БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Игорь Беляков Личный кодекс

1

   Субботнее утро шестнадцатого мая для жителя села Карагой Сергея Шмеля началось несколько неудачно. В восемь утра его разбудили сыновья.

   — Папа, кто-то убил нашу козу, — сообщили дети. Вид у них был такой, как будто они сами не очень верили в то, что говорили.

   — Что значит «убил»? — сонно спросил Сергей, — Кому она нужна, ее убивать? Может, украли?

   — Не украли, — возбужденно проговорил младший. — Ее убили. Мы ее в очерете нашли.

   Втроем вышли из дома, миновали огород, и оказались на кромке берегового обрыва. По довольно опасной крутой тропке спустились вниз. Вдоль обрыва тянулась узкая лента зеленой травы с редкими деревцами лоха. За ней пролегала широкая прерывистая полоса тростника, а между тростником и морем, вправо и влево, — бесконечный песчаный пляж.

   Здесь, под самым обрывом, семейство Шмелей держало свою козу. Ее держали здесь всегда, уже несколько лет, с апреля по сентябрь. Коза проводила на длинной привязи не первое и не второе лето, и никогда никто на нее не покушался, ни местные, ни отдыхающие, ни, даже, пьяные отдыхающие.

   Мальчишки повели отца к «месту преступления». Чем больше Сергей рассматривал открывшуюся перед ним картину, пытаясь понять происшедшее, тем в большее замешательство он впадал.

   Кол, к которому вчера была привязана Ляля, торчал на месте, от него тянулся длинный обрывок веревки. Сергей внимательно рассмотрел его конец. Веревка не была разрезана, она была разорвана, но какая сила могла порвать такую веревку? На это не способны даже двадцать коз.

   — Это кто ж ее так дернул? — задумчиво спросил Сергей то ли у себя, то ли у сыновей. Те промолчали.

   Метрах в десяти от места, где был вбит кол, начиналась стена тростника. В тростнике — большая смятая площадка, которой вчера вечером не было.

   На краю этой площадки лежал труп Ляли. Сергей долго осматривал, переворачивал и щупал его. И не находил разумных объяснений. Труп был вымазан грязью и кровью. Казалось, все кости мелко переломаны, а внутренности раздавлены, как будто козу долго били тяжелым бревном или многократно переехали автомобилем.

   И были две зияющие раны, которые Сергей определил для себя, как «колотые», хоть и не был уверен, что это за раны — может колотые, а может огнестрельные. Одна находилась на крупе животного, а другая, сквозная, у основания шеи.

   Самым поразительным было то обстоятельство, что мягкий жирный грунт этой измятой арены оказался сплошь покрыт глубокими коровьими следами.

   Шмель был человеком здравомыслящим и образованным. Когда легкий шок прошел, он стал рассуждать. Из всего, что он увидел, могло следовать только одно — козу забодала и затоптала какая-то взбесившаяся корова. Но в этих местах и коз-то почти никто не держит, а коров здесь нет уже давно. Кроме того, следы для коровы велики, скорее это был крупный бык. Раны на трупе очень походили на следы от толстых длинных рогов.

   Сергей прикинул расстояние между ранами и мысленно представил себе, как бычара надевает козу на рога. Но быстро сообразил, что при таком расположении ран, их нельзя было нанести двумя рогами одновременно. Направления ударов почти перпендикулярны, значит бык ударил Лялю дважды, и каждый раз попадал только одним рогом.

   — Мама расстроится, — сказал Сергей детям, — Ляля нам не чужая. Идемте домой.

   — Папа, давай Лялю заберем.

   — Не надо пока забирать, пусть здесь останется.

   Сергей не слишком переживал по поводу потери козы. Беспокоило другое. Его дети каждый день проводили много времени на этом берегу, ходили к морю, лазали в тростнике, запускали змеев. И где-то здесь бродит огромный сумасшедший бык. Откуда он взялся — это уже десятый вопрос. Главное — где он и как от него избавиться.

   Спрятаться можно только в зарослях тростника, больше негде. И зачем ему прятаться, если он такой свирепый? Куда он делся? Труп козы был еще теплым, значит с момента нападения прошло совсем немного времени. Куда мог быстро исчезнуть бык? Это ведь не землеройка. Может, завалился в очерете и отлеживается?

   После завтрака Шмель отправился к соседу. У Сергея уже родился план действий, и теперь нужна была помощь Николая Олеговича. После долгой беседы и бесконечных увещеваний сосед все же поверил Шмелю, но категорически отказался одолжить ему свой «Зауэр».

   — Поймите, Сережа, я не могу дать Вам ружье. Ну, как это я дам вам ружье? Это же подсудное дело. Мне оно надо на старости лет?

   — Николай Олегович, ведь там ваши внуки на пляже ходят. И дочка, и зять. Там люди отдыхать приезжают. А тут чудовище такое.

   — Сережа, единственное, что я могу сделать для общего блага, так это лично поучаствовать в сафари, а передать оружие в чужие руки я, извините, не могу. Давайте сделаем так: устроим в том месте зaсидку. Если нападение на вашу собственность произошло рано утром, то с нашей стороны логичным будет предположить, что ваш бизон снова появится в то же время. Так что нам надлежит быть на месте до рассвета.

   — Может, вернее, будет засесть с вечера? Вдруг он ночью придет?

   — Нет уж, увольте, Сережа. Просидеть в засаде всю ночь — это уже не для моего возраста.







ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ