БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Анатолий Буханин
Закон Ома по одесски
Часть первая. Ну, вот наконец-то! Все бросили и начинаем рассказывать!


Глава 19. Электромонтер, как женщина, обязан бояться оголенного конца. Нет такого спирта, который бы не выпили линейщики!

   Это что, - сказал Григорьевич, - Вот у меня электромонтер пошутил. Я чуть с машины не вывалился.

   Во дает. Дурит народ. Сто лет Григорьевича знаю. Спокойный всегда, как медведь. Не улыбнется. - Проверяю линейщиков. Попал на замену изоляторов. Линия отключилась. Холод, пурга, ветер хоть и не сильный, но пробирает. Вот в такую-то погоду на моих глазах сползает, орел с обледеневшей двадцатишестиметровой опоры СК-26, морда красная, брови в инее, глаза блестят, руки трет и заявляет, - А говорила мне мама, учись лоботряс на гинеколога, и руки в тепле будут, и деньги в кармане!

   - Подумаешь гинеколог, - заявил Бакаев, главный специалист по шахматам, единственный из присутствовавших, знавший защиту Нимцовича, подождав пока стихнет хохот. - Вот у меня в ОВБ орел, так орел, его еще в кино – «Вернись живым; снимали, после того, как он умудрился прямо в РЭСе попасть под напряжение. На десятку, в провода, залез и жив остался. Потом на него на подстанции Малая Долина выкатная ячейка с масляником(масляный выключатель - энерг.) опрокинулась, позвонок треснул, так он на третий день из палаты смылся, за бутылкой побежал, а однажды на подстанции «Большая Долина» подстанционники(электрослесари по ремонту или обслуживанию подстанций - энерг.) в ячейках ковырялись – обед подошел – сели они на травку прямо, на подстанции, закусывают и трепятся, слово за слово.

   Подъезжает ОВБ. Орел мой не может пропустить, не потрепаться, ну и поплелся к ребятам. Открыл дверцу камеры с трансформатором напряжения, уселся и сидит, покуривает. – Тут и я подошел, смотрю, из-под него дымок стелется. - Говорю, ты придурок, что на окурок сел? – Подскакивает, а него уже джинсы прогорели. Дырки дымятся. Трансформатор то оказался под напругой(напряжение - энерг.) 6 кВ. Прыгает и плюется. - Чувствую, что щиплет, говорит, а вставать неохота!

   - Ха – сказал Витаминыч, - у нас в институте один негр, даже до стульев, перед тем как усесться, осторожненько дотрагивался пальцем. Его по заднице шарахнуло, когда на испытательный кондер(конденсатор - энерг.) сел! Тоже 6 кВ, между прочим.

   - А ко мне Толя, наш романтик, главный связист, тот у которого и трезвого глаза в разные стороны, как-то часиков в десять в кабинет забрел. – Юра молчал долго, видно никак не мог дойти до кондиции - Мы только что, с Игорем, начальником службы изоляции, успели здоровье поправить, а он видно еще искал, где… Утром отличился, на оперативке. Попросил во всеуслышанье выписать нормального спирта для протирки аппаратуры. А директор спрашивает, что связисты такой спирт не пьют? Ну, Толя и выдал, - Этот спирт не только связисты не пьют. Такой спирт не пьют даже линейщики. Чем сильно обидел Колю-рыжего, главного линейщика. Коля аж побагровел, надулся, вот-вот взорвется, - А ну давай сюда. Нет такого спирта, который бы не выпили линейщики(электромонтеры по облуживанию воздушных электрических линий четырехугольник по 330 кВ - схема открытого распределительного устройства подстанции - энерг.)!

   Толя сразу же ретировался. С линейщиками лучше в этих делах не связываться. А у самого видно вообще никакого не осталось. Иначе чего бы он приперся. Ну, что мне жалко, говорю ему, - Иди в комнату отдыха, там стол накрыт, колбаска, селедочка, огурчики зеленые, хлеб и бутылка спирта. Что еще надо? Сядь да покушай. –

   Толя зашел в комнату, закрыл дверь. И, через минуту, из комнаты матюги трехэтажные, сопли, во все стороны. Оказалось Толя вместо спирта хряпнул соточку чистейшего ацетона. Нет, чтобы как люди. Сел бы за стол, съел бы бутерброд. Затем опустил бы руку под стол и бутылка, ему бы в руку, сама бы попала. Так нет, давай искать, в чужом кабинете, без разрешения. Вот и нашел ацетон на свою голову, точнее на свой желудок. Но ничего страшного, запил чистым спиртом и сразу выздоровел. Правда, к концу дня, отстранил охранника и начал машинам ворота открывать. Чувство оперативной ответственности проснулось и повысилось до предела.

   - А у нас один орел тоже прилично набрался. - взбудоражился Алексей Иванович, весь вечер ранее молчавший. Старейший начальник. Ветеран всесоюзного масштаба и уважаемый человек. Ну не могло же быть такого, что у всех, что-нибудь да происходило, а в его РЭСе ничего, - Да так прилично, что домой идти не решился. Или жинка не пустила. В общем, пришел в РЭС ночевать. Пробрался в уголок охраны труда и улегся спать. Утром народ приходит – в коридоре, у двери в кабинет уборщица на полу в обмороке. Ведро воды вылили, пока очухалась. Подняли ее. Держат, чтобы снова не грохнулась. А она сказать ничего не может. Мычит только, на кабинет рукой показывает. Глянули, а там Гриша, из ОВБ, на столе в обнимку с Ефросиньей, резиновой куклой, манекеном для обучения оказанию первой помощи, обнявшись, похрапывает. Она манекен, за мертвеца приняла. Коллектив, чуть не помер, со смеху.

   - Ой, у вас с манекеном электромонтер спал, а у нас «майстер», - лысый, голова, как арбуз, напился в стельку, - подхватил тему главный инженер Северного РЭСа. Его кодовое имя было «Сьомий».

   На общесистемных, профессиональных соревнованиях бригад распределительных сетей он играл роль условного диспетчера. Соответственно, был обеспечен радиостанцией и персональным позывным «Седьмой». В конце рабочего дня он посреди РЭСовского двора болтал с руководителем соревнований и, одновременно, принимал доклады от руководителей работ на местах.

   Наболтавшись вдоволь, руководитель соревнований пошел в курилку, а условный диспетчер в подлинную диспетчерскую. В этот момент доклады закончились и «седьмой», находясь на крыльце, по рации вызвал «Первого». Позывной «Первый», естественно, имел руководитель соревнований. Он пробежал мимо «седьмого» к машине, достал переносную радиостанцию и выслушал - «Перший – „Сьомий доповідає” - роботи закінчені. Бригади видалені. На лінію можна подавати напругу!”. С тех времен Николай превратился в Сьомого. «Жинка» из дома мастера выгнала, продолжал «Сьомий» - Витя вышел во двор и улегся в коровнике. И так видно мучался и стонал, с перепоя, что корова его пожалела и давай лизать ему лысину. Лизала, лизала, всю ночь лизала. А через неделю смотрим, а у мастера на лысине белый пушок. Волосы пошли расти. Красавец теперь, блондин. Помолодел, лет на десять.





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ


ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ