БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Анатолий Буханин
Закон Ома по одесски
Часть первая. Ну, вот наконец-то! Все бросили и начинаем рассказывать!


Глава 18. Чем труднее задача, тем хлебосольнее стол для ее решения. Или когда сто человек, как дураки, трезвые, должен же быть хоть один среди них пьяный

   - А мы выбирали место для подстанции 750 кВ, в Каховке, влез с воспоминаниями начальник службы перспективы. Здесь он, конечно, был не при деле. Но его привез Отец родной. Поэтому приходилось терпеть.

   Отец родной, соврать не даст, - продолжал начальник, - Он во главе комиссии был. Еще начальники электротехнической и диспетчерской служб. Приехали в Каховку. Встречают проектанты из Харькова, Питера, Киева. Как ни как, событие всесоюзного масштаба. И конечно местные власти. И главное лицо – дама лет сорока, землемер из райисполкома. Первая красавица Новой Каховки, играла роль некоронованной королевы. Она и так привыкла быть в центре внимания, а тут мужики, со всего Союза. Естественно, нос до небес…, но уши на востро.. В общем, с подачи Захаровича, зам.директора из Каховки и председателя райисполкома, подобрали мы площадку, в принципе, нормальную…

   Один недостаток – рядом свалка…. Вороны… лишняя опасность для оборудования. Но предрайисполкома, чтобы заполучить подстанцию, а с нею солидный жилпоселок с коттеджами, серьезные вливания в районный бюджет на социалку, пообещал свалку засыпать. Вороны отпали.

   Вот тут то дама – землемер решила сказать свое «Фэ». Заявила, во всеуслышание, что она присмотрела площадку получше, получила «добро» от областного руководства и настаивает, чтобы комиссия поехала на ее место.

   Приехали. Место шикарное, вокруг лес из крымской сосны - красотища, но «небольшие» недостатки - место слегка наклонное, а выше площадки пруды Крымской оросительной системы. Обваловка песчаная. Чуть-чуть больше водички водяные подкачают, песочек промоется, и физкультпривет электроснабжению Крыма. Ну и сосенки жалко: - два захода воздушек 750 кВ и четыре 330 с коридорами охранной зоны по 30-40 метров и от леса останутся одни воспоминания. Эти соображения разозлили питерцев и харьковчан, они и высказали все, что думают о даме во всеуслышание. Чем ее страшно обидели и она из их «Волги» перебралась в «ЛУАзик» Отца родного.

   Не успели отъехать, как до того скучавший одесский перспективщик, по ходу подтвердивший, что его жена таки права, когда говорит, что он не пропускает ни одной юбки, сделав «возмущенное» лицо, заявил Отцу родному, - Что это за проектанты, где их понабирали? Вечно приезжают из столиц и учат нас жить. Площадка им не понравилась. ГЭСы строим, а какие-то пруды не сможем забетонировать. Или сосну угрожают вырубить. Как только мысли такие могут появляться? У кого только рука поднимется на крымскую сосну? Это же реликтовое растение. В красную книгу занесено. Что нельзя построить современную подстанцию, на мировом уровне? Вечно в хвосте Европы тянемся. Прокопай траншеи и проложи кабели. И сосны целы и подстанция в шикарном месте. А персоналу жить. Вышел утречком – иволги поют. Соловьи заливаются. Курорт.

   Отец родной, конечно, хорошо знал советчика, знал и то, что заходы кабельных линий 330 кВ, по стоимости, обойдутся дороже всей подстанции. Кабелей 750 кВ в мире не существует. Поэтому спокойно продолжил игру, поддакнув, что надо бы посоветовать Минэнерго привлечь к проектированию Одесский Сельэнергопроект и Одесский Оргэнергострой. Они такую лялечку сделают.

   Все только хмыкнули. Сельэнергопроект проектировал электроснабжение ферм и систем орошения и конечно же не имел права проектировать подобные подстанции. Оргэнергострой подстанции вообще не проектировал. Но название звучало внушительно. Одесситы были прекрасно осведомлены, что на Украине их проектировал только Харьковский Энергосетьпроект.

   У дамы уши стояли востро, но она, стиснув зубы, обиженная до предела, мужественно молчала, глотая этот бред, до самой Каховки и гордо, вышла, не попрощавшись, явно, что-то задумав.

   Директор из Каховки с замами и проектантами и самой красивой женщиной района уехали в исполком. А нас отвезли на подпольную квартиру. Гостей ожидал шикарный стол со знаменитой каховской ухой. Вскоре ожидал не только стол, но и настоящее мужество рядом с богатым столом пришлось проявить изрядно оголодавшим членам комиссии. Шли час за часом, а директор не появлялся. Комиссия истекала слюнками.

   Наконец появился директор. Злющий, как черт…. И с места в карьер, - какой такой «специалист» посоветовал строить подстанцию с кабельными линиями 750 кВ. Он, что не знает, что таких линий в мире не существует…. Все грохнули, но смех на голодный желудок оказался несколько тоскливым. Оказалось, что директор три часа убил на доказывание очевидного. Дама упорно ссылалась, на «мнение» членов комиссии, утверждавших, что при прокладке кабельных линий, вместо воздушных, - сосны не пострадают….

   История имела неожиданное продолжение. Председатель исполкома через полгода не захотел подписывать отвод земли для кабельной линии связи.

   - Знаем мы, ваши кабели, говоришь, что по тропинке проложишь, а потом окажется, тропинка - десятиметровой траншеей по ширине и с пятиметровой глубиной. Лучший лес в области уничтожите! Вот так и пошутили….

   - Кстати ранее там же, задумали построить воздушку(воздушная линия электропередачи - энерг.) 150 кВ, для оросителей. Не хватало мощностей оросительным насосным, - Это уже, конечно, Отец родной, вмешался. Ну не может человек терпеть, когда другие рассказывают больше его.

   - Не успели Северо-Крымский канал запустить, как уже новый рыть планируют. Пока линию проектировали, пока согласовывали, осень настала. Приехал ГИП(главный инженер проекта - энерг.) из Киевского Энергосетьпроекта, взял мастеров – линейщика и мехколонновца, из двадцать пятой, трассу пробросили, колышки забили и «стоп - колеса». В грязь и слякоть не полезешь. Технику утопишь. Взяли бутылку. Зашли в столовую. Обсудили и пришли к выводу. Строить нельзя. Особенно возражал, мастер службы линий - эксплуатационник. Боялся, что опоры поведет, наклонит в разные стороны. Рихтовать ему придется, не дяде. На том и остановились.

   А вскоре приехали другие – ГИП из Гипроводхоза, мастера – каналокопатель и по орошению - эксплуатационник, тоже трассу пробросили. Параллельно электрическим, колышки забили и «стоп-колеса». У оросителей экскаваторы, конечно мощные, но и их угробить на раз. А если снегом понесет, засыпет. Это тоже север, хотя и Херсонской области. Обсудили это за бутылкой самогона и вполне логично, перенесли прокладку канала на следующий год.

   Наступила весна. Первыми спохватились оросители. По ихним планам, канал надо было закончить к концу июня. Чтобы в июле помидоры поливать. Надо, значит надо. Команда пошла и на трассу пришла мехколонна каналокопателей с КАМАЗами - самосвалами, бульдозерами и экскаваторами.

   Посмотрели они на идущие вдаль два ряда колышков, прикинули и решили копать по левому ряду. Он как-то ровнее был проложен и эстетичнее смотрелся.

   Приезжает двадцать пятая мехколонна на трассу, линию строить, смотрит, а там где, должны стоять опоры воздушной линии 150 киловольт, канал прорыт. На откосах берегов русла укладку бетонных плит заканчивают. Большой транспарант, белыми буквами на кумаче, висит, - «Выполним решения 25 съезда КПСС. Пуск канала к 29 июня – наш подарок съезду! Канал – наш вклад в продовольственную программу ЦК КПСС».

   Давай с водяными ссориться. На разборке те говорят, если уж вам, так наш канал нравится, ставьте опоры прямо по каналу, на плавающих фундаментах. Пришлось линию перепроектировать. Но в этот раз на весну откладывать не стали. Сразу стойки повтыкали. И ничего, досрочно к 32 декабря линию сдали и премию получили.

   - Это, что, вот у нас Юра, тогда он был зам.главного с Толей, зам.директора по энергосбыту и начальником мехколонны, - свои «двадцать копеек» решил вставить начальник РЭС. Лица Михайловича видно не было. Его Григорьевич и канистра на столе заслоняли. Видно, хозяевам надоело переливать вино из канистр в графины, а потом в стаканы и они подняли канистры на столы. - Площадку выбирали для тридцатьпятки(подстанция 35/10 кВ - энерг.) в селе Большое Плоское., - продолжал Михайлович, - Она там была посажена проектом. Но и тридцатьпятка, для начальников районного масштаба – дело серьезное. Тем более строилась после жалобы жителей в Москву, в ЦК КПСС на плохое электроснабжение. Срок монтажа под контролем обкома. Хотя с их стороны это было нечестно. Втихую, не сообщая РЭСу, в каждый церковный праздник селяне отключали разъединитель и оставались и без и связи. Аккумуляторов АТС хватало на два часа. А дальше можно было праздновать спокойно. Ни райком, ни райисполком не дозвонятся. А когда рабочий день закончится, тогда можно и свет включить, чтобы музыка гремела и танцы закручивались.

   Короче, поехали они к председателю. А там, в Большом Плоском одни липоване - русские староверы, кацапы, бежавшие в Допетровские времена в Причерноморье - бороды до колен. Только председатель безбородый (иначе бы его в партию не приняли) и парторг тоже. Вина у липован - хоть залейся. В общем, выбор по полной программе, костер, шурпа, куриные окорочка, только лес не Кардамычевский, а Малоплосковский.

   У председателя проблема – правление, база, винзавод, большинство селян в Большом Плоском, ферма крупного рогатого скота в Малом. А подстанция одна. И на черта спрашивается, два села, если оба «плоские». Поставишь подстанцию в Большом – винзаводу хорошо, правлению хорошо, народу тоже, но коровы останутся недовольными. Их электричество разбаловало, доиться без света, не хотят. Доярки тоже не хотят вручную. Грозятся, что как только света не станет, то начнут доить не коров, а председателя.

   Поэтому у председателя задача - уговорить электриков сделать так, чтобы и коровы были довольны, и винзавод энергией обеспечить. А, как известно, чем труднее задача, тем хлебосольнее стол для ее решения.

   К восходу луны выяснилось, что Толик и председатель, бывшие мастера спорта по штанге, чемпионы области и ее окрестностей. Надо было видеть, как они обрадовались, уяснив это, и как целовались, при их небольшом росте и выдающихся животах. Если вы не видели, как целуются колобки, то испеките и посмотрите, это было, что - то подобное. Нацеловавшись, навалились они вдвоем на Юру и поставили перед ним задачу – удовлетворить и коров и правление! К тому времени две канистры как то незаметно опустели и с завода привезли очередную – Каберне по белому. Оно, вообще то красное, но называется по белому, так как на виноградных косточках не настаивается.А потому не такое терпкое, как «по черному».

   Как известно Каберне выводит стронций из организма и подымает, не только …, чтобы по кустам и бабам бегать, но и творческий потенциал. И Юра принял мудрое решение, подстанцию поделить, Один трансформатор поставить в Большом, а другой, соответственно, в Малом Плоском.

   Сказано, сделано. На следующее утро мехколонна приступила. Мехколонновцы бурятся. Стойки под обоорудование ставят. Трансформаторы волокут, ячейки, разрядники, провода, разъединители. Толик Пенза, на своем москвиче - пензавозе, уехал, а Юра, естественно, остался проконтролировать, обкому ж докладывать придется.

   Позавтракали с председателем и начальником мехколонны, опохмелились и прилегли в кустах. На их беду, на проверку рабочих мест прибыл Владимирович. Спросил Юру. Безголовые мехколонновцы показали на кусты. Тот разбудил Юру и начал долбать в «хвост и гриву». Юра открыл один глаз и говорит, работа идет? – Идет, - Трансформатор приволокли? – Приволокли.- Вот видишь, все нормально. А когда сто человек, как дураки трезвые, должен же быть хоть один среди них пьяный. Так лучше, если им буду я. – Повернулся на другой бок и захрапел.





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ


ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ