БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Валентин Константинов

Анатомия коррупции

***

   Автор настоящего очерка хорошо известен одесскому читателю. Его перу принадлежат детективы, произведения в жанре фантастики, краеведческие очерки. В свое время значительный общественный резонанс вызвали публицистические произведения - «Вальсы собачьего года», «Реквием - 95» и некоторые другие. Публицистическое кредо Валентина Константинова, писателя и публициста, читателю понятно; определить его можно без затруднений, известной формулой – «Не могу молчать!»

   Предлагаемый читателю очерк не просто дает прямые и честные ответы на конкретные вопросы, волнующие многих одесситов, а содержит убедительный и сбалансированный анализ истоков и причин широкого распространения такого негативного явления как коррупция, несомненно, поставившего под угрозу само существование украинской государственности. Дело не только в том, что огромные средства не попадают в государственный и местные бюджеты, следовательно, как повелось, текут мимо кармана простого рабочего человека. И даже не только в губительном разрушении экономических рычагов развития, устоев общества, складывавшихся веками. Важна и моральная сторона коррупционных проявлений, которые просто не могут не приводить массово к деградации основы основ – личности, лишая тем самым не только регионы и страны, но и целые этносы какой-либо реальной перспективы.

   К данной теме, в том числе в последнее время, обращались многие известные публицисты, уважаемые политологи. Очерк Валентина Константинова отличается от трудов его собратьев по перу не только широтой взгляда на проблему, но также искренностью, глубиной проникновения в суть вопроса, открытостью высказываемых мнений. Масштабы коррупции в нашей стране столь значительны, что не говорить о ней просто нельзя, особенно тем, кто не хочет превращения страны в некую малопонятную абстракцию – по сути, в некое аморфное подобие криминального государства. Чувствуется, что автора эти вопросы беспокоят всерьез и то, что он не из тех людей, которые намерены с этим мириться.

   Очерк, который вы, читатель, держите в руках, дает ответы на многие, значимые для любого человека вопросы. Конечно же, далеко не каждый читатель во всем разделит точку зрения Валентина Константинова на те, или иные жизненные аспекты, не всякий воспримет и разделит взгляды и оценки, данные автором современному состоянию общества.

   Тем не менее, способность и публицистическое умение Валентина Константинова четко определить собственную политическую позицию, поделиться с читателем взглядами на острые проблемы современности, заслуживают уважения. Демократические нормы предполагают право на изложение различных точек зрения по тем или иным острым вопросам, касающимся каждого. А что же до того разделять эти взгляды или нет, то здесь уже решать самому читателю.

   Уверен, мало кто будет спорить с тем, что явление коррупции, которое автор анализирует, все же является одним из главных, если ни главным фактором, разъедающим и разъединяющим наше общество, создающим реальную угрозу политических взрывов и потрясений.

   С этим здоровые политические силы в стране и регионе, а они, считаю, все же имеются, никогда не мирились и мириться не будут. Нет, не буду заниматься политической агитацией в канун выборов, ограничусь лишь замечанием, о том, что программные и реальные действия этих политических сил предусматривают коренное реформирование практически всех сторон нашей жизни, освобождение общества не только от тотальной коррупции, но и от нищеты, бесправия и вопиющего неравенства. Но без решительной поддержки населения, без трезвых и взвешенных, а, где-то, и радикальных решений и действий, изменить что-либо будет проблематично. В том числе и решить проблему, о которой говорит в настоящем очерке автор.

Витольд Петренко, публицист,
литературный критик.


***

   Читателю, неравнодушному к жанру публицистики, живущему и работающему в Украине, вероятно, сложно представить себе тему более актуальную, чем коррупция в современных реалиях существования и развития страны, в которой мы имеем счастье жить. Как утверждают, и не только наши земляки, этим явлением пронизаны едва ли ни все сферы нынешней жизни, что оно стало неотъемлемым атрибутом нашей действительности.

   При этом сразу бросается в глаза парадокс - само понятие коррупция, ввиду его некоторой размытости и наличия различных толкований, часто обусловленных конъюнктурными причинами, остается для многих загадкой. Даже при предельно частом употреблении этого термина в последнее время.

   Давайте разбираться. Итак, слово коррупция, как известно, происходит от латинского слова corruption. С этим все ясно, а вот дальше начинается путаница. Едва ли не каждый толковый словарь дает термину собственное определение. Кто-то из уважаемых энциклопедистов считает, что под коррупцией следует понимать «сращивание государственного аппарата, чиновников с преступными элементами в сфере государственного управления и экономики», кто-то уверен, что коррупция – «преступление, заключающееся в прямом (выделено мною – В. К.) использовании должностным лицом прав предоставленных ему по должности в целях личного обогащения». А вот и совсем уж простенькое утверждение о том, что коррупция есть ни что иное, как «подкупность, продажность должностных лиц и общественных деятелей». Перечень определений можно продолжать долгое время.

   Полагаю, что любое из приведенных толкований не носит исчерпывающего характера и порождает многие вопросы. Главный из них, на мой взгляд, заключается в том, следует ли относить к понятию «коррупции» только те явления, которые содержат в себе нарушения действующих законов? А как быть в ситуациях, когда сами законы изначально носят коррупционный характер?

   К примеру, является ли коррупционером нардеп, регулярно прогуливающий парламентские заседания и получающий зарплату в разы больше работяги, добывающего в тяжких трудах кусок хлеба, скажем в шахте или на сельскохозяйственных работах? По логике власть имущих и холуйствующих личностей, состоящих у них на службе, очевидно, нет. Голосуя за размеры собственной зарплаты, особенно на фоне общеукраинских реальностей, обэкраненный депутат, возможно, является обыкновенным нравственным уродцем, а вот коррупционером, с точки зрения упомянутых «научных» определений, простите, нет. Мы же, если следовать этой же «логике», регулярно видим на телеэкране в депутатском обличье якобы преимущественно кристально чистых людей, пекущихся исключительно о благе народа, и с чьим мнением по любым вопросам следует непременно считаться. Любой из нас и впредь готов слушать россказни о том, что этих господ, якобы, мы сами выбирали. Законы ведь в итоге не нарушены.

   Или определение «в прямом», применительно к «использованию должностным лицом прав, предоставленных ему служебным положением». Хорошо, а если это самое использование не прямое, а косвенное, с применением каких-либо хитроумных схем? Значит, это тоже не коррупция? Или если речь идет о явной коррупции, но по тем или иным причинам узаконенной государством? Например, о таком явлении, ка лоббизм?

   Проявления «узаконенных» деяний, по духу попадающих под аморфное понятие «коррупции», сегодня просматриваются повсюду. Не думаю, что, например, возня вокруг изменений законов и попытки ввести норму «не сажать» за экономические преступления, имеют отношение к так называемому делу Тимошенко. Полагаю, «ларчик» открывается просто – пытаясь узаконить криминальный характер системы, под шумок громких уголовных дел нардепы пекутся отнюдь не о высоких политических материях, а о собственных благах. Вернее сказать, о безнаказанности для тех, кто участвует в коррупционных схемах, но не владеет в данное время депутатским мандатом.

   Было бы логичным после критики существующих определений коррупции, предложить нечто свое. Воздержусь от изысканий. В нашей стране созданы и работают целые институты, научные центры и прочие структуры, подвязавшиеся на ниве самой «точной» из наук - политологии. На местном политическом уровне действуют целые армии политологов, социологов и прочих уважаемых специалистов. Ученым мужам, а также искушенным практикам и карты в руки; к чему отнимать у хороших людей хлеб? Посему, в данном очерке не стану делать глобальных открытий в сфере терминологии, ограничусь констатацией фактов и постановочными вопросами. Лишь изредка, позволю себе обозначить собственную точку зрения.

   Что же касается терминологии, то, на мой взгляд, ближе всех по части определения термина «коррупция» подошел автор статьи на данную тему в одной из уважаемых центральных газет. По его мнению, «Коррупция (от лат. «растлевать») - термин, обозначающий использование должностным лицом властных полномочий и доверенных ему прав в целях личной выгоды, противоречащее законодательству и моральным устоям». Конечно, и данную формулировку можно в чем-то оспорить, например, в том, что в ней отсутствует характеристика коррупции как элемента организованной преступности. Между тем, в стране, еще во времена Кучмы, по официальным данным, действовали 2,5 тысячи «устойчивых» преступных группировок, естественно, не стоявших в стороне от тех или иных сторон нашей жизни. Не думаю, что сегодня криминальных формирований стало много меньше. Но не буду придирчивым, тем более, что единого определения коррупции нет не только в украинских, ни и в международных нормативно-правовых актах. «Там», у «них», кстати, термин имеет более широкую семантику, вытекающую из первоначального значения слова.

   Недавно попалось на глаза, на мой взгляд, точное определение одного из «признаков» коррупции, которое следует привести в настоящих заметках: «Признаком коррупции является конфликт между действиями должностного лица и интересами работодателя (часто – государства – В.К.), либо конфликт между действиями выборного лица и интересами общества». Да, спорить с этим сложно. Разве только с термином «признак». Скорее, речь надо вести об основе основ.

***

   Иные публицисты резонно полагают, что коррупция возникает там, где при власти находится кланово-олигархический капитал, зависящий от монопольной прибыли. Для того, чтобы ее получать обладателям денежных мешков нужны карманные послушные политики, которые работают на их интересы. Побороть эту систему, как принято считать, чрезвычайно сложно, даже при наличии чьей-то доброй воли и посредством изменения законов. Иные убеждены в том, что помимо доброй воли и косметических реформ нужно изменить модель выборов. Например, отказавшись от партийных списков и голосуя только за конкретных людей.

   Но это теория… А на практике? Главная сложность состоит в том, что по этой теории в корне изменять систему должны именно те, кто в ней в первую очередь заинтересован и кто от нее сытно «кушает» - денежные «мешки», среди которых, уверен, нет значительного дефицита в коррупционерах. Без миллионных средств, затраченных на выборы, в депутаты не попадешь. Не могу сказать, впрочем, что это однозначно плохо – но, пожалуй, все же лучше, если законодателем станет малообеспеченный человек.

   С другой стороны, сложно назвать логичной и обратную ситуацию. Те, кто в теме говорят, что иные кандидаты, среди которых превалируют крупные чиновники и законодатели, умирают от смеха, заполняя предвыборные декларации о доходах. Представляю, как они смеются, голосуя за те или иные законы или, напротив, блокируя их. Вообще, цинизм ребятам, прорвавшимся к корыту власти, присущ органически. Вот новый акт от наших любимых нардепов – уголовная ответственность, направленная, надо полагать, против злостных коррупционеров, отныне наступает за кражу на сумму, превышающую 80 гривен. Складывается ощущение, что иные недоумки хотят видеть свой народ либо в тюрьме, либо на кладбище, но при этом не забывают говорить о европейском выборе, стандартах жизни и, естественно, борьбе с коррупцией.

***

   О масштабах коррупции как явления можно судить хотя бы из того, что иные эксперты видят в ней прямую угрозу национальной безопасности. Между прочим, в самых высоких сферах в обиход уже давненько вошло понятие – «коррупционная составляющая». Соответствующие цифры закладывают в статьи бюджетных расходов, в сметы. Похоже, и это без тени улыбки, мы приходим к ситуации, когда главной статьей бюджетных расходов на деле становится казнокрадство. Утверждение не голословное, примеров масса. Хотите свежий и актуальный? Да возьмем хотя бы то же строительство стадиона во Львове, приуроченное к ожидаемому ЕВРО–12. По сравнению с сооружением аналога в польском Вроцлаве, при меньших объемах работ и более скромным конечном результате, выраженном, например, в меньшей вместимости, львовский стадион почему-то, еще будучи на расчетном уровне, обошелся в разы дороже. Занимательно: в чьих карманах оседают «излишки»? Не думаю, что сильно нажились на этом строители.

   Но это футбол – существенный, показательный, но не самый важный сегмент нашей жизни. Гораздо хуже, когда жертвами коррупционных схем, причем, в массовом количестве становятся малоимущие бюджетники, пенсионеры, инвалиды, и пуще того дети. Впрочем, к этим темам еще успею вернуться. Пока же замечу, что сегодня высшая власть живет по законам торговли, а все украинское общество существует как бы в двух измерениях – в официальном и неофициальном. И, право, сложно сказать какое из них являются доминирующим.

***

   Быть может, кто-то захочет обратиться к истории вопроса. Нет, конечно, исторические корни коррупции восходят к глубокой древности. В глубочайшей древности народец, не принадлежащий к сливкам общества, носил подарки прошлом и жрецам, добиваясь выгоды. У славянских народов и в нашем средневековье это явление было известно тоже с давних времен. Помните, как там у Державина – «…судей со взятками оставь…»? Да и после Державина в литературе возникали целые сатирические пласты, посвященные коррупционной теме. Но, поскольку древние греки и римляне, вкупе со славянами и последующими писателями нас сегодня интересуют меньше, чем повседневность, сразу перейду к относительно «свежим» временам.

   Массовая переоценка ценностей произошла раньше и еще не в этой стране. В годы так называемой «перестройки» первые уроки нам дали всякие разные чубайсы, красавченки, собчаки, абрамовичи и прочие березовские. Именно в тот период воровство как-то сразу перестало быть воровством, а стало приватизацией, на худой конец, освоением; предательство резко превратилось в предвидение; ложь и подтасовка фактов сделались информационной политикой; а принцип двойных, а то и тройных стандартов был возведен в абсолют. В условном перечне престижных и просто уважаемых занятий появились новые разновидности воровства, примитивное вымогательство, проституция, прочие подобные вещи.

   Тотчас после образования известной страны, способные ученики соседей нашлись в ней быстро и в массовом количестве. В президентскую каденцию активного участника бандеровского подполья, по совместительству секретаря украинской компартии по идеологии, перед предприимчивым, склонным к коррупции людом были открыты ранее невиданные шлюзы и горизонты в любых сферах от экономики до культуры и спорта. Между делом, очень многие свежеиспеченные представители украинского панства и их «удачливые» подручные освоили в ту пору прибыльную профессию «любить Украину». Но это уже несколько иная тема, прямого отношения к коррупции не имеющая.

   Ситуация не сильно изменилась в каденцию следующего Гаранта, если кто забыл, пришедшего к власти под лозунгом наведения порядка «сильной рукой». Не сложилось… Тем не менее, «подвижки» в его каденцию все же были. В воровстве тогда выработали новые приемы; отныне в кабинет чиновника был смысл заходить только с бумажкой, на которой был обозначен процент отката.

   Что же до конкретных личностей, то таки да, избранная «сильная рука» оказалась не очень сильной, так, лапкой, к тому же чрезмерно пьющей и не умеющей толком пить. Короче, слабак. Десятилетнее правление запомнилось разве что запредельным ожирением верхушки, ее глубоким пофигизмом ко всему, за исключением собственной корысти. И соответствующим отношением к «народным массам». Именно к этой поре принадлежит анекдотец:

Кучма проводит совещание с правительством:
- Слушайте, у вас уже все есть – виллы на Канарах, счета в банках, не пора ли о народе подумать?
Вскакивает один из министров:
- Правильно, Леонид Данилович! Вот и я говорю: душ по триста нам не помешало бы, а лучше - по три тысячи…

   Или еще из этой серии:

- Почему президент подписал закон о вреде курения и вновь отложил закон о коррупции…
- Чернил не хватило…


***

   Качественно новый уровень и формы приобрели коррупционные проявления во времена «оранжевых», чей цинизм особо отвратителен ввиду прихода к власти под антикоррупционными лозунгами. Здесь уж ничего не поделать, коррупция часто является поводом для смены власти. Что касается форм, то самое рельефное проявление, в дополнение к привычным клановости и круговой поруке, получило кумовство. Значительные преференции получили господа, удостоенные чести крестить детей гаранта – тот же Станислав Аржевитин, председатель правления банка «Ажио». Или тот же Петр Порошенко, тогдашний глава бюджетного комитета Верховной Рады, или певица от политики Оксана Билозир…

   Вообще, «ближний круг» бывшего гаранта весьма примечателен как фамилиями, так и конкретными делами, «прославившими» эти самые фамилии. Вот, например, Петр Ющенко, харьковский бизнесмен, имя которого связывают с «исчезновением» денег из банка «Украина», по совместительству старший братец гаранта. Здесь же, рядышком в этом кругу, как, на первый взгляд, ни странно, люди, близкие к президенту Кучме.

   Хотя, чего в этом удивительного? В верхах играют по своим правилам. Довольно жестким и неизменным в течение уже немалых лет, для простого люда уже трудно постижимым. Например, в соответствии тому анекдотцу, когда каждый чиновник знает, что за принятую взятку грозит тюрьма, а за отказ от взятки – расстрел.

***

   Оставлю конкретных публичных политиков в стороне, дабы держаться ближе к теме, обозначенной в заголовке настоящих заметок. Конечно, говоря об «анатомии» того или иного явления, следует рассматривать его всесторонне и, желательно, по частям. Причины коррупционных проявлений в нашем обществе лежат не только в разрушении нравственных устоев или в конкретных индивидах, прорвавшихся к кормилу власти. И не только в некоторых «размытых» обстоятельствах вроде «низкого уровня» контроля людей за государственными решениями или этнической неоднородности общества.

   У коррупции есть прозаические, сугубо материальные корни. В качестве причин данного явления нередко называют частые изменения законодательства в сфере предпринимательской деятельности, несовершенство налоговой политики, широкое применение теневых схем при реализации экономических проектов, низкий уровень профессиональных и моральных качеств госслужащих и прочее.

   Но главное, уверен, состоит в так называемых социальных стандартах, которые уже много лет остаются на крайне низком уровне. Впрочем, к чему мудреные выражения, годные для употребления только в рамках отдельных регионов? Речь идет об элементарной бедности большинства, если угодно, полунищенском существовании или угрозе такового, об опасениях даже заглянуть в завтрашний день. И вправду, реально ли это сделать, если невозможно представить, что устроит очередная команда, дорвавшись до заветной кормушки, именуемой властью?

   Существуют и более объективные показатели нашей реальности, нежели мнения отдельных лиц. К ним, до некоторой степени, можно отнести международные рейтинги – критерий, конечно, не абсолютный, но существенный. Что касается экономики, то наше страна, если верить этим рейтингам, занимает 164 место в мире из «ведущих» 179 стран по уровню развития экономики и так называемым «экономическим свободам». Это где-то по соседству с рядом развивающихся африканских стран и Узбекистаном. А по уровню благосостояния жителей один их авторитетных швейцарских банков, надо полагать, знающих в теме толк, отвел нашей стране предпоследнее место из сорока Европейских стран. Кстати, более четверти граждан нашей страны не считают себя свободными людьми, а еще 34% полагают, что они лишь «частично» свободны. Это вроде как для молодой женщины «быть немножко беременной».

   … Возьму наугад любой из менее существенных рейтинговых показателей. По уровню развития туризма и рекреационной структуры мы удерживаем, аккурат, 85-е место, между Намибией и Гватемалой. Без обид, весьма достойное соседство. В самый раз посмотреть на составляющие, что привели нас на «почетную» ступень.

   Если взять к рассмотрению, например, качество дорог – показатель, конечно, не самый важный, то здесь мы расположились на «почетном» третьем месте в Европе, естественно, с конца списка. «Впереди» лишь Молдова и Босния, хотя в отношении Молдовы можно и поспорить. Что же до образования, а об этом еще поговорим, то все наши вузы сегодня пребывают вне международных рейтингов. Отнюдь не по причине высочайшего качества обучения в них или прочих достоинств. К слову, нашей системой образования довольны лишь 38% процентов украинцев, что является чрезвычайно низким показателем.

   Все, что сказано о рейтингах, сказано не для «красного словца», а для того, чтобы показать, сколь хорошо удобрено у нас поле для коррупционных проявлений. В конце концов, разве только в рейтингах дело? Может, есть смысл проанализировать динамику изменения цен на промышленные и продовольственные товары в родной стране? Или обрадоваться урезанию некоторых льгот для имущих власть в бюджете, принятом на 2012 год, несмотря на то, что всем ясно – чиновники льготные потери легко доберут взятками? А коммунальные услуги, особенно те, что людям оказывают только на бумаге; куда пойдут деньги, изъятые из карманов людей ни за что? Покажите мне сегодня человека среднего достатка, кого не волнуют эти вопросы. Сильно удивлюсь, если таковые найдутся. Наверное, среди тех, кто поверит, что государственный рэкет отныне отменен.

   Конечно, полностью свободного от коррупционных проявлений общества даже в принципе представить себе невозможно. Мало кто откажется от возможности поискать «обходных путей», хотя бы для того, чтобы достойным образом содержать себя, собственную семью, помогать старикам-родителям, если они живы. Страх оказаться на обочине жизни подгоняет людей не только на самых высоких орбитах, подключая к коррупционным схемам, чиновников среднего и низшего звеньев, но и вовлекает в систему, пусть на временных и бесправных условиях, людей из всех слоев общества. Интересно, что многие из нас, получив даже временный или вовсе разовый допуск к коррупционной «кормушке», воспринимают это в качестве большой удачи. Вот, кстати, любопытная цифра, имеющая прямое отношение к теме, вынесенной в заголовок. По результатам одного из социологических опросов, 46,6 % респондентов признались, что в 2009 году давали взятки. А сколько не признались… По опросам чуть более отдаленного прошлого, лишь 2% граждан Украины считают, что «никто в стране не берет взяток», а тех, кто считают, что «берут многие» насчитывается 49%. Таки да, к вопросу о масштабах коррупции могу присовокупить то утверждение, что в стране она носит не только системный, но и массовый характер. Могу добавить и краткий, но «емкий анекдотец» о том, что масштабы нашей коррупции не укладываются в голове, зато укладываются в чемодане.

   … Одной из причин, побудивших автора обратится к настоящей теме, является глубокое убеждение в том, что коррупция отвратительна во всех проявлениях, поскольку она противна человеческой сущности. Хотя последнее утверждение спорное – иные, напротив, скажут, что она вытекает из человеческой сущности. Возможно, излишне рельефно смотрю на вещи, но при этом искренне верю в то, что рано или поздно язвы общества удастся излечить. В противном случае, нам грозит тупик. Говорю не о жителях какого-либо региона и даже не о гражданах отдельно взятой страны. Это проблема глобального масштаба и побороть ее без доброй воли высших эшелонов власти и подключения соответствующих международных структур невозможно.





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ