БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Аделина Гаер

Русалочки

    Было это давным-давно, в давнюю-давнину, в старую-старину. Жил-был в далеких краях один барин. С виду вроде пригожий, рожица смазливая: только был у него один глаз косой да нос кривой, да два передних зуба длиннее, чем положено, да еще и руки ниже колен. Видите, снаружи вроде ничего. Да говорят – души-то у него не было. То есть, она была, но такая ржавая, задубелая, что даже в летнюю пору от него холодом веяло. Вот люди и поговаривали, что у него души нет. Так как, когда у человека есть душа, она отдает тепло другим.
    И звали его Перевертышем, потому что любил все делать не так, как это делают люди. Обитал он в красивой, живописной усадьбе, на холме. Вокруг сады вишневые, желоба дубовые. А внизу поля широкие, среди них река глубокая. Ее воды – лазурные, тихие, берега пологие. В летнюю пору на полях пшеница колосится, золотистые колосья к небу тянутся, на ветру качаются. А на лугах сочные травы лазурью искрятся, медвяный запах буркун-травы плывет над некошеными лугами.
  Все было бы хорошо, но крестьяне почему-то боялись своего господина. Одним казалось, что он похож на колдуна, а другие утверждали, что он злодей. Да еще и беда такая приключилась – девушки в деревне стали пропадать. А это дело рук Перевертыша – так думали многие. Но не могли догадаться, в чем причина. А дело в том, когда барину исполнилось пятьдесят четыре года, он раз в году, когда пшеница золотистая созревает, впадал в детство.
    Бывало, идут девушки с полей, а Перевертыш мчится на своей тройке – пыль столбом. Пока девчата от пыли отворачиваются, он выхватит одну из них и мчится на холм. Занесет в дом, напоит колдовским чаем, девушка сразу же засыпает, а он полностью впадает в детство.
    Говорят, что его родители хотели, чтобы родилась девочка. Накупили много различных кукол, таких красавиц, что ни в сказке сказать, ни пером описать. А родился он – Перевертыш. Когда мальчишка подрос, слишком надоедливо говорил своим родителям, что все девицы-красавицы – его невесты. Поэтому в куклы ему, конечно, не разрешали играть, накупили других игрушек, а девушек-красавиц продали. Но у него на всю жизнь осталась к ним такая любовь, что к старости он раз в году становился неразумным ребенком. Ему казалось, что девушки, работающие на его полях, это те куклы, которые ему купили, но продали. Поэтому они принадлежат ему полностью.
    Так вот. Привезет девушку домой, усыпит ее и начинает играть, как с куклой: наряжает, драгоценностями разукрашивает, а кормить – не кормит, забывает. Она от слабости и колдовского чая спит себе не просыпается. А тут через недельку здоровье к барину вернулось. Глядит, и понять не может, откуда у него девушка, да еще, как ему казалось, мертвая. Дождется темноты и несет ее в полночь в реку… А девушка ведь только спит.
    А в той реке, в глубокой воде русалочки обитали, на водорослях качались и от души смеялись. И всех девушек-утопленниц в свою компанию принимали, цветами-лилиями украшали, водорослями пеленали, чешуей посыпали и в русалочек превращали.
    Рассказывают, что их видела одна женщина, которая не верила ни в черта, ни в Бога, ни в дьявола. Это было в день Ивана Купалы. Вышла она к реке белье полоскать. А было это и не рано, и не поздно – как раз перед обедом. Русалочки выплыли в это время из холодной глубины на поверхность реки порезвиться, на солнышке погреться. Зеленоглазые девушки знали, что в этот день на реке никого не будет, и их никто не увидит. Плескались-плескались, и захотелось им выйти на бережок, по травушке пробежаться, колоски пшеницы потрогать, бабочками полюбоваться, жужжание шмелей и пчел послушать, нарвать букет цветов, лежать на травушке, и как земля, когда-то им родная, дышит, слушать. В день Ивана Купалы у русалочек ноги вырастают.
    Только подплыли к берегу, видят, а там их место занято: кто-то работает – только брызги летят. Подплыли тихонько и начали щекотать, а затем в воду потянули. Смотрят, а это женщина – лицо злое, нехорошее. Не понравилась она им, и вышвырнули они ее на берег, чтоб и в реке такой злой не было. А белье по воде пустили, чтобы другим не захотелось в этот день на реку идти. А молоденькие, незамужние, чистые душой и телом девушки-утопленницы превращались в русалочек.
    Жила была в этой деревне девушка Янина с мамой и сестричкой Дарьюшкой, которой не было еще и двух лет. Янушка была работящей. Как и все остальные девушки, трудилась в поле: картошечку сапала, свеколку поливала, пшеницу серпом жала. Это было давно. В то время не было хлебоуборочных машин. И все делали вручную. Одни жали, другие снопы вязали, третьи в копны складывали, сушили, а затем молотили.
    А в праздники Яна отдыхала, с Дарьюшкой гуляла, ходила на бережок, собирала цветочки, плела веночки, песенки напевала, веночки в реку бросала. И когда они достигали середины реки, откуда ни возьмись, появлялись русалочки. Девушки смеялись, примеряли веночки, становились в круг, пели песни и исчезали, а веночки плыли и плыли дальше по реке. А Яну русалочки не трогали. Возможно, потому, что у нее были зеленые глаза. И в деревне многие говорили, что в прошлой жизни она была русалкой.
    Однажды (это было перед праздником Ивана Купалы) у девушки умерла мама. Очень горевала Яна. Тяжело ей было: Дарьюшка слазит с кроватки, резвится, а в поле пшеница колосится, вот-вот начнет осыпаться. На работу нужно спешить, а то барин начнет бранить. Закрыла она Дарьюшку в доме и пошла с другими девушками в доме и пошла с другими девушками в поле. А тут тройка мчится – пыль столбом. Выхватил Перевертыш Янушку и умчался в свою усадьбу.
  А через несколько дней выбросил ее в реку. Как раз была полночь. Русалочки спать еще не ложились, при лунном свете резвились. Услышали всплеск и нырнули под воду. А там девица в платьице белом. Косы длинные, русые, глаза бирюзовые, пальцы в перстнях, волосы в жемчугах. На шее рубиновые и золотые браслеты, а ножки в сафьяновые туфельки одеты.
    Бросил ее Перевертыш в реку. А вода холодная стала кровь леденить, Яна и проснулась. Увидела русалок и поняла, что с ней произошло. А они мечутся вокруг нее: кто косы расплетает, кто по головушке гладит, драгоценностями любуются. А одна смотрит в глаза – не насмотрится.

- Вернулась, Нина, – произнесла она.

    Глянула на нее утопленница – не узнает свою сестру. Когда-то они вместе утонули (это было в прошлой жизни) и говорит:

- Меня зовут Янина!

- Да, но в прошлой жизни твое имя было Нина. Прислушайся, ты ведь сама нам об этом говоришь: «Я – Нина!»

- Вы правы! Я в прошлой жизни была русалкой. Тогда в меня влюбился молодец. Он был слишком богат и выкупил меня у речного дьявола. Если б вы знали, сестрицы, как Земля прекрасна! Как солнышко светит ясно! Зачем вы живете в глубинах, где холод лишь, мрак и тина? Отпустите меня, сестрицы, выплесните на бережок. Пшеница на моем поле осыпается. Дарьюшка, ваша правнучка не просыпается. Давно уж не ест, водички не пьет – не сегодня так завтра сестричка умрет.
    Янина замолчала и закрыла глаза, чтобы не видеть, как будет превращаться в русалочку. Ее волосы же распустили, по плечам разбросали, жемчугом и лилиями обвили, а ножки водорослями запеленали. Осталось самое главное – посыпать чешуей и произнести магические слова, и девушка-утопленница превратилась бы в русалочку. Зеленоглазые красавицы ждали указаний самой главной из них – это той, которая узнала Янину. Но она медлила, о чем-то размышляла…
    Девушки-русалочки склонились над утопленницей в ожидании. У каждой в правой руке была чешуя. Кулачки сжаты. Вдруг у одной из них посыпались из кулачка чешуйки на запястье правой руки утопленницы. Янина открыла глаза, и из ее груди вырвался стон. Услышав его, главная русалочка вышла из задумчивого состояния и сказала:

- Жаль мне смотреть вновь и вновь, как стынет у девушек
красная кровь. Ее и себя мы можем согреть. И не дадим красоте умереть. С девушки все украшения снимите! И дьяволу в реку, в глубины швырните. И с первой зарей мы воды покинем! А барина злого дьяволу кинем!
    После этих слов утопленницу выплеснуло на бережок. Этим утром солнышко пробудилось раньше, чем обычно. Его лучи согрели девушку. Янина поднялась, осмотрелась, но не смогла вспомнить, что с ней произошло. Волосы были разбросаны по плечам. На запястье правой руки красовалось родимое пятно. Девушка еще раз осмотрелась и стала заплетать распущенные волосы. И вдруг обнаружила в них три запутавшиеся жемчужины. Янина спрятала их в кулачок и побежала к Дарьюшке…
    А Перевертыш в эту ночь не ложился. Не спалось барину. Думу думал: как хлеб вовремя убрать, люди умирают, рабочих рук не хватает. И все это время он смотрел в окно, на свое поле, где под лучами восходящего солнца красовались золотистые колосья пшеницы.
    И вдруг в такую рань Перевертыш увидел девушек. Они шли по полю. Их белые платья развевались при тихом дуновении ветра. Распущенные волосы искрились под лучами солнца, на руках и пальцах еще сверкала золотистая чешуя. Они приближались, смотрели на окна барина и манили его, звали к себе. Барин много дум передумал в эту ночь; понял, что это за девушки, и от страха умер. Хоронила его вся деревня. Кто-то плакал, но каждый в душе радовался, что избавились от злодея.
    А русалочки стали обычными девушками, как когда-то, до того, как они утонули. Только у всех у них были зеленые глаза и золотистые волосы, светящиеся лазурью, так что невозможно было узнать. Сестрицы, как они себя называли, начали работать на полях, как и все жители этой деревни. И никто не смог догадаться, кто эти красавицы. И только Янина называла их сестрицами и ходила к ним с Дарьюшкой в гости.
    Вот что было в одной деревне! А верить в это или нет – это уж ваше дело!





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ