БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Анатолий Буханин
Закон Ома по одесски
Часть первая. Ну, вот наконец-то! Все бросили и начинаем рассказывать!


Глава 36. "А что собственно потеряли, голову или автомобиль?"

   Медленно, но неотвратимо наступало время "Ч" - печально-тоскливое время отъезда. Определить его точно было невозможно. Определить его можно было только по косвенным признакам. Отдельные, наиболее уставшие гости начинали незаметно исчезать из-за стола и занимать места в автомобилях. Первому предпочтительнее было занять заднее, место на сидении, за спиной водителя. У большинства были трехдверные "Нивы". Только на месте за шофером, можно было дремать, без опасения, что последующий за тобой сосед по машине, не станет наступать на твои нижние конечности, пачкать глиной туфли, в попытке пробраться в заветный угол или начнет задвигать твое бездыханное тело в искомый левый задний угол. Где ты никому не будешь мешать на вынужденных в пути остановках для дозаправки, обсуждения возникших в дороге мировых проблем и ли просто для освобождения переполненных бессарабским вином мочевых пузырей.

   Есть подозрения, что "Отец родной" определял время "Ч" по двум критериям - по личному состоянию, когда вдруг, неожиданно ощущал, что уже пора! В путь - дорогу! Или как великие полководцы - Кутузов, при Бородино, или Наполеон Бонапарт, при Аустерлице, определяли время окончания битвы, по числу выбывших из строя бойцов, Когда число потерянных воинов превышало количество оставшихся, битву надо было прекращать и отводить армию на заранее подготовленные позиции.

   Именно, в преддверии этого грозного времени, совершенно неожиданно, в разговор вмешался Владимир Владимирович - главный релейщик. Но, не тот главный релейщик, прославившийя выводом в акте расследования - причина знаменитой гололедно-ветровой аварии - 1974 года - "релейная защита работала правильно, но излишне", а рангом пониже - из городских электрических сетей. Весь вечер он вел, себя тихо и скромно. Слегка ехидную, многозначительную улыбку надежно скрывали усы.

   Как известно, релейщики в энергетической иерархии стойкости по употреблению, занимают скромные места, где-то в конце, на уровне связистов. У связистов, в персонале, преобладает 5 параграф, а у релещиков количество инженеров явно превалирует над рабочим классом и из-за этой, как говаривал товарищ Ленин, вшивой интеллигенции, персонал релейной службы, не в состоянии конкурировать с персоналом распределительных сетей, службы подстанцй и тем более с бесспорными лидерами - линейщиками. Только у линейщиков хватает сил и здоровья, спуститься с 30 метровой высоты, чтобы опрокинуть стакан водки и подняться обратно, на траверзу. Невозмутимо продолжать замену изоляторов в гирлянде. Только линейщики, при минус 30 по Цельсию и ветре, 25 метров в секунду, чтобы не лазить с 30 метровой высоты, туда - сюда и обратно, на землю и на верх, захватывают с собой, на траверзу, бутылку и граненый стакан. По сравнению с бесспорными лидерами релейщики выглядели несчастными, больными и хилыми, трезвенниками.

   Но наверно и Владимир Владимирович, таки дошел до нужной кондиции, когда мысль натянулась, как струна, поэтическое вдохновение воспылало, и вспорхнуло до уровня великого Пушкина, голова просветлела и память, обострившись до предела, начала передавать мельчайшие подробности давно минувшего прошлого.

   - Так вот, откашлявшись, начал Владимир Владимирович, - ехали мы, утречком, на "Лиманчик", подстанцию 110 кв, на Пересыпи,

   на полях орошения, чтобы сделать послеваварийную проверку секционного выключателя 110 кВ. Вдруг, наш водитель, Юра, останавливается на таможенной площади, напротив памятника, герою-потемкинцу Вакуленчуку, и ныряет в гастроном.

   Гастроном, в те времена, был торгмортрансовский. В нем когда, нигде, можно было, что нибудь да прихватить дефицитное. Типа шипучки белой или розовой, балтийских шпрот, колбасы Краковской полукопченой, или водки в экспортном исполнении.

   У Юры в гастрономе работала кума Тамара и у него были все основания рассчитывать на приобретение дефицита и даже водки в столь раннее время. Ведь во времена не столь отдаленные водку - то можно было начинать пить только с одиннадцати. Короче минут через пятнадцать - двадцать выходит Юра счастливый до нельзя, с двумя бутылками "столичной" в экспортном исполнении, с закручивающимися пробками. Высший писк. Лучший подарок.

   Оказалось, Юре предстоял архи тяжкий день. Надо было попасть к другу Васе, на день рождения и на футбол. Вечером играли "Черноморец" - "Динамо" Москва. В том сезоне, любимая газета, "Вечерняя Одесса" называла "Черноморец" чемпионом Москвы, за постоянные победы над московскими командами. В "Динамо" на воротах стоял Лев Яшин. Такой матч пропускать было низзя. Юра не смог достать билет, но рассчитывал, что перед матчем, в крайнем случай с хорошей наценкой, он таки достанет билет, у барыг. В конце концов, ну что такое, нет билетов. В Одессе билеты есть всегда и куда угодно. Хоть на Маракану, хоть на Уэмбли. Дайте приличную цену и вам принесут билет на самое центральное место, самой центральной трибуны. Добавьте пару копеек и вам не нужен, будет билет. Вам принесут персональный пропуск в обкомовскую ложу. И вы будуте пить пиво с таранькой в кампании с секретарем обкома партии.

   Сказать, что Юра был болельщиком, это не сказать ничего. Он был яростным болельщиком, фанатом или как говорят в Италии тиффози. Еще вчера он знал, что "Черноморец" сегодня вечером обыграет "Динамо" со счетом 1:0 и доказал это на Соборке. Вчера на площади собралось свыше полутура тысяч фанатов и все они согласились с Юрой, что "Черноморец" свои два очка возьмет. Пусть у "Динамо" есть Лева, пусть Лева лучший вратарь всех времен и народов, пусть Лева вратарь сборной мира. Пусть. У "Черноморца" есть Вася Москаленко, который не может уйти с поля, не забив москвичам, есть Колдаков, который выдаст такой пас. Такой пас, который и Гарринче не снился, и самое главное есть Константин Фурс - Котя Фурс. Любимец и гордость одесских фанатов.

   Воспитанник дворового, центрового, с самой Молдаванки, футбола, Котя обладал невероятным дриблингом. Марадоне не хрен было делать, в сравнении с Котей. Котя мог обвести 2,3,4,5 игроков подряд. Короче всех, кто имел несчастье оказаться на его пути. Однажды он обвел не только всю команду противника, но даже вратаря. В азарте Котя, во вратарской площадке, попытался обвести, уже лежавшего вратаря, во второй раз. Но отчаявший вратарь, нарушил правила. Схватил Котю за левую ногу. Пенальти забил Колдаков. Котя считал ниже своего достоинства забивать с пенадьти. Только с игры. Главное для Коти - не забыть ударить по воротам. Он получал такое эйфорическое удовольствие от обводки соперников, что иногда обводил даже своих же игроков, но при этом забывал ударить по воротам.

   Самое интересное. Все произошло именно так, как предсказал Юра. "Черноморец" конечно, не команда, но москвичей обыграл. Со счетом 1:0. Гол забил, конечно же Котя Фурс! Его в центре, за уши держат два московских амбала. Колдаков в центральном круге, с мячом. Вася Москаленко набегает справа. За неделю до этого, он головой, в падении, в Лужниках, забил гол "Спартаку". Естественно все внимание динамовцев на Васю. Но Колдаков, премудрый Колдаков, есть Колдаков. Вместо того, чтобы по нормальной схеие, отдать мяч Васе, он из центрального круга, по-английски, по невероятной дуге, метров 25-30, направляет мяч в центр, на Котю. Котя, метр с кепкой, в окружении двух динамовских амбалов, прыгает. Переворачивается на спину. И в падении, через себя, ножницами направляет мяч в девятину. Стадион вскакивает. Чудо. Гол столетия, не ... гол тысячелетия. Но Лева! Лева и в этот раз доказывает, что он лучший вратарь всех времен и народов. В невероятном прыжке, как уссурийский тигр, шималайская пантера, он, по диагонали, вытянувшись как стрела, пересекает ворота и достает мяч, намертво. Гул разочарования стадиона был слышен не только на Соборке, но и на Пересыпи. Стадион сел.

   Но тут произошло невероятное. Судья показал на центр поля! Го-о-л! Стадион в изумлении замер. В мертвой тишине, на весь стадион, основной вратарь сборной мира, Лев Иванович Яшин, выразился так, что покрасневшие, Одесские биндюжники постарались запомнить его выражения, на всю жизнь и научить коллег, дабы в дальнейшем, использовать в работе и повседневной жизни. Такого словарного великолепия Одесский стадион не слышал ни до, ни после, за всю историю Одесского футбола. Вся динамовская команда, бросилась к судье. На поле выскочили динамовские тренеры, врачи и массажисты, люди в штатском и в форме. Но судья был неумолим.

   Лев Иванович понуро пошел в угол ворот и к изумлению болельщиков таки достал из сетки мяч. Гол таки да был. Невероятно, но факт! Мяч был в воротах. Разъяренный Лева слегка подбросив, перед собой, выбил мяч так, что чуть не забил в противоположные ворота. Слава богу, мяч перелетел, через перекладину. Попробуй потом доказать, что ты не ишак и гола не было.

   Оказалось, что в пылу борьбы, Лева поймал в верхнем углу ворот, не мяч, а Котину бутсу. У Коти, была такая миниатюрная ножка, что ему было трудно подобрать бутсы по размеру и иногда, бутса слетала с его правой ноги. Никем не замеченный мяч, предательски соскользнув с Котиной правой ноги, тихо и незаметно, закатился в дальний угол. Котину бутсу Лева забросил вручную на шестой ряд ближайшей трибуны.

   Дядя Жора, с Малой Арнаутской, которому так повезло, что бутса самого Коти Фурса, из рук самого Льва Яшина, попала в голову, в мгновение ока, стал Одесской достопримечательностью Дядя Жора, тут же сделал вид, что только что пришел, ничего не заметил и только после долгих переговоров с Колдаковым. Васей Москаленко и вмешательства Коти, объяснившего, что другой бутсы просто нет и играть будет не в чем, вернул таки бутсу, на которой успел немножко посидеть.

   Стадион лежал. Что на нем творилось рассказать невозможно. Тем более, что ничего этого Юра не увидел. И вот почему. Закончив проверку релейщики, по дороге на базу, начали разбегаться по домам. Последний инженер вышел на Польской, угол Жуковского. К Привозу Юра подъехал в гордом одиночестве. Машину поставил у ворот на базар со стороны Александровского проспекта. Именинник Вадик жил в угловом доме, напротив.

   Доведенный, до белого каления, долгим ожиданием гостей Вадик встретил Юру как родного. Стол был накрыт, как в лучших домах Лондона и Копенгагена. Фаршированная рыба-фиш и фаршированная шейка. Язык под майонеэом. Сырокопченые мясо и колбасы. Салат лососинный. Салат из помидор с зелеными огурчиками с пупырышками, посыпанный мелко нарезанным укропом, пахнущий крестьянским подсолнечным маслом. Икра из синеньких. Голубцы в виноградных листьях. Самодельная аджика. Солененькие грибочки. Это было то немногое, что успел заметить Юра.

   Так как ему надо было спешить Юра, в темпе вальса, поздравил именинника и сразу же извинился, сказав, что спешит домой. Супруга потребовала идти к теще. Он не виноват. Дни рождения Вадика и тещи совпали. В связи со спешкой Юра попросил налить сразу целый стакан. Он, выпьет за здоровье именинника и отвалит поздравлять тещу. Сообщение, конечно, резко подорвало Вадику настроение, но спорить он не стал. Себе Вадик налил соточку. Надо было до гостей продержаться.

   Юра не боялся ГАИ. Газ-52, с будкой, табличкой "Аварийная" на лобовом стекле водителя и табличкой "Стой напряжение" с красной молнией на стекле пассажира не представлял интереса для ГАИшников. На таких машинах ездили по Дерибасовской и Приморскому бульвару, по Тещиному мосту и Потемкинской лестнице. Если надо было срочно пиво лучше всего послать за ним Аварийку. Кстати и народ в магазине поймет, пропустит без очереди.

   Опрокинув стограмович, Вадик спросил, - Сколько у тебя осталось времени? - Полчаса, - ответил Юра. - Ну, смотри, - сказал Вадик, приглашая Юру на балкон, покурить. - Пять минут курим, затем опрокидываем еше по одной. Это еще пять минут. Пять минут на машине до гаража. Пять минут на трамвае до дома и у тебя останется еще десять минут на все про все. - Логично? - Логично!- Так они и сделали.

   Но опрокинув второй стакан, Юра выйти из квартиры не успел. Пришли Пеца и Боря. Одноклассники Юры и Вадика по 79 школе. Они тоже спешили на футбол, но сказать это Вадику не могли, так как тот такую причину счел бы неубедительной. Конечно, это было не смешно, но они оба спешили к супругам, потому, что обещали идти к тещам. Это ж надо, какое совпадение, что у трех друзей тещи родились в один день. Как бы то ни было. Друзья поздравили именинника и, потому, что спешили, опрокинули сразу по целому стакану.

   Оторваться Юре снова не удалось. Друзья задержали его, чтобы выпить еще по стакану, пообещав завезти, домой на фаре. Так и сделали, но перекурить не успели, потому что в квартиру ввалилась шумная толпа гостей. Оказывается, они поджидали друг друга во дворе, чтобы вместе поздравить именинника и сесть за стол. Естественно никто из гостей и слушать не захотел возражения трех друзей. - Какая может быть спешка, когда у друга день рождения - резонно возражали гости. Обсудив создавшееся положение и выяснив истинную причину спешки, друзья решили, что в принципе можно пойти на второй тайм. Все равно в первом тайме "Черноморец" не играет. Футболисты только ходят по полю, как сонные мухи. Настоящие события разворачиваются во втором тайме, а они на него успеют.

   Повеселевшие друзья добавили, по этому поводу, потом за жену именинника, потом за родителей, потом за детей, за соседей и наконец, за самых близких и дальних друзей. Вырвавшись на свежий воздух, друзья мгновенно отрезвели и по этому поводу решили выпить по кружке пива. Холодненькое пиво, в запотелых кружках, подняло настроение на высший уровень.

   На улице "Водопроводная" друзья запели "Ах Одесса, жемчужина у моря", с которой переключились на "Мясоедовскую улицу". Около 79 школы, в ожидании трамвая сплясали "Семь сорок", или "Без двадцати восемь", как упрямо утверждал Боря, которого друзья уже переименовали в Беню.

   Танцевать без музыки и дам было неинтересно. Друзья решил зайти на танцплощадку, в парк Ильича, тем более, что пролом в заборе был рядом.

   Для настоящих танцев было еще рано. Слишком светло. А на поляне пацаны играли в футбол. Чтобы все было по честному, Беня стал в одну команду, Юра в другую, а Пеца стал на ворота. Беня был лучшим нападающим Сахалинчика. До сих пор рассказывают, как Беня в окружении двух защитников, двумя ногами зажал мяч. Подкинул его, пяткой перекинул через себя на ход и, не дав опуститься на землю, влупил по воротам. Не ожидавший удара вратарь не успел выставить руки и, получив нокаутирующий удар в лобешник, рухнул на колени. Мяч срикошетировал под перекладину.

   Но сегодня был не его день. Беня ну никак не мог попасть по мячу. Юра если и попадал по мячу, то только левой ногой. Пеца, как Лева Ящин, пытался поймать мяч в падении, но почему-то каждый раз летел в противоположную сторону. Игра явно не получалась. Сказывался длительный перерыв в игровой практике и друзья поклялись с понедельника начать регулярные тренировки.

   Отряхнувшись и приведя внешний вид в порядок, друзья решили, что пора "осадить". Осаждать было принято шампанским, на жд вокзале. В угловом буфете, за круглым фонтаном с золотыми рыбками и серебром на дне, в любое время суток можно было осадить, чем и пользовалось жаждущее наседение. Наивысшим шиком считалось осадить - Мускатным, с ароматом и карамелевым привкусом. Но друзьям дико не повезло. Не было даже брюта. Только сладкое и полусладкое. Обсудив ситуацию, друзья остановились на полусладком.

   Охлажденное полусладкое, газовыми пупырышками, приятно пощикотало горло и это стало последним Юриным воспоминанеие. Дальше наступил провал. Черная дыра. Голова мучительно болела. Во рту пересохло. Правильно говорил народ, что пивом голову не обманешь. Только после стакана водки сознание начало медленно возвращаться и до Юры дощло мучительно, что он решительно не помнит, как поставил машину, не знает, не мешает ли она выезду ОВБ из гаража.

   Юра бегом рванул в гараж. Невозможность выезда ОВБ могла привести к серьезному шухеру.

   В гараже ОВБ отсутствовала, но отсутствовала и его машина. Юру зазнобило. Он не помнил, как он добрался до гаража и куда поставил машину. Охрана успела поменяться и не знала перепетий вчерашнего вечера. Пришлось звонить начальнику службы транспорта. Через 10 минут начальник был в гараже. Простой и вполне логичный Юрин вопрос - Петрович, а я вчера на машине приехал? Ввел его в ступор. Только минут через пятнадцать, он смог высказать Юре, все, что о нем думает и начал звонить по своим каналам в ГАИ и на штрафплощадки.

   С одной стороны было хорошо, что на щтрафплощадках машины не оказалалось и информация о машине в ГАИ отсутствовала. Не зафиксировано и ДТП с ее участием. Но сама машина от этого не появилась. Пришлось докладывать главному инженеру. Известный интеллигент, отреагировал так, что Яшину делать было нечего. Получалась беспрецендентная ситуация - угнали служебную машину, будку на ГАЗ-52, с аппаратрурой релейщиков. Такого ни в Одессаэнерго, ни на Украине не было. Аксакалы энергетики позднее утверждали, что угонов подобных машин не зафиксировано в истории Минэнерго СССР. Было что-то подобное. В селе, угнали мехколонновскую вышку. Так тож байстрюки, сельские, чтобы орехи сбивать. Но, чтобы в городе... У Одесских энергетиков появился очередной шанс прославиться на весь Советский Союз и послушать министра Непорожнего на воскресном селекторе. А он умел и как сказать и что сказать. Короче двое суток беспрецендентных поисков результатов не дали.

   Объявилась вышка также неожиданно, как и исчезла. В понедельник в релейную службу позвонил пенсионер, бывший работник. - Ребята, а что ваша машина третьи сутки на Привозе делает? Вы, что уже на Привозе халтурить начали? - поинтересовался он.

   Особой радости Юре это не доставило. Ни директор, ни главный, не захотели с ним разговаривать. Когда поступило сообщение о том, что машина нашлась, он, сидя в приемной, тупо смотрел на резолюцию директора на заявлении по собственному желанию. - ОК, в приказ, дата и подпись С.Лучин.

   На этом, завершилась Юрина карьера в Энергетике.





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ


ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ