БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Анатолий Буханин
Закон Ома по одесски
Часть первая. Ну, вот наконец-то! Все бросили и начинаем рассказывать!


Глава 33. От быков к танкам. Селяне есть селяне

   А у нас однажды, часиков в десять, в хорошую погоду, ни ветерка, ни дуновения, отключились одновременно две подстанции 35 кВ, неожиданно выступил Алексей Иванович. Старейший начальник РЭС, в шумных кампаниях, да еще при начальстве, обычно помалкивал. Но видно и его что-то задело по живому, - Погасли райцентр и тепличный комбинат. Кстати, между ними двадцать километров. Сначала поднял шум райком, потом директор тепличного. Конечно, в такую погоду огурцы не померзнут, но полив, вентиляция. Какая ни есть, но у них тоже технология. Трезвонят, требуют.

   Диспетчер не может понять взаимосвязи с одновременным отключением двух подстанций. ОВБ на выезде. Давай отлавливать участковые бригады. Нашел ремонтную. Погнал на райцентровскую подстанцию. Приехали. Ну, конечно, фидерный масляник, выключатель отходящей линии, как водится, короткое замыкание пропустил, не отключился. Слава богу, вводной выключатель трансформатора, по стороне 10 кВ сработал.

   Отключили отходящий, включили вводной. Включился, держит напряжение, не отключается. Включили отходящий. Нормально, без проблем.

   Почесали на комбинат. Та же история. Повключали. Держат. Поехали, на всякий случай, на осмотр линии. Приезжают. К кольцующему разъединителю, а его практически нет. Выгорел полностью. Одни рожки, да ножки. Даже ручка привода оторвана.

   Начали расследование. Ну, местные пацаны и рассказали.

   Линии у нас сфазированы, только по вращению колхозных электродвигателей. В параллель линии и подстанции естественно включать нельзя. Кольцующие разъединители в нормальном режиме отключены, и все об это знают.

   Нашелся сельский умелец, которому лень было пасти быка и кол забить для привязки тоже. Вот он и додумался, привязать быка к приводу разъединителя. Бык лежал себе спокойно, травку прожевывал. Тщательно обдумывая личные проблемы, никого не трогал. Но на его беду, на прогулку выпустили молоденькую телку. Телка вела себя возмутительно. Нагло виляя хвостом, прошла прямо перед бычьим носом. Хоть бык был еще молодой, но он уже знал, что телкам спуску давать нельзя. На голову сядут. Рванулся за телкой и соответственно рванул рукоятку привода. Разъединитель включился. Лучше бы он этого не делал.

   Трехфазное короткое замкнуло линии сразу двух подстанций. Трансформаторы взвыли так, что не только народ, но и кошки, собаки и прочая живность решили, что это, по крайней мере, атомная тревога и рванули, как угорелые. Райцентр и тепличный комбинат опустели в мгновение ока. Бык вернулся домой через неделю. Телка - на два дня раньше.

   А у нас в ОВБ Коля работал, - Тут уже решился Борис Иванович. Не мог он отмолчаться, когда друг и сосед высказывается, - Ну, непоседа, ну, юморист, энергия так и прет. Уник - уникальный парень, каких свет не видывал. Как – то после смены, говорит он напарнику и охраннику РЭСа – тот тоже как раз сменился – Давай - те ребята поспорим, что я залезу на танк, который на постаменте у въезда в город, пройду по орудийному стволу и на самом конце ствола, из горла бутылку опрокину, до дна выпью. Только вы мне за это, ставите, по бутылке каждый.- Народ, конечно, заинтересовался. – А если не выпьешь, проспоришь? – Тогда я, по флакону - каждому.

   Сказано, сделано. Взял Николай поллитровочку, и сменщики забросили их к танку, на телевышке. Заодно остались поглядеть на историческое событие.

   Никто, конечно, не верил, что Коля, на самом конце, ствола, из горла глотнет, целую бутылку, казенной. Да ни за что! На земле, из горла, еще опрокинет, но на конце ствола. Ни в жизнь. Но на всякий случай советовали, чтобы вниз, на землю не глядел. Высоковато все-таки. Голова может закружиться. Упасть можно и бутылку разбить. Опасения были серьезные. Но Николай спокойно так, как будто каждый день, вместо физзарядки по танкам лазит, взобрался на танк, прошел по стволу, раскрутил водку в бутылке, открыл рот и, не моргнув глазом, вылил содержимое в глотку. Даже не поморщился.

   Народ обалдел, и развел руками. Это надо было снимать на пленку и показывать по телевизору. В программе – «Очевидное – невероятное»! А Коля развернулся, достал сигарету «Прима», без фильтра. Прикурил, затянулся и, сделав два шага по стволу, свалился с шестиметровой высоты на гранитный постамент.

   По-видимому, водка еще не успела подействовать, потому что Николай, при падении, разбил бутылку, слава богу, что пустую, и сломал правую ногу. Хорошо, что ОВБ было на месте, у постамента, и оперативно доставила Николая в центральную районную больницу.

   Главный хирург, узнав обстоятельства, смеялся очень долго, и гипс получился каким-то кривоватым. Но на костылях ходить было можно. И комиссия по расследованию, несчастного случая, около двух часов ждала Колю в его хате, пока Николай искал пиво и опохмелялся.

   А через пару дней, истомленный вынужденным бездельем Николай, приковылял в РЭС. Бригады успели разъехаться. На базе осталась бухгалтерия – а с бабами о Гондурасе не побеседуешь и недостатки разъединителя типа РЛНДЗ не обсудишь. Хорошо хоть Васька был на месте – сбортировал скат и накачивал. Естественно, что Николай стал помогать другу Василию. Он сразу обратил внимание, что на манометре отсутствует метка максимального давления и клеймо метрологической лаборатории о госповерке. Манометр был грязный, замасленный и явно подозрительный. ГАЗоновский скат не был помещен в клетку, а просто прислонен к стене РЭСовского склада. Коля не мог спокойно пройти мимо подобных нарушений и высказал Василию, все, что о нем думает.

   Не успел Николай закончить лекцию по технике безопасности. Неожиданный, нокаутирующий удар в лоб свалил его с ног и очнулся Коля, с перебинтованной головой, на той-же самой койке, под ласковым взглядом уже знакомого главного районного хирурга, но уже не один. Рядом, на соседней койке, с забинтованной физиономией, в гипсовой повязке на туловище мужественно стонал старый друг Василий.

   Коля, отделался легко, повезло чудом. При взрыве колеса, гайка взяла, чуть выше правого глаза и плашмя врезалась в лоб.

   Лобная кость у Коли оказалась достаточно надежной и крепкой. Успешно выдержала ударную нагрузку. И Коля отделался легким сотрясением мозга. – Хорошо, что мозгов нет, говорил хирург, если б были, погиб - бы!- Конечно, он был не прав, в диагнозе, черным по белому, хотя и неразборчиво, было написано сотрясение мозга 3-й степени. Значит, мозги все-таки были!

  Хуже досталось Василию, кроме сотрясения, рваных и резаных, мелких ран, обломками диска ему перебило два ребра.

  Короче, ни за что ни про что, РЭС получил групповой несчастный случай, к тому же тяжелый. Отсутствие целевого инструктажа и наличие постороннего на рабочем месте, истекший срок выдачи спецодежды, были особо выделены в приказе Министра. Особую пикантность придавало то обстоятельство, что приказ был не Одесского комплексного предприятия электрических сетей, не Одессаэнерговский и, даже не Минэнерго Украины..

   Впервые в истории Одессаэнерго - РЭС был прославлен на всесоюзном уровне, приказом самого Министра энергетики СССР, Непорожнего, самого Петра Степановича! Березовский РЭС - склоняли во всех коллективах РЭСов от Москвы до британских морей, от Чукотки до Аджарии, от Туапсе до Находки. Ибо в каждом районе, где есть хоть один провод, а провод, не может быть один, их как минимум два, есть РЭС и каждый РЭС должен был обсудить, проанализировать и наметить мероприятия по недопущению или по предотвращению подобных несчастных случаев. И, именно в этот момент, когда начальник, - который, кстати, остался один, так как главным инженером пожертвовали, чтобы спасти начальника, освободили от занимаемой должности за допущенный групповой несчастный случай, склонил несчастную лысую голову над столом и размышлял над разработкой профилактических мероприятий, ему, на глаза, попался, вышедший на работу, отдохнувший и посвежевший Николай.

   Нельзя сказать, что начальник очень обрадовался и даже скорее наоборот, все то, что он высказал вслух о Николае, несмотря на присутствие в кабинете молоденькой секретарши и старенькой главной бухгалтерши, нельзя изложить на бумаге, ибо она не только покраснеет, а от стыда расползется.

   Короче, Коля понял, что ему не видать не только ОВБ, бригады распредсетей, а даже группы подстанций. Только советское трудовое законодательство, социалистическая законность и гуманизм не позволяют начальнику выгнать Колю взашей за ворота, но терпеть бездельников на территории начальник не собирается. И начальник отправил Николая с подвернувшимся под руку слесарем на лесопилку пилить лес, ровнять деревянные стойки, под одну длину.

   Коле опять повезло. Циркулярка резанула, во-первых, только левую руку, во-вторых только на половину. Кость практически не пострадала. Дважды знакомый хирург даже не смеялся. Аккуратно и молча зашил рану, и наложил гипс, чтобы рука не доломалась, и Колю отвезли домой на машине ОВБ.

   Через два дня неуемному Коле стало скучно, тем более денег не было, так как по бюллетеню бухгалтерия начислить не успела и аванс не дали. Профсоюз материальную помощь не оказал - из-за запрета начальника и Николай решил смотаться к куме в ее село - Викторовку. Пешком, такую даль - километров пять – тащиться не хотелось, и Коля естественно поплелся в РЭС. Ему, в очередной раз, повезло. Машину готовили на Одессу, за материалами. Викторовка на одесской трассе. Место в кабине заняла Клавдия Степановна, кладовщица. Но Коля даже не возражал, ему не привыкать ездить в кузове.

   Когда машина выехала на улицу, ее тут же тормознули Гришка и Федор, которые были в отгулах и которым, ну позарез тоже надо было в Викторовку. Бабка Василиса, по имевшейся точнейшей информации, как раз накануне закончила гнать, и самогон получился высшего качества.

   Увидев Николая с гипсом, Гришка и Федор, естественно поинтересовались, что с рукой. – Николай, которому насточертело рассказывать каждому встречному и поперечному, как ему чуть циркуляркой не отпилило руку, пробурчал сквозь зубы, что его покусала бешеная собака, и он едет в Одессу, в областную больницу, колоться от бешенства.

   Зная Николая, Гришка и Федор, конечно, не поверили, но на всякий случай, береженного бог бережет, сели от него подальше, у заднего борта.

   Не успела машина выехать из города, как Гришка и Федор услышали, что Николай тоскливо завыл, как волк в полнолунье, призывающий волчицу. И это среди бела дня и с закрытыми глазами. Гришка и Федор, сначала похихикали, но затем заволновались и насторожились. И когда до Викторовки оставалось от силы метров двести – триста, Николай вдруг открыл глаза, а взгляд у него изменился, стал, какой - то резкий, пронзительный, странный, ненормальный - глаза на выкате - зрачки белые - гавкнул как Джульбарс и резко дернулся в сторону заднего борта.

   Гришку и Федора Николай не достал. В одно мгновенье, одним движением, на скорости 70 километров в час, мужики, перемахнули через задний борт и покатились по трассе. Хорошо, что сзади машин не было. Отделались мужики относительно легко. Гришка сломал правую ногу и левую руку. А Федька, только шею свернул, легкие ушибы и царапины.

   Опять расследование, опять групповой несчастный случай, вдобавок с ДТП. И технический инспектор – сволочь, настрополил Гришку и Федьку против Николая. Вместо того, что бы уладить дело по-хорошому, за бутыльком натуральной Викторовской (ну пошутил человек неудачно, с кем не бывает), они на Колю в суд подали.

   Судья долго смеялся. У прокурора даже слезы текли. Коля уже решил, что отделается назиданием. Так нет, на те вам, полтора года химии. Правильно говорил товарищ Высоцкий: – зачем нам врут, народный суд, народу я не видел, судье простор прокурор, тот час меня обидел!

   Это что, - свои двадцать копеек решил вставить Олег Викторович, начинающий стареть и лысеть, бессарабец, с соответствующим животиком - У нас один селянин купил старенький Форд. Приехал к куму. Надо ж обмыть покупку. Иначе машина ездить не будет. Обмыли. Решили опробовать. А Форд хоть и не первой свежести, но бегает шустро. До этого селянин ездил, только на ГАЗоне. Даванул на газ, что было мочи, и задел опору воздушки 0,4 кВ. Видно опоре это не понравилось. Она начала наклоняться. Пока опора медленно падала, селянин успел развернуться и рвануть обратно. Хорошо, что успел пригнуться. Голову сохранил на месте, на плечах. О кузове этого, не скажешь. Из обычного седана, получился кабриолет. Один такой, не только на село, на весь район!





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ


ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ