БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
| Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Анатолий Карпенко-Русый

Тетя Соня

   - Тетя Соня? Так ну и шо? Так это ж да, это я таки - тетя Соня, - коренастая, загорелая, с громким голосом, женщина в приличных уже годах, ответила мне, когда я спросил, где же на "Привозе" конкретно находится нововведенный в строй памятник рыбачке Соне.

   - Ой, уважаемый, только ты меня не раскритиковывай! Этот твой памятник вже все телевизоры показывали! И даже в одной очень приличной газете пропечатывали. Я так думаю, что приличной: мне Изя с мясного корпуса рассказывал. Так я сама вже не знаю: я тут стою, что ты знаешь, вже пятьдесят четыре года торгую рибочку! А? Или я там в этой ихней бронзе застыла лет еще на сто вперед. Или назад? Вот именно того, что или.

   - А шо, уважаемый, вы интересуетесь? Вот эта вот, ото же ж кефалечка? Нет? Ну, так эта камбала, она таки сильно шикарная! Сильно! Шо стоит? Та тридцать. А шо весить? Шо тут весить? Я ж говорю вам - тридцать. - Рыбница поддела за жабры увесистую сковородку камбалы, слегка качнула на крепкой своей руке и сообщила: - А так, шо б взять, так шестьдесят девять. Вы посмотрите на этого приезжего! Он не верит. Та здесь же глаз - шо тот алмаз, а рука моя столько рибочки за всю жизнь мою трудово-торговенную перевидела, что в океан морей не увместиться она, эта рибочка. Два триста здесь. Кила. Опять не веришь, чудило ты мое гороховое? Так иди и повешайся вместе с этой камбалочкой на тех контрольных весах! Иди! Но шо б ты знал: пока ты будешь вешаться, я передумаю обо скидке аж на две гривни, а это ж таки деньги, с общей суммы.

   - Не, родненький ты мой, я вже не то, зовсим не то. Припустим, я - то еще, может, и то, а вот годы мои не те. Нет, не те, что раньше, - женщина издала при этом такой жалостливый вздох или выдох, когда сразу же вспоминается собственная пожилая мать и хочется тут же схватить телефон, набрать мамин номер и спросить: "Ну, как ты?" Однако вслед за вздохом тетя Соня открыла свои большие, слегка навыкате глаза навстречу моему взгляду и продолжила, - но я ж не вмираю от годов, я могу вмереть только от если ничего не делать! Так я взяла себе помочницу - заробитчанку. Я тебе говорю, она таки уже способный к рибной торговле человек.

   - Ой, вэй, ну, чистый зохен вэй! И ну так шо, вы так нервитесь, так нервитесь, та шо ж такое, ну, подождали пять-десять минут, пока я для корреспонденции интервью рассказываю. Та ну, конечно же, родненький мой, я вам оту рибочку покажу, да в лучшем виде покажу. Мы шо, с вами поссорились?

   - Ох ты ж, мама моя родная! - тут тетя Соня аж подпрыгнула на месте. Дело в том, что пока мы таким интереснейшим образом с ней беседовали, ее помощница-заробитчанка погрязла в скандальной разборке с каким-то толстомордым и толстопузым, но при галстуке в такую жару и интеллигентнейших очках, всем было видно, что хамом. - Это шо ж это такое делается? Это шо ж это такое, мою донечку, фейгалу недоторканую, каждый пуриц недошмокнутый обижать будет?!Да сто лет такого не было и еще сто лет не будет! Шо ж тебе это, мишигинер ты недоделанный, рибочка моя не глянулась или девочка моя тебе не обслуживает, как олигатора на Канаровских островах, или шо? Я тебе научу разговаривать на "Привозе" с рибачкой! И прямо с тетей Соней! Я тебе тута не так просто, я вже увековеченная на всю оставшуюся нашему "Привозу" жизнь! Как мать-героиня усей рибной торговли на героической местности и это ж, обославленной территории нашего улюбленного усеми людями базара!

   Две совсем еще крепких руки весьма пожилой женщины, закаленной многими десятилетиями привозной жизни, схватили огромного судака, килограммов на пять, и отвесили звонкого, на весь базар, леща хвостом по морде жирного хама! Который, тут же бросив на прилавок свою рыбеху, с позором и на быстрой скорости удалился вон.

   - Донечка моя недоторканая! Шо ж я в тебя учила, учила, так ты в невдомеке так и будешь тут ходить? Хоть бы ж ты мордочкой своей торговала, так ведь и торговать-то нечем. Господи ты Боже ж мой. Ладно уж. Сколько раз я тебе говорила, рассказывала: не хами, не хами, пока деньги с клиента не взяла! Учись, учись, пока тетя Соня жива. Тебе ж еще лет сто тут стоять!

   - Ну, и шо тебе еще в послед рассказать? - женщина опять вздохнула или выдохнула, ее манипуляции с воздухом были неопределимы, и сказала неслышно, - на самом деле меня зовут Софа. А тетя Соня бронзового виду вон там, за фруктовым корпусом, в новом рибном знаходится. И то ли я на нее похожа, то ли она на меня. Ну, точная копия, дай Бог здоровья тому художнику, или, как говорят, его еще шкультором называют, за то, шо сделал про мене такой вечный сюжет. Так шо, если что, ты приходи, родненький, рибочка в мене завсегда наисвежайшая.

2006 г.





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ