БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
| Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Анатолий Карпенко-Русый

«Нобелевку» не дадут даже посмертно?



   Должен признаться, что всю свою творческую жизнь, изначально, предполагал получить Нобелевскую премию. Время шло, а «нобелевки» все не было, даже на горизонте литературной нивы. Но я проявил долю оптимизма и стал рассчитывать на премию посмертно. А потом случился полный «облом», потому что, в один прекрасный момент я узнал: «нобелевки» посмертно не дают! За всю историю был один случай, да и то, не у литераторов, а у политиков.

   Шутка с долей смысла. А смысл в том, что доля-то, вестимо, у каждого своя, только вот творческой части населения, катастрофически мизерной в нашем обществе деградации, просто жизненно необходимо признание остальной, желательно всей, хоть такого и не бывает, массы окружающих людей. Конечно же, по заслугам, по уровню качества, по достоинству произведенного произведения.

   Творческий человек душевно весьма уязвим, ему архиважно поверить в себя, в наличие в себе Божьего дара, хотя бы для того, чтобы иметь вдохновение и чего-нибудь еще сотворить. И кто ж эту веру ему даст? Понятно, что люди. Живущие рядом и одновременно с творцом: это мы с вами, дорогие сограждане. А еще немаловажно официальное признание, социальный статус, знаете ли. Со своей корыстной стороны потребителя красивой и душевной песенной музыки, приведу пару примеров бездушного отношения официоза к творцам уровня гениального: это Владимир Высоцкий и Валерий Ободзинский. Ведь эти поистине народные артисты не имели государственного звания даже «заслуженный артист»! И это, несомненно, в какой-то мере, повлияло на факт их преждевременного ухода от нас.

   А вот тут-то я и поясню: в чем же моя корысть? Эти до сих пор потрясающие души гении вполне могли бы прожить еще и три, и пять лет, и даже дожить до нашего времени. И сколько бы еще они натворили кайфа-удовольствия лично для меня? Вот такая вот корысть по отношению к кумирам.

   Это примеры из прошлого, а сегодня меня озадачило заявление уважаемого мною мэтра журналистики Александра Галяса. Сказано было это в газете «Порто-франко» об одесском писателе Валерии Смирнове. «…Я ни в коей мере не собираюсь ставить нашего земляка в один ряд с вышеперечисленными классиками». Вышеперечисленные: Ильф с Петровым, Олеша и Зощенко. Правда тут же Галяс дает как бы оправдательное замечание: «Сочинения В.Смирнова еще не подвергались серьезному литературоведческому анализу. А жаль».

   А действительно жаль. Потому что, по такому показателю популярности, а значит, любви читающей, не самой худшей части общества, как общий тираж, Валерий Смирнов сегодня может быть уже обогнал вышеперечисленных классиков. Валерий сам не знает, сколько в мире вышло его книг. Его издают активно не только в Украине, но и по всему постсоветскому пространству. К сожалению, там чаще в пиратском формате. Во всю пиратят Смирнова и в интернете. Так что тираж невероятный, не поддающийся никакой статистике.

   Неоднократно поступали предложения о постановке фильма по книгам Смирнова, и кино такое, несомненно, появится в самом скором времени. В весьма популярном фильме «Ликвидация» совершенно естественно было предложено Валерию Смирнову стать консультантом, но по некоторым причинам это не получилось, и теперь у одесситов столько претензий по поводу показанной в этой кине не совсем Одессы. И ведь истинно, Смирнов сегодня один из немногих в нашем городе, во всем мире, хранителей действительного одесского языка, причем, знает он этот язык и его традиции, происхождение каждого слова, выражения - досконально!

   И ежели мне, Анатолию Карпенко-Русому, правда, в иносказательной форме, передают мнение, что будто бы я пишу прозу на псевдо одесском языке, то я-то могу сказать, что знаю более-менее только русский язык, исключительно на нем и пишу, конечно же, частенько используя сленговые одесские выражения и словечки. Валерий же Смирнов многие свои вещи, ставшие невероятно популярными, пишет именно на имеющем место быть, в нашей жизни либо памяти, настоящем одесском языке.

   И ведь, что печально, а может быть, наоборот, должно вызывать экологически чистую гордость действительных одесситов: рассказы и повести Смирнова, из серии одесских, нет возможности перевести на любой другой язык. Те «одесизмы», которые совершенно естественно в своей прозе использует Смирнов – по большей части непереводимы! Кстати, у Валерия достаточно произведений и не на одесском, а на чистом русском языке: лирических, детективных и т.д. Он мастер слова.

   О мастерах слова. К сожалению, эти люди не всегда мастера мысли! Меня озадачил, во второй раз в одной и той же публикации, мастер журналисткой мысли Александр Галяс тем, что он поставил на одну полку, в отличие от «вышеперечисленных», Валерия Смирнова и бездумного литератора Богдана Сушинского. Видимо, лишь потому, что увидел их книги рядом на полках киевской книжной ярмарки.

   Ремарка. Писатель должен досконально знать все обо всем том, о чем он повествует. В некоей же повести Богдана Ивановича ковбои водятся в горах, так сказать, пасут горных коров, и при этом эти крутые мужики попивают в барах исключительно сухие вина.… Так что, Александр Галяс, не обижайте Смирнова присоседиванием к его имени некоего блудного литератора.

   А вот еще один пример пренебрежения к несомненной причастности таланта Валерия Смирнова относительно одесского юмора. Изощренный эстет и знаток юмористов, не только одесского розлива, но и всемирного, что, в общем-то, одно и, то же, Валерий Хаит, не заметил и не отметил при составлении антологии одесского юмора напрочь Валерия Смирнова! Сей досадный промах остается на редакторской совести всемирного себе знатока.

   И вот, возвращаясь к вышеперечисленным классикам, с чего изначально и образовалась данная публикация, надо сказать: Одессу лет около двадцатых прошлого века будут знать по Бабелю, Одессу в районе тридцатых по Ильфу и Петрову. А Одессу нашего, и чуть раньше, времени будут знать по Смирнову! И дай Бог, чего я искренне желаю, дожить до того времени Александру Галясу, и уважаемому Валерию Хаиту, и тогда мы все увидим в каком ряду стоит имя Валерия Смирнова.

   А «нобелевка»? Несмотря на когорту «вышеперечисленных классиков», Одесса не может похвастаться литературными нобелевскими лауреатами. А вот у Валерия Смирнова «нобелевка» будет! Как только найдут способ адекватного перевода его «одесизмов» на любой другой, желательно нобелевский язык. И, тут я уверен, никакого посмертного варианта не предусматривается!

   В заключение, или в заключении обаяния одесской ауры влияния на души любого размера восприятия… Сограждане мои дорогие, таким образом можно нескончаемо продолжать выражение любви к любимому городу, но закончу я так: сегодня в Одессе живет не только лишь писатель, рыбак и охотник, Валерий Смирнов, но и неоднократное количество литераторов - потенциальных претендентов на «нобелевку», и это обстоятельство дает возможность автору сей публикации подзаработать еще несколько гонораров на такой вот нобелевской теме.




ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ