БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Анатолий Буханин
Закон Ома по одесски
Часть первая. Ну, вот наконец-то! Все бросили и начинаем рассказывать!


Глава 32. Народные умельцы, инспекция и Серко - все при деле

   - Вот, вот вы дежурных поразгоняли, а мы потом их набирали – как обычно с непечатаемыми эмоциями высказался Петя, не мог он, чтобы не высказаться в Витин адрес, - Вы выгоняли грамотных, обученных. Мы набирали, кого попало. Какой нормальный электрик пойдет на эту зарплату. Вот и накомплектовали.

   Как-то звонит энергетик завода «Сопротивлений» на «ГРЭС», что у него напряжение пониженное. Автоматика регулирования напряжения на подстанции, как потом выяснилось, отказала. Дежурный, из новых, не долго думая, вручную переключает РПН - устройство регулирования уровня напряжения под нагрузкой - в следующее положение. Нажал на кнопку - посмотрел на вольтметр. Стрелка на том же месте. Нажал на кнопку, переключил РПН на новую ступень. С тем же успехом. Успокоился, только когда загнал регулятор в верхний предел. Но ненадолго! Энергетик, опять недоволен, шум поднял на весь город. На заводе, видите - ли, двигатели сгорели. Напряжение на какой-то киловольт выше нормы. Стрелка в вольтметре застряла и не шевелилась.

   Это, что! Дежурный с подстанции «Застава» аналогично «спалил» локаторы, которые посадку самолетов на аэродром обеспечивают. Летчики нынче избалованные, без наземного сопровождения, самолет только в кино сажают. Пришлось аэродромным диспетчерам самолеты в Кишинев на посадку отправлять. Шуму, поболее было. Под суд отдать грозились. Кого? Героя Шипки и Халхин гола?

   Щас! Правда, выгнать пришлось. Но потом. Потихоньку.

   - А с сельскими умельцами тоже не соскучишься. Лезут, куда надо и не надо, - снова проснулся Анатолий, - В Николаевском районе один на комбикормовом заводе в КТП залез, на трансформатор. С 3,6 промилле, алкоголя в крови, умелец сумел не только сесть на трактор, но приехать на завод за шесть км от села. Подняться на гору, разгрузиться и попытаться поменять предохранитель на подстанции. Только парень ошибся. Вместо распредустройства попал прямо трансформатор, стороны 10 кВ. Ошибся камерами. Надписей не было. Барьера тоже. Влез прямо на шины и сгорел.

   Смертельный случай. Надо расследовать. Приехал инспектор, естественно, сельский, посмотрел и решил «повесить» труп на РЭС. И по статистике на один труп меньше и компенсацию – колхозу платить нечем, а РЭС – богатый, выплатит 6 годовых зарплат.

   Позвонил мне Баксов, попросил помочь защищаться. Баксов мужик деловой. За два года сети перестроил. Помещения отремонтировал. На территории розарий посадил, ставок для сазанов выкопал, «Матросскую Тишину» - комнату отдыха - оборудовал. Приезжаю. Находим инспектора и на комбикормовый. Ясно, что КТПушка не наша, с первого взгляда. Чисто технологическая нагрузка, ни частников - частных жилых домов - ни коммунальных предприятий. Но инспектор сильно умный попался, - докажите по бухгалтерии, - что она у Вас не числится. Смотрим бухгалтерию. По бумагам на весь РЭС одна КТПушка 400 кВА. И надо же, на комбикормовом именно 400 кВА. Номеров ни КТП, ни трансформатора естественно нет. Кто в те времена на номера обращал внимание. Какой Шехтман - старший мастер Б.Днестровского трансформаторного участка - давал из ремонта, такой и ставили. Какая разница, главное, что четыреста кВА. И списывали, какой надо, на номера не глядя! Собираем ИТР и главный инженер вспоминает, что их трансформатор 400 кВА в центре села. Едем в село. Точно, вот они родимые – 400 кВА. Ну конечно, она наша, покрашенная, огороженная, с диспетчерскими наименованиями. Пусть, с выцветшими, пусть с полузамазанными. Но есть же диспетчерские наименования! Вместо предохранителей, правда, катанка. Но не она же причина гибели. Нет, эта КТП – точно наша.

   Но инспектор, вредничает - Проверим по колхозной бухгалтерии! – Подняли колхозников на уши, вызвали председателя, главбуха.

   Смотрим бумаги. – Есть она родная, в бумагах – 400 кВА. И конечно, тоже без номеров, ни КТП, ни трансформатора. Доказали. А раз комбикормовая КТП не наша, так и труп не наш.

   Инспектор – зараза, все равно оштрафовал председателя за случай и Баксова за предохранители. Но дело сделано. Председатель накрыл поляну в Марьиной роще поблизости от лесного ставка(озеро - укр.), но не на берегу, а чуть в сторонке, в целях безопасности. Абы кто не свалился и не утоп.

   Шашлыки были классные, но мяса слишком много. Народ еще соображает, а водка кончилась. Ничего не поделаешь, пришлось менять дислокацию, перебираться в любимое детище Баксова – «Матросскую тишину». Там кухня, кофе, баранина и телевизор японский. Самый первый в районе.

   Приезжаем, главный готовит. Мясо шкворчит. Продолжили. Когда похорошело Баксов предложил сыграть по маленькой. Инспектор естественно не знал, что к Баксову на пулю из Одессы ездят. Бакаев, кандидат в мастера, бывший член юношеской сборной Украины по шахматам, лучший преферансист своего района, уже пол-года молчит, сколько в первый же вечер пролетел Баксову.

   Не прошло и полу-часа, как инспектор выиграл сотню зеленью, потом две. После тысячи, фарт изменил инспектору. Впору было закладывать штаны. Но Баксов успокоил инспектора, давай на мороженое, а лучше на мой штраф. – Почему бы на штраф не сыграть.

   – Но через пять минут штраф отыгран, а заодно и председательский.

   Осталось мороженое. Инспектор не выдержал и потихоньку спросил меня, - Слушай, у него, что выиграть невозможно? – Не знаю, может и можно, но Бакаев, не признается, сколько проиграл! – Ладно, в последний раз – И через пять минут, уже на крыльце инспектор жалуется, чуть не плачет - Ну как так может быть, у меня три туза, требую, откроем карты. – Баксов открывает, - У него четыре.

   Верный, лопоухий Серко, плод горячей любви кавказки и бульдога, ничего не имел против картежников. Однако совесть надо иметь тоже. Сами себе играют, а о стороже не думают. Понятно, что на сосиски рассчитывать не приходится. Их никогда не доставалось. Ну, уж бараньей костомахой могли бы и поделиться. Лучше бы говяжьей. Она больше. Есть что погрызть. Но если нет говядины или свинины, так „майте ж бога в животі”, поделитесь бараниной. Серко не выдержал и забыв про все запреты завыл от возмущения.

   - Это кто еще развылся? – заинтересовался Баксов.

   - Наш Серко – ответил Сёмый.

   - А чего он развылся? – спросил Баксов.

   - Не знаю - ответил Сёмый.

   - Сходи, посмотри! – скомандовал Баксов.

   Серко завидев Сёмого тут же замолк в нетерпении. Но Сёмый его не понял, и осмотрев клумбу с розами, убедившись в отсутствии рыбаков-браконьеров на РЭСовском пруду и посторонних на территории, вернулся в зал.

   Серко возмутился вдвойне, - Мало того, что не делятся, так еще и издеваются.- и, завыл еще тоскливее.

   - Слушай, чего он по новой развылся? – снова заинтересовался Баксов.

   - Не знаю – ответил снова Сёмый.

   - Сходи, посмотри! – снова скомандовал Баксов.

   Сёмый повторно, проверил территорию и, вспомнив за мясо, заглянул на кухню. Мясо пора было снимать еще вчера. Сёмый, схватив казан голыми руками, уронил его на пол. Чтобы не афишировать промашку, взял совковую лопату, сгреб на нее вывалившееся мясо и отнес подарок Серку.

   Баксов заметил, что мяса маловато, но при председателе и инспекторе стерпел, промолчал. Однако один из гостей, успевший привыкнуть к Серковым песнопениям, спросил.

   – А почему Серко молчит?

   - Да, главный, сходи, посмотри, чего Серко замолк? – тут же отреагировал Баксов.

   Семый вышел и, убедившись, что Серко увлечен пережевыванием тушеной баранины, вернувшись, доложил, что Серко не воет потому, что занят мослами.

   - Какими мослами? – заинтересовался Баксов. Семый вынужден был расколоться и рассказать о пострадавшем казане. Баксов, мало того, что не обрадовался сообщению, но, проявив бдительность, обнаружил, что исчез инспектор и, раздолбав главного за казан, заодно спросил, - Кстати, а где инспектор? – Не знаю, - признался Сёмый. – Слушай, ну та даешь, - возмутился Баксов, мало того, что мясо вывалял так еще и инспектора потерял! Мы чего здесь собрались водку пить или в карты играть? Почему инспектора не контролируешь? Иди, ищи и без инспектора не возвращайся.

   Долго инспектора искать не пришлось. Инспектор тихо дремал на заборе, застряв между двух стальных пик. Джинсы оказались очень крепкими. Зацепившись за забор, не только не порвались, но и не позволили хозяину спуститься на землю. Вчетвером, с большим трудом, но с целыми штанами, инспектор был опущен на тротуар, заведен в помещение и взбодрен чашкой «Нескафе». Это было стратегической ошибкой. Не успел народ разглядеть карты, как инспектор снова исчез. На этот раз главный искал его гораздо дольше. Инспектор был обнаружен в баре, танцующим. Несмотря на протесты, четырнадцати - пятнадцатилетних девиц, упрашивавших дядю Колю не забирать единственного танцора, Сёмый увел инспектора в гостиницу.

   Утром верный Серко встречал инспектора и сопровождающих, с трудом высунув морду из будки и продемонстрировав радостный оскал. Выбраться из будки и повилять хвостом сил у верного Серка не было. Псам тоже тяжело достается расследование несчастных случаев.

   - Слушайте, ничего плохого, не могу сказать за Шехтмана, - сказал мудрый Михайлович, прославившийся Кардамычевский лесом с лечебной купальней, после банкетов - Мужик толковейший, трансформатор с закрытыми глазами, разберет и соберет. Но меня он подвел. Однажды, в самом дальнем селе района трансформатор накрылся. Телефонная связь на аккумуляторах и без подзарядки через пару часов, как водится, сдохла. Посидели селяне недельку без света и послали делегацию в райком и райисполком. А для надежности, давай трезвонить в обком партии и облисполком. Шуму подняли, не соскучишься. Тут меня и свои - райком и райисполком за жабры взяли, так и орденопросящие, самые Центральные Электросети вмешались. Их обком, облисполкомом и Одессаэнерго дрючит. А у меня как назло, ни одного трансформатора. Звоню в службу распредсетей – тоже нет. Давай Одессаэнерго впечатлять, тоже бесполезно и на центральном складе нет.

   Договорилась служба распредсетей с Шехтманом. Что бы тот Баксовский трансформатор – 63 кВА мне отдал. А Баксову вернул, мой сгоревший, когда отремонтирует. Все вроде бы в порядке. Но вот незадача, к Шехтману послать некого. Нет под рукой ни кого, кроме кладовщицы. Она конечно работник опытный. Двадцать лет на складе. На зубок помнит, где какая метелка лежит. Только одна незадача, для нее, что силовой трансформатор, что трансформатор напряжения, что трансформатор тока, все едино. Синий, железный ящик с беленькими изоляторами.

   Звоню Шехтману и объясняю, что кладовщица у меня неграмотная, прошу помочь, погрузить именно то, что мне надо – силовой трансформатор 10/0,4 кВ мощностью 63 кВА. А Наумович, вместо того, чтобы пойти на площадку вместе с кладовщицей и показать пальцем, сказал ей, - Иди, через дорогу, во дворе, справа от ворот, во втором ряду заберешь трансформатор. Да смотри, именно 63 кВА, как начальник просил. Та и пошла себе во двор. Разыскала грузчика, моториста с погрузчиком и, как водится право с лево перепутала. Но 63 кВА нашла и погрузила.

   А я её заранее предупредил, чтобы время зря не тратить, возвращалась она не в РЭС, а ехала прямо к Кузьмичу, мастеру Цебриковского участка. Точнее забирала бригаду Кузьмича и двигалась с трансформатором в село. А дальше уже Кузьмич разберется. Так она и сделала. Кузьмич, был мастер безотказный. Он начинал в районе электрификацию, восстанавливал линии после гололеда в 74 и 88 и так далее. Опоры мог ставить краном и стогометаталем. Если под рукой не было ни крана, ни стогометателя, то он и вручную мог поставить, и без бура, забуриться.

   Трансформатор мог поменять тоже без крана и без трансформатора. Подгонит машину задком к фундаментом и потихонечку ломиками. Раз - раз, пару раз, где матерком, где кувалдочкой, и трансформатор на месте. За Кузьмича, можно было не беспокоиться. Но, конечно, мужик он не без недостатков. С правилами и законом Ома у него были сложности. Однажды дали команду плакаты со стрелками (осторожно, электрическое напряжение) на дверцы щитов КТП поклеить. У него на одной из КТП дверцы РУ-10 кВ не было. Селяне свистнули. Так Кузьмич, треугольник трафаретом набил на задней стенке, под предохранителями.

   Привезла Марь Иванна трансформатор. Кузьмич бросил его на фундамент, подключил концы, врубил разъединитель, и уехали они вместе с Марь Ивановной. Только Марь Ивановна в РЭС, а Кузьмич на участок, точнее домой, потому, что уже поздно было. Зря он так спешил. Не успела улечься пыль от его машины, как в селе, сначала погорели лампочки, а потом завыл трансформатор. Сначала тихо, потом все сильнее и сильнее. Хорошо, хоть от райцентра далековато было. Райкому не слышно. Но колхозникам стало тоскливо. И не только им. Коровы замычали. Овцы заблеяли. Никому не спится. Все, у кого были телефоны, начали звонить в РЭС, жаловаться.

   Диспетчер решил, что народ шутит, от радости, что подали напряжение, балуются, пока, председатель не позвонил и на руководящем языке не высказал, что он о РЭСе думает. А думал, как оказалась, о РЭСе председатель плохо. Пришлось самому ехать и разбираться. Поехали с главным, на всякий случай. Гуртом сподручнее, не только батьку бить, но и от народу отбиваться.

   Атомная тревога была слышна километров за пять. Только сначала мы не поняли, а потом врубились. Я двадцать лет, только начальником работаю, но такого воя не слышал. И такого трансформатора не видал. Бак, красный как рак. Масло выкипело, Даже дыма не видно. А гудит. Отключили. Дождались, пока остынет. Смотрим табличку. Трансформатор то, не 10/0,4 к, а 6/0,04 кВ. Не Баксовский, а Одесских горсетей. Марь Ивановна напутала. А ведь предупреждал же я Наумыча. Ну что делать, снял Кузьмич трансформатор и вернул на участок, к Шехтману. На этот раз, Кузьмич поехал лично и привез Баксовский. А в горсетевский масло залили, испытали, - живой. Включили, работает. Вот какое качество у Наумыча было. Шестерочный трансформатор 10 киловольт выдерживал.





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ


ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ