БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Валентин Константинов Эллады славные сыны

7. Чтоб помнили

***

   В настоящие заметки попала лишь небольшая часть впечатлений – на большие «подвиги» силенок автора этих строк пока не хватает. Оставляю «за кадром», скажем, многие рассказы Петридиса о советском периоде жизни греческой общины. Например, все, связанное с личностью Панайота Константиновича Тамбулиди, много сделавшего для города, но умершего в нищете и безвестности. Помимо организации интерклуба в Одессе, который поначалу размещался на Троицкой улице, он был директором школы, работал на радио… В победном сорок пятом году заболел тяжелой формой туберкулеза, но продолжал заниматься общественной деятельностью. Умер в бедности в маленькой, старой и сырой квартирке… И сколько других славных имен в этом ряду!

   Остаются «за кадром» тот же украинский композитор греческого происхождения Владимир Александрович Фемилиди, создавший произведения музыкального искусства, известные во всем мире, но проживший всего ничего – двадцать шесть лет. Однако и сегодня его знают, как автора балета «Карманьола» и оперы «Разлом». Эти и другие произведения не раз исполняли видные музыканты, гастролировавшие в нашем городе. Кстати оперы «Разлом» ставили не только в Одессе; она была в репертуаре как столичных, так и провинциальных театров. Высокую оценку творчеству Фемилиди давал сам Дмитрий Шостакович.

   Или его отец – Александр Михайлович – видный юрист, занимавшийся литературоведческими исследованиями, искусствоведением. В двадцатые годы в Одессе был хорошо известен Антон Антонович Хурмузи – солист балета, увлекавшийся историей и археологией. Кстати, Петридис гордился дружбой с этим человеком, который, как уже упоминалось в настоящем очерке, подарил ему одну из двух, найденных во время раскопок в Лузановке, редчайших ольвийских монет.

   И, конечно, если уже говорить о деятелях искусства, то, как было не вспомнить имя еще одного этнического грека, выдающегося живописца Кириака Константиновича Костанди. Художник родился под Одессой, в известной и сегодня Дофиновке, в середине девятнадцатого века. Учился в северной столице, в академии художеств, позже стал ее академиком. Был членом Товарищества художников-передвижников, а в конце ХIХ века основал Товарищество южно-русских художников. Был преподавателем Одесского художественного училища и одно время, его директором, оставил нашему городу уникальную коллекцию живописи. Картины? Кому не известны его «На заработки», «У постели больного», «Ранняя весна» и многие другие? Из перечисленного лично у меня наибольшие эмоции вызывает «Ранняя весна». Удивительно человечная и выразительная трактовка сразу нескольких жизненных тем.

   Кстати, бывая в гостях у своего доброго знакомого поэта Владимира Боровского, на улице Пастера во дворе дома под номером 46, рад видеть небольшой памятник художнику, установленный не так давно. Кстати, церемония установки, помнится, была довольно помпезной и широко освещалась СМИ. В свое время квартиру в этом дворе Костанди подарил купец Петрококино, художник-любитель личность тоже весьма примечательная в городской истории. Правда, в дни, когда пишу эти строки, вид памятника художнику скорее наводит на грустные размышления.

   Некогда белое и гладкое покрытие сошло почти полностью – памятник разрушается на глазах. Увы, не столь уж и редкое явление для нашего времени. Конечно, Костанди был не единственным живописцем греческого происхождения в Одессе. Владимир Петридис был, например, лично знаком с художником Георгием Павлиди., как уже сказано, считавший себя родственником самого Маразли.

   В процессе наших бесед Владимир Лазаревич вспоминал и о греческой национальной опере, директором которой был А. Кипариси. Эта труппа ставила спектакли, которые шли на сцене еще любительского театра накануне войны за освобождение Греции. Да и помещение, которое снимала труппа, раньше принадлежало любительскому театру на Греческой площади, в здании, где позднее размещался кинотеатр им. Котовского. Выдающихся исполнителей в национальной опере не было, но в ней присутствовали многие известные артисты: Ангелопуло, Теодориди-Виахопуло, Кипариси, Лавранго, Мораити и другие. Кстати, Владимир Лазаревич был лично знаком с некоторыми потомками тех деятелей искусства и культуры. Но это уже, как говорится, совсем другая история.

   … Время быстротечно. Оно, подчас, приносит радостные новости, но оно же не позволяет наслаждаться этими радостями вечно. В последние годы жизни Владимир Петридис являлся секретарем Одесского отделения Общества дружбы с Грецией. Случалось, проводил экскурсии по «греческой» Одессе для туристов со своей исторической родины, естественно, без переводчика. Помню его трогательный рассказ, когда однажды, войдя в туристический автобус с греческими туристами, он долго не мог начать говорить по причине глубокого волнения и даже прослезился. Зато сама экскурсия, уверен, с точки зрения туристов, была безупречной.

   Немногим ранее, в первой половине восьмидесятых годов прошлого века, при участии Владимира Лазаревича состоялись два события, имевшие значение для культурной жизни Одессы. – выставки фрагментов его коллекции. Как дорогие реликвии хранил краевед и исследователь журналы отзывов. Приведу только две записи из них:

«Выставка – это история Греции, история свободолюбивого народа. Ваш труд является большим вкладом в дружбу народов нашей страны с народами Греции».
Александрова, 25. 03. 1982 г.
«Посещение выставки впечатляет. Приятно увидеть вблизи то, о чем читал в книгах.»
Радист судна «Маркиз», 25.03. 82 г.
.

   … Едва ли ни в последний год его жизни судьба вознаградила этого незаурядного человека – ему удалось побывать в Греции. Таки да, нашелся не то спонсор, не то чиновник, подаривший такую возможность заслуженному человеку. А может, это была одна из благотворительных акций, которые в то время еще иногда организовывали профсоюзы. Помнится, искренне радовался за него, за вознаграждение, посланное ему свыше.

   …Судьба коллекций Петридиса, многочисленных греческих раритетов для автора этих строк осталась и остается «тайной за семью печатями». Да и, честно говоря, особо этим не интересовался. Насколько помню, на родственников в этом плане особых надежд Петридис не возлагал, продолжателя своего дела среди них не видел, чему очень огорчался. Остается утешаться только мыслью о том, что в этом мире ничто не исчезает бесследно. Так что, рано или поздно мы, наверняка, увидим и ольвийскую монету, и тарелочку с вензелем Маразли в одном из отечественных или, быть может, зарубежных собраний.

   О степени увлеченности коллекционированием и о широте «собирательских» интересов Петридиса в свое время стал судить по одному крошечному эпизоду. Как- то во время прогулки по «греческим» адресам Одессы, случайно обмолвился, что в моем скромном филателистическом собрании имеются несколько марок Амурской почты. Петридис тут же попросил их показать. Через пару дней просьба была исполнена. Кажется. Что и теперь слышу его реплику: «Уф, Валентин, я две ночи не спал - думал, что в моей коллекции этого нет!».

   …Помнится, уже после кончины Владимира Лазаревича, примерно месяца через три, сам не знаю почему, заглянул в его домик. В крошечном дворике, у палисада, поговорил со вдовой, обыкновенной пожилой женщиной. Почему-то врезалась в память ее заключительная фраза: «Жаль, какой хороший дед был!».

   … Впечатления от соприкосновения с «греческой» Одессой когда-то легли в основу нескольких публикаций в «Моряке», где довелось получить одобрение своей деятельности у редактора Анатолия Папазова и у ныне здравствующего известного журналиста Роберта Короткого; эти же впечатления составили содержание большого очерка, подготовленного мною в соавторстве с журналистом Владимиром Незнахиным и опубликованном в научном сборнике «Историческое краеведение Одесщины» (№3).

   Кто-то из знакомых впоследствии говорил, что видел этот очерк в одном из журналов в Афинах, напечатанным на греческом языке. Не знаю, не уверен, что это так. Конечно, было бы любопытно узнать, как результаты исследований оказались в зарубежье, но, в конце концов, так ли уж это важно? Гораздо важнее то, что с темой «греческой» Одессы ближе познакомились в самой Греции, а также узнали о выдающемся знатоке этой темы Владимире Лазаревиче Петридисе. Память о нем, уверен, должна жить долгие годы и не только среди людей, лично знавших его разделявших его устремления и мысли.





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ