БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Валентин Константинов Эллады славные сыны

5. Знаменитый Маразли

***

   Маршрут нашей очередной прогулки по «греческим» местам пролегает по Французскому бульвару. Ее цель – как бы заново открыть и показать читателю некоторые места, связанные с именем Григория Маразли.

   Помнится, таких прогулок было несколько и в них нас сопровождали разные люди. Журналист легендарной газеты «Моряк» Владимир Незнахин. Или молодой в то время историк – любитель и краевед Сергей Маевский – с тех пор видеть его не доводилось. Редко выпадал случай встречать людей столь увлеченных. Припоминаю, он не мог пройти мимо любого места в городе, где осуществлялись раскопки в связи с ремонтными работами – сразу спешил исследовать верхние слои выброшенного на поверхность грунта. Ведь вероятность археологических находок, пусть бесконечно малая, при раскопках сохраняется почти всегда!

   … Упоминания об отце будущего городского головы – Григории Ивановиче Маразли, не раз встречаются в мемуарной литературе – Одесса ему обязана многим. В 1812 году собирал средства на военную кампанию против наполеоновского нашествия; был в числе советников графа Ланжерона при учреждении системы порто-франко участвовал в организации работы таможенного ведомства, многое сделал для устройства системы водоснабжения в городе. И, конечно же состоял в тайном обществе Филики Этерии.

   Владимир Лазаревич Петридис всегда интересовался историей этой выдающейся семьи. Кое что, удалось записать с его слов. Прадед одесского городского головы Константин Коимзи, из Саранды Еклисия, бежав от турецкого ига, обосновался на территории нынешней Болгарии – в Пловдиве. У него было три сына, каждый из которых, создав семью, избрал новую фамилию. Так, Иван Коимзи стал Маразли. Имя было взято от названия пригорода – Марас, где были расположены принадлежавшие ему коммерческие склады. Второй сын Ивана – Григорий Иванович (1780 – 1851) и есть отец знаменитого одесского управителя и мецената. Что же касается его личности, то он, уроженец Пловдива, переселился в Константинополь, затем – в Одессу, где женился на Зое Феодориди, стал преуспевающим негоциантом и меценатом. Начав с относительно скромных сумм – в 250 – 300 рублей, ежегодно направляемых на содержание греческого коммерческого училища, Маразли постепенно довел эту сумму до двух тысяч. Со временем, возглавив греческую общину, он, как уже сказано, многое сделал для помощи этеристам…

   У Григория Ивановича было двое детей. Дочь, вышедшая замуж за русского человека Сафонова, умерла в 1867 году и была похоронена в Париже. Григорий Григорьевич Маразли, родившийся в 1831 году, в девятнадцатилетнем возрасте окончил Ришельевский лицей, после чего, некоторое время провел в Париже. В дальнейшем ему успешно удавалось сочетать коммерческую деятельность с участием в городском управлении.

   Вот некоторые вехи его общественной «карьеры»: с 1866 года – гласный одесской думы; в период 1870-1878 годов часто в отсутствие городского головы исполняет его обязанности, с 1878 года – городской голова, позднее – почетный гражданин Одессы, тайный советник…

   От Владимира Лазаревича в процессе прогулки узнаю много интересного, связанного с деятельностью Маразли. Как-то Петридис попытался подсчитать все новшества, появившиеся в городе при участи Маразли за семнадцать лет его деятельности. Речь шла, прежде всего, об учебных заведениях, предприятиях, культурных учреждениях. Представьте, в данном, пусть весьма условном списке, оказалось тридцать девять пунктов! Среди прочего памятники, обширные парки, включая Александровский (ныне им. Т.Г. Шевченко), Городской театр, почтамт, многочисленные базары, в том числе «Привоз», магазины, бессчетные школы, больницы, богадельни и приюты, гостиницы для малоимущих… К этому же времени относится появление трамвая, газового освещения, пуск нового водопровода, учреждение благотворительного общества.

   В своих рассказах Петридис не раз акцентировал внимание на том, что деятельность Маразли не была ограничена Одессой. Наш одессит участвовал в основании коммерческой академии и педагогического училища в Афинах; он же основал детский приют на острове Корфу, школу в г. Пловдиве, коммерческий лицей в Салониках и многое другое. Оргкомитет международной выставки в Афинах в 1903 году избрал его председателем.

   …Говорить о достойных деяниях выдающегося управителя и мецената Петридис, похоже, может бесконечно. Общепризнанным городским культурным центром являлся дом Маразли, на углу Пушкинской и Дерибасовской улиц, тот самый, где во время наших прогулок с Владимиром Лазаревичем располагалось медицинское училище. Именитые гости, богатая библиотека, превосходное собрание картин…

   Можно вспомнить и то, что именно Маразли выкупил и подарил городу здание, где теперь размещается картинная галерея. Многое им сделано для оживления театральной жизни. А издательская деятельность? В феврале 1904 года петербургский журнал «Книжный вестник» сообщил о том, что на средства одесского мецената на греческом языке изданы произведения русских писателей. Среди авторов – В. Гаршин, М. Горький, В. Вересаев и А. Чехов. Большой успех имели переводы А.К. Толстого. Книги, к слову, печатали в Афинах.

   … Вот и первая цель нашей экскурсии с «повышенной ответственностью» - санаторий, носивший в то время имя Дзержинского. Именно здесь, на его территории, по сведениям Петридиса, была размещена маленькая семейная церковь Маразли. Недолгий поиск – и мы у входа в медицинский корпус. Здание византийской архитектуры, как тотчас определяет наш попутчик Сергей Маевский. Из недолгой беседы с сотрудниками выясняем, что предмет поиска нами определен верно. К сожалению, время и лишенные исторической памяти люди не сохранили ощутимых следов церкви Маразли. Да и само здание неоднократно перестраивали…

   Последующую часть «экспедиции» на Французском бульваре осуществляем на территории санатория им. Чкалова. Здесь, как известно, находились дача Маразли, оранжерея. Последнюю «вычислить» не составляло труда – старинная постройка и рассказы работников солидного возраста указали на предмет поиска. Но вот где находилась дача? Ведь рядом с оранжереей располагались сразу несколько построек, принадлежавших некогда разным лицам.

   После продолжительных рассуждений и предположений «подозрение» пало на двухэтажный особняк, в котором в ту пору был размещен корпус №3. Знакомый Владимира Лазаревича, Цибульский, отец которого в свое время работал помощником садовника на даче Маразли, рассказывал, что дача мецената была двухэтажной и располагалась ближе других построек к оранжерее. «Подозрительный» особняк отвечал этим требованиям, но доказательством эти предположения, все же, считать было нельзя. К счастью, любезные сотрудники санатория предложили нам осмотреть особняк.

   Осмотр окончательно развеял сомнения. Поиски стали успешными в первую очередь благодаря мельчайшим деталям, известным разве что Владимиру Лазаревичу. Вот, например, со старинных времен в особняке сохранились цветные стекла, которые очень любил Маразли; его стиль. А вскоре выясняется, что до недавнего времени под крышей здания сохранялась резная литера «М» - вензель хозяина дачи. К сожалению, за год до нашей «экскурсии» здание ремонтировали и вензель был уничтожен. Обычная печальная история короткой памяти. Да и удивительного в этом мало – далеко не каждому строителю в Одессе сегодня известно имя Маразли и какой был у него вензель.

   Все же, в тот день нам удалось увидеть вензель Маразли. Ворота у входа в санаторий имени Чкалова – еще одно маленькое открытие Владимира Лазаревича. Уральское литье и четкие контуры литеры «М». Помнится, мы долго стояли у ворот, любуясь тонкой работой. Уходить не хотелось. Ни мне, ни, тем более, Владимиру Лазаревичу. Всем, имеющим отношение к истории греческой общины в Одессе, он был готов заниматься беспрерывно.

***

   Несколько позднее, уже дома у Владимира Лазаревича, я спросил о том, есть ли полная уверенность в том, что вензель действительно имеет отношение к Маразли? Вместо ответа Петридис извлек из шкафа маленькую не броскую с виду тарелочку. На ней красовалась уже знакомая литера.

   - Личный дар Маразли отцу моего приятеля Цибульского, - пояснил краевед. – Когда помощник садовника в силу каких - то причин решил сменить место работы, Григорий Григорьевич, по своему обыкновению, подарил ему сей предмет на память. Сын его, зная мою привязанность ко всему, связанному с именем греческого мецената, преподнес тарелочку мне…

   Здесь можно на секундочку прерваться и «перенестись» в наши дни. Когда настоящая рукопись уже была подготовлена к печати, мне довелось затронуть тему тарелочки с вензелем Маразли в беседе с журналистом и краеведом Игорем Плисюком, кстати, также лично знавшем Владимира Петридиса. Так вот, Игорь Васильевич поведал, что аналогичный вензель он видел на предмете сервиза, принадлежавшему знакомому моряку, что удивительно человеку иногороднему. К сожалению, сейчас этот исторический предмет можно считать утраченным – он пропал во время переезда.

   … Как- то незаметно Владимир Лазаревич переходит к рассказу о последних годах жизни Маразли. В январе 1895 года он, будучи уже в преклонном возрасте, этот выдающийся человек оставил должность городского головы Одессы. Маразли продолжает заниматься благотворительной деятельностью, путешествует. В одном из писем 1903 года он говорит о своем желании посетить Афины. К сожалению, этому не суждено было осуществиться.

   К этому периоду, точнее к 1905 году, относится поздний брак Григория Григорьевича… В 1907 году весной Маразли выезжает в Ниццу для лечения. Эта поездка, которую он совершал ежегодно, стала для него последней. В Ницце его парализовало. Вернувшись в Одессу, меценат скончался 1-мая того же года. Многолюдные похороны состоялись в церкви Святой Троицы.

   Не хочется задерживаться на этом, но все же… 16 ноября в газете «Одесский вестник» было напечатано сообщение: «Останки скончавшегося Г. Г. Маразли – как у нас сообщалось – до устройства склепа при Греческой церкви, покоились в особом помещении. Вчера, в 10 часов утра, тело было предано земле у здания церкви, после совершения заупокойной литии духовенством Свято-Троицкой церкви, гроб, усыпанный живыми цветами и венками, опущен был в могилу при пении хора певчих.».

   Огромное состояние Маразли завещал племяннику Александру Сафонову, офицеру русской армии, который должен был добавить к своей фамилии вторую, т.е. именоваться Сафоновым-Маразли. В этой связи Петридиса в свое время заинтересовал вопрос о родственниках и потомках родственников Григория Григорьевича. Так, в Одессе проживал Георгий Павлиди, который считал себя родственником Маразли. Как-то в Одессу из Херсона приезжал некий Г. С. Маразли, утверждавший то же самое. Примерно в то же время из нашего города на постоянное место жительства выехал Александр Феодориди, который также представлялся дальним родственником мецената.

   Доподлинно известно, что во Франции, на кладбище Монмартра находятся два погребения родственников Маразли. Одно из них – захоронение Зои Маразли – матери Григория Григорьевича. Вообще, тема заграничной ветви рода заслуживает особого исследования, поскольку после 1917 года многие родственники мецената уехали в Грецию и Западную Европу. По неизвестным, хотя можно предполагать по каким именно обстоятельствам, уехала и жена мецената, которая оказалась в Афинах, где ушла из жизни в 1935 году.





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ