БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Геннадий Дмитриев

День Победы

Неба синего синь отражает в озерах вода,
Вновь приходит весна, и деревья в садах расцветают,
И умолкли орудья, дай Бог, чтоб уже навсегда,
Сорок пятого года, девятого мая.
Сквозь бетон, опаленный пожаром, пробился цветок,
И в разрытых полях зарастают травою воронки,
Но еще эшелоны с войсками идут и идут на восток,
И еще почтальоны несут и несут похоронки.

И уже состоялся на Площади Красной парад,
И в историю вписаны эти великие даты,
А в маньчжурских степях еще пули свистят и свистят,
А в хинганских горах еще падают наземь солдаты.
И опять поднимается взвод по команде: «Вперед!».
На опорные пункты врага на проклятой высотке,
А из полуразбитого ДОТа все бьет пулемет,
И кого-то навечно укроют маньчжурские сопки.

И уже отгремели салюты Победы над нашей страной,
И вернувшихся с фронта солдат обнимают родные,
А на Дальнем Востоке уходят дивизии в бой,
И еще заполняют комбаты листы наградные.
Это скоро закончится, скоро утихнет Хинган,
И надеть бы чехлы на стволы раскаленных орудий…
Только будет Корея, и будет Вьетнам, и Афган…
Еще будет Чечня, и кто знает, что там еще будет?..

Возвращение с боевого задания

Есть на свете единственный праздник последней надежды,
Когда тянет машина сквозь дым на подбитом моторе домой.
Я, как изгнанный ангел из рая, один в этом мире безбрежном,
Со своею заблудшею, сбившейся с курса душой.

Угасающий день нас последней надеждою дразнит,
Догорает закат в удивительной, синей тиши.
Мне бы только успеть на последний, единственный праздник,
И поверить на миг откровенью заблудшей души.

Злой пророк нам пророчит, что мир этот будет разрушен,
И на крыльях у ангелов капли кровавой росы.
Может, где-то в пространстве витают заблудшие души,
И не могут никак дотянуть до огней полосы.

Умолкают винты, и с басов переходят на шепот,
Притяженья земли не осилить, не вырваться мне из цепей.
Никогда с высоты не срываются ангелы в штопор,
Им не надо тянуть до посадочных дальних огней.

Ведь у ангелов нет ни надежд, ни посадок, ни взлетов,
На последний, единственный праздник им поздно спешить.
И витают в пространстве заблудшие души пилотов,
Не успевших при жизни допеть, долететь, долюбить.

И в последней молитве искривлены черные губы.
И земля меня примет в величье багровых одежд.
И архангелы грозно трубят в свои вещие трубы,
Предрекая крушение самых последних надежд.

Есть на свете единственный праздник последней надежды,
Когда все же придет после боя машина домой.
И сойду я на землю, как ангел, суровый и нежный,
Со своею заблудшей, но вышедшей к цели душой.

Безымянные солдаты

Их немало по свету
Разбросала война,
И над ними то ветер,
То зима, то весна,
В тишине проплывает
То рассвет, то закат.
На земле не бывает
Безымянных солдат.

Силуэт обелиска
Шпилем небо пронзил.
Нет любимых и близких
У заветных могил.
Хоть и вдовы не знают,
Где их милые спят,
На земле не бывает
Неизвестных солдат.

Разве высохнуть могут
Слезы тех матерей,
Что дождаться не смогут
Никогда сыновей.
Их они ожидают,
Только годы летят.
На земле не бывает
Безымянных солдат.

Те, кто в братской могиле
Под фанерной звездой,
Тоже верили, жили,
Шли в последний свой бой.
Но от них не осталось
Ни имен, ни наград.
Никогда не бывало
Безымянных солдат.

И в весеннем цветенье,
На просторах страны
Пусть растет поколенье
Без беды и войны,
Но пускай они знают,
Память в сердце хранят.
На земле не бывает
Безымянных солдат.

Разрешите посадку

Разрешите посадку нам,
Мы из сорок второй весны,
Мы хотим возвратиться к вам,
В вашу память и в ваши сны.

Мы из прошлой жизни, былой,
Мы навеки остались там.
Нам давно пора на покой,
Только нету покоя нам.

Опьянели от высоты,
В облаках оставшись навек,
Мы забыли, как пахнут цветы,
Как скрипит под ногами снег.

Мы уже полвека летим
Сквозь метель, дожди и туман,
Мы хотим вернуться к живым,
Разрешите посадку нам.

Но не слышно привычных слов,
И сегодня здесь ждут других.
Здесь не знают таких бортов,
В плане нет таких позывных.

Так включите в план наш полет,
Позывные наших ребят,
Посадите наш самолет,
Что взлетел полвека назад.

Где-нибудь в последней строке
Вы поставьте памятный знак
Всем, не вышедшим из пике,
Не вернувшимся из атак!

Мы хотим слышать смех детей,
Мы хотим любить и мечтать,
И ходить по Земле людей,
И любимых своих встречать.

Мы из сорок второй весны,
Мы навеки остались там,
Мы придем к вам из той войны,
Разрешите посадку нам.







ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ