БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Валентин Константинов АНАТОМИЯ КОРРУПЦИИ

О делах образовательных или учиться, учиться, и ещё раз учиться

   Не без оснований полагают, что образование во все времена являлось проблемной сферой и, собственно, таковой оно остается сегодня. Проблем множество, а после «ударной» пятилетки «оранжевых» просветителей они только усугубились. Сложно, например, увидеть здравый смысл в бездумном копировании эталонов, от которых уже давно отказались «там».

   Пожалуй, сложно сегодня определить степень вреда, который был нанесен образовательному делу безудержной идеологизацией образоватнльной системы, внедрением, как это уже не раз бывало, инородных принципов применительно к украинским реалиям. Но это – прошлое. Настоящее состоит в том, что в «обязательную программу» все еще тлеющих кое-где оранжевых «просветителей» входят нападки на действующего министра образования Дмитрия Табачника. Чего ему только не пытаются ставить в вину – и отказ от наиболее одиозных прожектов в образовательной сфере, и жирный крест на учебниках, наполненных историческими фальсификациями, и здравые подходы к изучению русского языка.

   Меньше всего, похоже, «нациков» интересуют конкретные дела и заботы министерства, типа реализации государственных программ по развитию дошкольного, природоведческого, математического, профессионально–технического образования и информационно-коммуникационных технологий, на что уже, во многом, благодаря усилиям их главного недруга, выделены немалые средства.

   Их также не больно волнует реализация текущих новшеств, типа государственного тестирования. Они игнорируют внедрение реалий, соответствующих принципам Болонского процесса, позволяющего реально впитывать все лучшее в образовании из мирового опыта.

   Мало для кого является секретом, что нынче качество образования того или иного молодого человека зависит от содержимого кармана его родителей. Именно данное обстоятельство стало основой реального изменения нравов и порядков в образовательной сфере. Конечно, подразумеваю изменения коррупционного плана, не имея в виду, например, плату за обучение как таковую. Хотя, молодых людей, пусть даже способных заплатить за учебу тысячи гривен, не так уж и много. А если жизнь заставит получать второе образование в престижных вузах, то придется «осчастливить» этот самый вуз на сумму минимум в двадцать тысяч гривен.

   Имеются свои сложности и у вузов. Количество соискателей в будущие студенты сокращается, причем, счет идет на тысячи абитуриентов. Кстати, по сравнению с прошлым годом их стало меньше более чем на полторы сотни тысяч; соответственно, уменьшилась рентабельность. Иные эксперты даже полагают, что именно уменьшение рентабельности является существенным рычагом коррупционных проявлений в образовательной системе.

***

   Чудовищных размеров в вузах достигло «образовательное» взяточничество – редкая неделя проходит без очередного раскатистого скандала. Там «на горячем» взяли преподавателя, там попался посредник при передаче взятки. А вот в одном из одесских вузов попалась более крупная «рыбка» – декан факультета заочного обучения, «освоивший» несколько тысяч студенческих гривен. Возможно, подобно жирному коту улыбнулся. Эпизод является примечательным разве что в том плане, что в недавние времена, при «оранжевых», на взяточников от образования «охотились», главным образом, по политическому признаку.

   … На днях стал очевидцем любопытной ситуации, когда на улице известной обилием корпусов учебных заведений, студенты вовсю обсуждали результаты текущих экзаменов и зачетов. Нет, ничего «сверх», а в чем-то показательно. Приятели, молодые люди, только что прошедшие через сито мелких зачетов, делились впечатлениями. Один сообщил о том, что ему зачет обошелся в триста гривен, другой возмущался тем, что ему данный «отрез» науки влетел во все пятьсот. Пикантность ситуации состояла отнюдь не в содержании разговора, а в том, что студенты отнюдь не шептали «секретные» сведения друг другу на ушко. Впечатлениями они обменивались посредством крика… через дорогу.

   В сказанном удивительного не так уж и много. Почти во всех одесских вузах, и не только в одесских, существуют расценки на сдачу экзаменов и зачетов. В печати даже появлялись своеобразные «рейтинги» вузов, где и сколько берут «на лапу». Там больше, там меньше.

   Один выпускник публично поведал, что такая учеба «вылетела» ему в десять тысяч долларов США. Каждый экзамен обходился в сумму от ста до ста пятидесяти долларов, за зачеты брали скромнее – до тридцати долларов. У автора этих строк нет сомнения в том, что в лице этого молодого человека Украина получила классного специалиста, коих, впрочем, в нашей стране достаточно. К слову, приходя на работу, эти молодые люди в первую очередь стремятся узнать не то, что им предстоит сделать, а сколько денег они будут получать. Их ничего не смущает. Например, то обстоятельство, что за будущую зарплату им могут предложить, скажем, петь в одесском оперном театре, или делать хирургические операции. Все же главный и наиболее часто озвучиваемый ими вопрос – «Сколько?».

   … Наконец, куда прикажете подевать торговлю дипломами? Ни за какие «коврижки» не поверю, что данное направление деятельности, не имеет своих руководителей или, по крайней мере, координаторов. Особенно в условиях явной востребованности услуги – наши люди в массе своей ценят не образование, а бумажку, удостоверяющую, что оно у них, якобы, есть. Как-то сами собой «приглушились» разоблачительные, некогда громкие дела по поводу фальшивых образовательных дипломов. Тем, кто сомневается, рекомендую обратиться хотя бы к объявлениям на столбах. «Напишу диплом», напишу курсовую работу». Наверное, какие-то альтруисты объявились. Короче, к теме коррупции в образовании вполне можно прибавить еще один штришок.

   Хотя, если смотреть на вещи реально, то коррупционная «картинка» в вузах нынче выглядит еще пикантнее. Есть сомнения? Роди всего… Вот, извольте, самое свежее высказывание главного милиционера Одесской области, который, кстати, считает коррупцию в сфере образования, разумеется в области, мягко говоря, сложной. Главного областного блюстителя порядка и Закона возмущает то, что согласно версии автора уважаемой газеты, «… люди, имеющие научные степени, заведующие кафедрами престижных вузов, вымогают взятки от студентов. К примеру, документировано 27 фактов получения взяток известным не только в Украине академиком. Ученый требовал и, таки да, получил от студентов более 60 тысяч гривен.

   Не достаточно для составления общей картины? Можно продолжить. За совершенно смехотворный период, всего в несколько недель, заведующая кафедрой одной из одесских академий получила от студентов взятки за успешную сдачу ее предмета на сумму более 50 тысяч гривен. Подчеркиваю, не автор настоящего очерка, а главный одесский милиционер, заметил, что подобных примеров можно привести значительно больше.

   Пожалуй, настало время вновь обратиться к творчеству Александра Мусти:

Надо в вузах сделать сессии
Три-четыре раза в год -
И зарплата в них, естественно,
Ощутимо возрастет.

   Мой, надеюсь, не слишком утомительный монолог на образовательную тему может показаться совсем уж неполным, если обойти, хотя бы минимальным вниманием тему подготовки современных бизнесменов.

   Да, существуют программы, обретшие мудрые, соответствующие времени названия; учиться по ним престижно – освоившие их востребованы в современном мире. Излишне говорить, что лучшие из учебных заведений подобного плана расположены не в Украине, а обучение там будет стоить десятки тысяч долларов. Словом, сыну шахтера или дочери доярки светлое «бизнесовое» будущее не грозит при любых обстоятельствах. Разве что в каких-нибудь сказках об обществе «равных возможностях» или при условии возрождения мелодраматического жанра.

   Хотя, кто знает? Ведь говорят же, что украинские вузы дают лучшее в мире самообразование.

***

   Все сказанное до сих пор относилось к сфере высшего образования. Но ведь коррупция в образовательной системе начинается отнюдь не в высшей школе, учеба в которой «грозит» далеко не всем молодым гражданам. Хитренькие «дорожки» берут начало с детских садов, на территорию и недвижимость, которых, кстати, «накладывать лапу» стало столь же обыденным, как выпивать вечерком стакан чаю.

   Во сколько сегодня обойдется устройство ребенка в детсад? Зависит от обстоятельств и условий. Где-то в «престижных» районах «решить вопрос» можно за тысячи гривен, где-то удастся отделаться сотнями. По данным печати, например, сегодня устроить ребенка в детсад стоит от пятисот до пяти тысяч гривен.

   Последующие поборы на хозяйственные и ремонтные нужды? Они неизбежны почти в каждом дошкольном учреждении. Неизбежны в них и коррупционные проявления общего плана, так сказать, присущие иным сферам деятельности. Вот, например, заведующая одним из детских садов в Одесской области разбогатела сразу на восемь тысяч гривен, «устроив» на работу липовую медсестру. То, что речь здесь может идти о коррупции, а не о заурядном мошенничестве, видно хотя бы из того факта, что наши родные суды, о которых уже сказано, к реальным срокам виновных, как правило, не приговаривают и те отделываются условными сроками либо штрафами.

   …За детским садиком следует школа, которая сегодня иным моим знакомым влетает в хорошенькую копеечку. Здесь поборы не только масштабны, но и бесконечны. Любопытная деталь, которая может послужить иллюстрацией к одной из характеристик коррупции вообще - по данным опроса одной из авторитетных организаций, передавая деньги или подарки учителям, свыше восьмидесяти процентов родителей оценили свои действия, как проявление благодарности. Веду речь о парадоксе этической и не только этической оценки. Большинство лиц, вовлеченных в различные коллизии коррупционного толка, считают свои действия не преступными, а часто даже и не безнравственными.

   Вернусь, однако. В русло разговора. Только темой поборов школьные проблемы не исчерпываются. Можно, например, говорить о радикальном снижении на коррупционном фоне уровня образования, о полнейшей деградации воспитательной функции школы. И не думаю, что в этом виноваты те же учителя, вовлекаемые жизненными обстоятельствами в коррупционную систему.

   А относительно недавнее новшество в виде тестирования? Не думаю, что наши «умельцы» сильно отстают от тех же россиян, засылавших на тесты вместо выпускников школ великовозрастных дядей и тетей, находящихся на пороге получения ученых степеней, а, в иных случаях, и переступивших этот порог. Там шуму было много; у нас пока относительная тишина. А возьмите школьную вакцинацию – действо, находящееся на стыке двух не свободных от коррупции сфер – образовательной и медицинской. Сложно представить себе масштабы «интересов» чиновников, заинтересованных в зарубежных закупках вакцины. В то, что в следующей жизни им грозит раскаленная сковородка, мало кто верит.

   Да, едва не запамятовал… Ведь есть еще остатки системы профессионально-технического обучения, сохранившиеся с советских времен. И что же, там нет места коррупции? Отнюдь. Вот «новейший», весьма показательный эпизод. В одном из одесских ПТУ вскрыта история с начислением стипендий «мертвым душам», в результате чего государству нанесен ущерб в размере 100 тысяч гривен. Не думаю, что этот эпизод – нечто из ряда вон выходящее. Более того, не думаю, что есть в стране ПТУ, где подобных «штучек» избегают.

***

   Отдельная «образовательная» тема - интернаты. По статистике в год на одного воспитанника интерната государство выделяет 65 тысяч гривен. Всего в интернатах 25 тысяч сирот. Не сложно подсчитать, что государство в данном конкретном случае ежегодно тратит больше миллиарда гривен на содержание детей-сирот. По официальным данным, непосредственно на детей тратится не более 12% данной суммы. Оставшиеся суммы уходят туда, где проследить их происхождение проблематично. Вроде зарплат, премий, «коммуналки»; содержать ведомственные особняки – задача не из простых.

   Что же касается «интернатовской» коррупции в чистом виде, то она давно стала реальностью и также давно обрела самые циничные формы. В той же Одессе областная комиссия по проверке сети интернатов выявила многочисленные нарушения прав воспитанников. «Воруют все. Даже средство для мытья посуды. В одном из интернатов его украли прямо в день нашей проверки – соответствующие емкости в посудомоечных машинах были наполнены чистой водой», - сообщили члены комиссии. А как можно оценить, например, квартирные аферы, по поводу жилплощади, которую выделяет государство тем, кого обделила судьба? Сенсацией не видится ситуация, когда осуществляется продажа квартир, предназначенных по закону интернатовцам, а деньги банально пропиваются. «Наваривать» деньги на сиротах на фоне всего прочего, что происходит вокруг, стало чем-то обыденным.

   На всякий случай замечу, что по статистике, каждый второй выпускник интерната ступает на криминальную дорожку. Удивительного мало, особенно в контексте того, что видит вокруг интернатовский ребенок в процессе взросления.

   А ведь есть еще детские дома с их безграничными коррупционными возможностями и проявлениями, в том числе в системе усыновления и удочерения. Криминальные суммы, которые вращаются здесь, более чем впечатляют, а драмы и, чего греха таить, трагедии, возникают не реже, чем грибы после дождя теплым летом.

   В концовке темы вопрос: соглашаясь с подобной воспитательно-образовательной системой, свойственной нынче нашей стране, с реалиями сегодняшнего дня в системе образования, какое будущее мы готовим своим детям и внукам?





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ