БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Елена Антонова МАСКА. Часть I. Возьми мой мир

Мир

Поднимись ветер с севера и принесись с юга, повей на сад мой, — и польются ароматы его!
Песни Песней

Чем окончился этот случай —
Не узнать ни любви, ни дружбе.
С каждым днем отвечаешь глуше.
С каждым днем пропадаешь глубже.
Марина Цветаева, Прага,1923 г.

   Моя взрослая дочь говорит, что воздух здесь пахнет огурцами и никто никуда не спешит. Мне кажется – зелеными яблоками с прозрачной восковой кожицей. А вот насчет того, что никто и никуда — Матерь Божья Казанская, смилуйся надо мной, дай мне многое терпение — это она, конечно, более чем права. Интересно, они собираются заканчивать полосы, ночь ведь на дворе? Впрочем, что я – ночь еще отнюдь не глубокая, и когда это в версточный день, черт меня дернул пойти в редакторы, я возвращалась домой раньше двенадцати?

   — Анастасия Ивановна, посмотрите на этот «матрасный» ужас, сегодня дизайнеры совсем обалдели. Я понимаю, что зарплату задерживают, но это же не повод ни черта не делать!

   Ответсек Павел Иванович Велихов (за глаза — Паша-волк) у нас мужик суровый, спуску никому не даст. Философия жизни у него такая. Он считает, что качество труда не должно зависеть от количества получаемых дензнаков.

   — Вы думаете, когда вам свалится на голову прилично оплачиваемый заказ, вы сможете наконец показать свое непревзойденное мастерство, гении дизайна? — ругается он со своей свитой. — А пока – так себе, можно халтурить, спустя рукава и распрямив извилины?! И не надейтесь, голуби, пока дождетесь, ни черта уже не сможете. Плохие привычки гораздо жизнеспособнее, чем хорошие. А профессионал, он всегда профессионал, ему на туфту времени своего жалко, да и противно.

   Нельзя сказать, что с ним не пытаются спорить, приводя не менее весомые аргументы. Например — что лишь в здоровом (читай – сытом) теле присутствует здоровое желание трудиться. Или еще – вдохновение приходит далеко не каждый день. А когда вынужден заботиться лишь о хлебе насущном, то и вовсе его не дождешься, вдохновения этого. Впрочем, тут они лукавят, ребятки наши. Зарплата у них, конечно, не супер, но и не так уж плоха для нашего среднестольного города. Просто лень им сегодня выдумку проявлять, видать, вчера Томкин день рождения бурно и долго справляли.

   — Паша, скажите охламонам нашим, я это не подпишу, а если заартачатся, сама приду в версточную, расскажу им, что думаю по этому поводу и по многим другим тоже…

   Да, душеспасительные беседы проводить мне сегодня явно противопоказано, лучше бы не доводили. Всю ночь прокрутилась, почти до утра. Вроде есть мужик рядом, а вроде и нет, кто же это выдержит? Худо ему, а мне с ним давно никак. Знает он, вот и мается. Господи, ну потерпел бы немного, подождал, может у меня возрастная депрессия. Я сейчас никого не люблю, зачерствела, как пересохший хлеб – голод утолить могу, радость дать не в силах. Не расходиться же вот так сразу, у кого не бывает…

   — Настя, ты где? — мобильный проснулся, как всегда, вовремя. Отключить бы его, да вдруг дети позвонят?

   — Андрюша, я еще на работе, журнал не клеится. Ты уже дома?

   — Нет. Я хотел предупредить, что задержусь, кое-что надо подработать, скоро не жди. Пока, до связи.

   Елки-палки, так и мужика можно потерять, прошу заметить, уже второго. А будет ли третий еще большой вопрос. Однако и мысли у тебя, девушка, прямо скажем, симптоматичные. В вольные стрелки намылиться собираешься, думаешь, он не понимает?

   А на юге воздух пахнет горячими спелыми помидорами, сухой акацией, водорослями и солью. Это тоже говорит моя в высшей степени взрослая дочь. Я с ней и не спорю. Я хорошо, слишком хорошо помню эту терпкую, сладкую смесь. Фиолетовые летние вечера, не спадающая даже к ночи жара, светлячки в августовском море. Наш с Татариновым медовый месяц, головокружительные любовные хороводы. Мы строили планы на долгую счастливую жизнь. Жизнь эти планы корректировала, как хотела. После развода Олег уехал к себе в Крым. Я осталась в Питере. А потом пришло время, когда Машка, непредсказуемое дитя жарких южных ночей, заявила: «Надоел мне, мамчик, твой город-герой, жемчужина мировой культуры. Мне в этом архитектурном музее жить холодно и неуютно».

   И укатила учиться в Москву. Упрямством она, пожалуй, в отца. Хорошо еще, что помягче да подобрее, с ней хоть говорить можно – выслушает. Не то, что с ее братом. Егор суров и молчалив, что-то там себе думает, добрый молодец, а что попробуй, догадайся. Я, конечно, догадываюсь — сын не муж, но кому от этого легче. Кому легче, если Машка живет в Москве. Егор с Олегом на юге по экспедициям мотается. Я скучаю по ним страшно.

   Ну что мне теперь с этим делать? Бросать свой дом, свою работу, своего мужчину? Ехать к Машке в столицу, начинать все сызнова? Кто меня там ждет? Тянуть Егора в Питер учиться? Пробовала. Но, как говорят в Украине, «то марна праця, пані». Пока сам не надумает, ни за что не уговоришь. Да и так ли я нужна им, своим взрослым детям? Сама знаю, что нужна, но в небольших количествах. Как, впрочем, и положено.

   — Анастасия Ивановна, надо переверстывать полосу, заказчики прислали рекламу, требуют на вторую.

   — Зураб, они позже не могли проснуться, да пошли ты их... в следующий номер!

   — Анастасия Ивановна, я из них серию планирую выжать, упустить не хочу. В конце концов, что у нас самое главное в журнале?

   — Ну, ясное дело, Зураб, не журналисты и не их материалы. Такова наша суровая се ля ви. Ладно, ставь их, сволочей. Сколько от полосы останется?

   — Думаю, одна треть, не больше.

   — Боюсь, не только вторую придется переверстывать. Сонин материал снимать ни в коем случае нельзя, скиснет. А к рекламному блоку пусть подверстают что-нибудь из Интернета по теме, да расставят позаковыристей.

   — А не сильно им хорошо будет, Настя Вановна?

   — Лукавый ты восточный человек, Зурабчик, сам же поешь – рекламодателя надо холить и лелеять, прежде чем в сети засовывать. А потом – «не сильно ли им хорошо будет?» Главное, это я тебе ответственно заявляю, чтобы нам неплохо было. Скажи Паше, сейчас подойду, будем перекомпоновывать страницы.

   Ну вот, работы нам всем, кажется, хватит до ночи. Может, и к лучшему, чем сопли распускать?




ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ