до выяснения подлинности его документов за подписью Ленина.

   При проведении обыска в конторе было обнаружено и изъято: два мешка хозяйственных договоров с различными предприятиями Советского союза, нотариальные доверенности, постоянные проездные билеты для использования на железной дороге, деловая переписка с многочисленными организациями со всех уголков страны. На столе в конторе лежало 20 тысяч рублей, как потом объяснил подследственный, на мелкие расходы. Также было найдено несколько бидонов спирта, скорее всего, для взяток мелким чиновникам и оплаты труда временным рабочим.

   Янов-Поделтко пока на свободе, но его вызывают на допрос к следователю. Приходит он туда не один, а с объемистым портфелем, как впоследствии оказалось, набитым купюрами. Взятка составляла 100 тысяч советских рублей. Следователь не смог устоять. Он сбежал вместе с новоявленным миллионером в Румынию.

   Но это еще не конец истории.

   Не сиделось бедолаге-миллионеру в Румынии. То ли деньги у него закончились слишком быстро, то ли скучно стало без большой красивой аферы, но через год он вернулся в Одессу. И вновь был арестован.

   Как свидетельствует Барышев, судебное заседание по делу гражданина Янова-Поделтко длилось около десяти дней.

   Одесситы не пропустили ни одного. Зал заседаний, каждый раз набитый под завязку, нередко оглашался хохотом. Горожане получали от этого Янова и его торговых манипуляций массу удовольствия.

   Только подсудимому было не до смеха. По законам того времени, спекуляции в особо крупных размерах, которыми с таким успехом он занимался, квалифицировались как государственное преступление.

   В записках Барышева не указано чем закончилось дело Янова-Поделтко.

   Но, наверное, это не так важно.

   Зато литературный герой, созданный по его образу и подобию, стал известен на весь мир.

  



ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ
ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ