БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Валентин Константинов ХОРОШАЯ ПАМЯТЬ

О пользе исторических уроков

   Говорят, характерная особенность истории состоит в том, что она периодически повторяется и при этом никого ничему не учит. Все, по законам спирали, возвращается «на круги своя». Твердили об этом «лучшие умы» и по многу раз, но мало кто это из интеллектуалов в итоге услышал. Отлично проиллюстрировал историческую повторяемость, вопреки поучительным урокам, достойных скрижалей знаковых событий, одесский автор Александр Мусти в своем шуточном стихотворении «История. Краткий курс», которое рискну привести без сокращений.

Депутат, буржуй, бедняк,
Забастовка, лозунг, флаг,
Митинг, контра, мироед,
Революция, декрет.

Шашка, конница, обрез,
Красный, белый, вошь, ликбез,
Спекуляция, погром,
Пайка, вобла, вождь, нарком.
Мавзолей, троцкист, кулак,
Приговор, этап, барак,
Темп, стахановец, зэка,
Кадры, камера, чека.

Пятилетка, знамя, рост,
Норма, домна, тачка, пост,
Смычка, фракция, центрист,
Чистка, план, оппортунист.

Оккупация, штрафбат,
Плен, налет, прорыв, захват,
Танк, граната, командир,
Кремль, парад, победа, мир.

Мощь, разруха, стройка, вклад,
Сев, макуха, сталь, прокат,
Культ, репрессии, тиран,
Съезд, доклад, народ, обман.

Правда, оттепель, колхоз,
Старт, ракета, совнархоз,
Кукуруза, коммунизм,
Лысина, волюнтаризм.

Дисциплина, диссидент,
Партактив, эксперимент,
Награждение, успех,
Поцелуи, брови, смех.

Пленум, речь, апрель, накал,
Марш, протест, союз, развал,
Перестройка, экстремизм,
Рэкет, гласность, плюрализм.

Доллар, акция, бюджет,
Голодовка, бомж, пикет,
Забастовка, лозунг, флаг,
Депутат, буржуй, бедняк…

***

   Видимо, в чем-то наивна моя изначальная посылка насчет извлечения уроков из событий прошлого. Так уж устроен мир, что изначальная функция истории, очевидно, состоит не в том, чтобы кого-либо учить чему-либо, а совсем в другом. Еще в незапамятные времена, также как и в относительно недавние временные отрезки, в любом государстве или государственном образовании история имела в основном прикладное значение. Иными словами, состояла на службе. Часто, но не всегда государственной.

   В той или иной мере ученых и не всегда ученых мужей от истории привлекала та или иная власть для обоснования законности пребывания у кормила государства и для успешной реализации тех или иных интересов. Как правило, эти интересы носили масштабный, как сказали бы сегодня геополитический характер. Вот, например, ситуация с двухсотлетним существованием государства германцев на территории современной Украины в советские времена прочно пребывала под грифом секретности – иначе просто не могло быть.

   Иногда «специалистов» по прошлому привлекали и по менее значительным поводам. Для обоснования дат образования всяких там городов или геральдических изысканий, в частности. Кстати, что касается дат образования разных городов, то этот вопрос сегодня актуален и для Украины, по крайней мере, для Киева и Одессы точно.

***

   В наши дни освещать историческую тему полно и объективно – все равно, что по классику, грубо беспокоить больной зуб. Убежден, уроков из этой, самой каучуковой из всех наук не извлекают не только исходя из самой сути этой исторической науки, но и в силу болезненного восприятия «заказчиками» окружающего мира. Сказать точнее, в силу того, что любые события исторического плана не могут происходить вне участия современников «заказчика» – конкретных людей. Часто людей близких ему по духу или по крови, а, случается он сам фигурирует в качестве участника. Или, напротив, ведь в истории обязательно присутствие и тех, кто чужд «заказчику» до крайних пределов как человек или как исторический персонаж.

   История у каждого своя. Даже в масштабах одной, отдельно взятой страны. Собственная история у какого-нибудь галицийского интеллигента, своя - у автора этих строк, своя - у известного публициста Олеся Бузины, безусловного знатока предмета, но далеко не всегда безупречного в фактах и редко рассматривающего альтернативные, пусть даже резонные точки зрения, отличные от его собственной.

   Пока не доводилось видеть человека, даже среди людей думающих и находящихся «в теме», кто приветствовал бы точку зрения на исторические вопросы идущую вразрез с его взглядами. Да что уж там говорить, просто лояльное отношение к историческому инакомыслию по нынешним временам – тоже большая редкость.

***

   История, история… Можно бросить взгляд под любым другим углом – например, посмотреть на историю соседних, в чем-то близких по языку, металитету и верованиям других государств, чьи исторические судьбы крепко переплетаются с нашей. Как раз в этих исторических переплетениях можно обнаружить много интересного.

   К примеру, в контексте истории соседей, зададимся вопросом: где бы нынче были сегодняшние «нацики», если бы не клятый Сталин? Как бы далеко от Киева простирались западные границы этой страны, где были бы культурные ценности Украины без преступного сталинского режима? Интересны и другие вопросы, например, связанные с обретением Украиной суверенитета. Или, если заглянуть в глубину веков, например в век семнадцатый, то неплохо было отследить наши взаимоотношения с той же любимой сегодня Польшей.

   Говорят, что история не терпит сослагательного наклонения. Ерунда, она терпит решительно все. Да, без особых фантазий можно легко определить место «нациков» в сегодняшнем подлунном мире без наших судьбоносных в прошлом исторических переплетений с северным соседом, столь ненавидимым ими сегодня. Для меня вопрос определения места сложности не представляет - кроссворд читателю предлагать не буду, скажу только, что в ответе литер не много.

   Таки-да, у нас много переплетений, а иногда и просто совпадений в так называемой «далекой истории». Были и схожие персонажи. В России, как и у нас, обитало тоже немало «ярких» личностей, вроде Мазепы. Бывали и ярче. Возьмите ту же вереницу «Лжедмитриев», иные из которых, как индивидуальности ничуть не уступят по части колорита известному украинскому герою, преступившему через клятву.

   А надо ли вообще что-то сравнивать? Ежели взять в расчет неоспоримую реальность, то, действительно, много веков мы были единым государством.

***

   Наряду с историческими переплетениями есть все основания поговорить и об исторических различиях, причем, о тех, которых заведомо не быть просто не могло. У соседей была полноценная империя. У нас – нечто иное. Россия, в отличие от некоторых, простите, не выступала в роли вассала не перед кем, если взять послеордынский период.

   Да, там случались смутные времена, из которых страна выходила более или менее достойно. У них, по определению, не могло быть таких явлений, как тотальное засилье польского панства или как запорожское казачество. Нет, казаки там, конечно, были, но их историческая роль была иной. Еще примеры? Пожалуйста. В Украине заведомо не могло быть сильной, с традициями регулярной армии и, следовательно, высшего протестного офицерства – декабристов, бросивших вызов самодержавию.

***

   Отвлекусь, любопытная тема. В свое время у автора этих строк возникли сложности с изданием книги о связях декабристского движения с Одессой, что потребовало больших усилий для преодоления инерции. Кстати, связь декабристского движения с одесскими и тем более украинскими реалиями обнаружить так и не удалось, хотя некоторые историки тогда спешили причислить «декабризм» к украинскому явлению.

   Но сложности с книгой, тогда, в финишном створе застоя, возникли по другой причине – декабристы плохо «вписывались» в тогда еще актуальную коммунистическую идеологию. В самом деле, ведь по Ленину, то они всего лишь «разбудили» Герцена, а уже Герцен «развернул революционную агитацию». Или еще более «страшное» по советским меркам – их круг «узок» (никакого электората), а от народа они «страшно далеки». Словом, вроде бы тема в духе дня, но не совсем, тем более для Украины. Даже руководителю издательства было понятно, что в украинской истории подобного быть заведомо не могло. Делаю вывод - масштабы исторических событий, их последствия для истории европейской и мировой истории у нас тоже разные. И просто для информации – то, что моя небольшая книжица все же состоялась, считаю маленьким чудом.

***

   В рамках исторической темы предметов для разговора существует великое множество. Возьмем хотя бы предмет исторической памяти. Нет, не в каком-либо отвлеченном смысле, уходящем в плоскость абстрактных рассуждений, а в русле жесткой конкретики.

   Историческая память может носить вполне предметный характер. В виде памятников архитектуры, например, или музейных экспонатов. Вот хотя бы долгая история с замками и дворцами, которых в этой стране, преимущественно на западе, насчитывается более двухсот. Многие из, казалось бы, вечных реликвий, переходят в сферу небытия из-за нехватки средств, исключая, разумеется, те, которым уготована судьба резиденций. Достаточно сказать, что для спасения замков той же Львовщины сегодня выделяют порядка пятнадцати миллионов гривен, хотя, необходимая сумма – на несколько порядков выше.

   Конечно, у властей сегодня заботы иные. В то же время, можно было бы «плотнее» рассмотреть вопросы предоставления аренды замков не верховным правителям, а бизнесменам, что уже сделано по наитию в ряде мест. Наверное, это сегодня единственная реальная возможность, естественно, при соблюдении ряда условий. Из них первое – обеспечение сохранности. Историческая память, все-таки.

***

   История, как уже сказано и как считают некоторые, не терпит сослагательного наклонения, так же, как она редко принимает правду, по крайней мере, опускает эту правду на чашу собственных весов. Конечно, вряд ли сегодня кому-либо из «левых» историков понравится правда о том, что, в канун революции Ленин «со товарищи» прибыл из Германии в опломбированном вагоне, или, например, о том, что команданте Че Гевара был паталогически жесток и не был поклонником гигиены. Или о том, что многие известные деятели советской эпохи имели не менее серьезные слабости. Также как в другом лагере, непременно будет проигнорирована правда о том, что некто Шухевич носил офицерский эсэсовский мундир.

   Что же до местного уровня – своя историческая правда у автора Черкасова – автора книг по истории Одессы периода румынской оккупации, своя – у его оппонентов. Господин Черкасов, например, хорошо видит то, что оккупанты открыли в Одессе полсотни школ, множество церквей, больниц, бесплатных столовых, но в упор не хочет видеть виселиц и концентрационных лагерей. Его труды – образчики скрупулезности, прямо-таки, отчет о работе румынского горисполкома, составленный, правда, на основании добросовестного перелапачивания архивных материалов. Соответственно, оппоненты господина Черкасова в румыно-фашистской оккупации склонны видеть совсем иное, о чем и сегодня сложно говорить без содрогпния.

***

   В относительно небольшом очерке, как-то не хочется лишний раз окунаться в глубину веков, искать ответы на вопросы, например, о первопричинах предательства Мазепы и о том, следует ли видеть в нем предмет для подражания сегодня. Или, хотя бы обращаться к событиям почти столетней давности, погружаться во времена первых проявлений так называемой украинской государственности. Или рассуждать о роли украинцев в Грюнвальдской битве. И без моего участия здесь ломали и еще сломают не одно и не два копья. Мое мнение здесь ни на что не повлияет; кто хочет видеть в мятежном гетмане героя и великого стратега, тот его и видит.

   Вопросы седой истории Южной Пальмиры представляются более интересными, но так же не имеющими единственного ответа. Самый острый из них – сколько же, в конце концов, лет нашему городу? Более двухсот, если вести отсчет со дня знаменитого екатерининского указа или со времени, когда у стен Хаджибея появились солдаты Суворова, как говорят некоторые, активно помогавшие запорожским казакам? Может, более шестисот лет, когда в самом сердце нынешней Одессы возникла турецкая крепость? А куда же тогда прикажите девать многочисленные греческие колонии, возникавшие здесь еще до Рождества Христова? А также всех прочих и прочих успевших долго пожить на северных берегах Черного моря? Вот такой вопросец, весьма лакомый для любителей политизации истории.

   Издавна приходилось слышать жаркие споры на темы где-то современной одесской истории в контексте истории Украины, которые вели в моем присутствии люди авторитетные, знающие, часто работающие с первоисточниками в архивах. Странное совпадение – эти споры на моих глазах инициировали большей частью украинские интеллигенты, хорошо знакомые и искренне уважаемые мною люди. Порою выясняли отношения, что называется, до «седьмого пота», до криков и взаимных оскорблений. Накал страстей, думаю, был вызван тем обстоятельством, что в глазах этих людей решение исторических вопросов вполне могло быть спроецировано на современность.

***

   После сказанного предвижу упреки. Если сказать максимально мягко, упреки будут возлежать в симпатиях к одной стороне и антипатиях к другой. Это не так, у меня нет симпатий, и, тем более, антипатий. И отношение к «северному соседу» у меня весьма противоречивое – по крайней мере, не во всем разделяю точку зрения иных знакомых. Просто хочется на иные вещи посмотреть объективно. И посмотреть может быть не во всем своими глазами, безотносительно к тому, понравится этот взгляд иным людям или нет. Да и приводить на страницах можно не только взгляды, которые резделяешь стопроцентно.

   Что же, «брошу взгляд на мир», точнее на одну из проблем этого мира с помощью хорошего поэта Владимира Боровского, взгляд которого на геополтитику разделяю во многом, но не полностью:

Поздно нынче зацветет сирень.
Да, обиделась, как видно, на кого-то.
Я завел дневник: вместо событий - хрень.
И вокруг обычная сволота.
О высоком же писать мне просто лень.
Было бы ружье, стрелял ворон бы.
И считал бы их, как царь наш в дневнике
Был бы я, как он, Верховный – ромбом
Танки, выстроил и авиацию в пике,
Я б навел ракеты на Европу,
Чтобы там поджали все хвосты.
И потом, чтоб помнили до гроба –
Русь идет, не прячется в кусты.
Нам советовать, указывать, как жить
Чтобы больше даже не мечтали.
А Верховнго, чтоб в ж… целовали,
Только эту милость эту надо заслужить.

   Фу, скажут иные, до чего же грубо, политкорректностью даже не пахнет. Простите, но чем пахнет с другой стороны? Двойными стандартами? Вовсе нет, двойные стандарты – это миф. Сегодня стандартов много больше – их ровно столько, сколько требутеся демократическому Западу в данное время для данной конкретной ситуации. Возьмите хотя бы «просторы» бывшего Союза – к России одни подходы и мерки, к нам – иные, не стану говорить какие, к Белоруссии – третьи, к Грузии – четвертые. Более того, они разные даже к каждой стороне в разные, хотя и очень короткие периоды. Да что уж там говорить - лицемерие и ложь у добрых европейских друзей Украины давно, очень давно стали нормой жизни.

***

   Тематика споров на одесские краеведческие темы, которым был очевидцем, редко лежала в одной плоскости. Да, предметов спора было множество - вопросов от того же возраста до топонимики Одессы; от того же влияния призрака той или иной, по моему мнению, одиозной личности на современность нашей страны до обоснованности возведения в городе того или иного памятника. В споры вдаваться, повторяю, желания нет. Но… Коль скоро пишу эти строки в начале мая, то тему Великой Победы обходить не стану. Тем более, повторяю, история у каждого своя.

***

   Не знаю, на мой взгляд, высшая точка обострения родных национальных комплексов – отрицание Великого Праздника. Все просто – аксиомы пока никто не отменял – у побед отцов множество, у поражений, как таковых нет. Победа в свое время ускользнула из их рук, вернее из рук их дедов и прадедов; сегодня это – не их праздник. Нынче, в плане теории им остается совсем немногое – изыскивать и доказывать какие-то бредовые вещи. Например, сравнивать рейх с Советским Союзом или Сталина с Гитлером. Или, что войну выиграли не те, кто принимал парады Победы (был не один). Или, что при другом исходе войны Украине было бы лучше.

   Последнее видится самым нелепым. Предки нынешних «нациков», поставившие на Гитлера в ходе Второй Мировой войны, получили ответ на свои вопросы, или можно сказать запросы, еще в первые дни этой самой войны. Бандере с сотоварищами сразу указали их место (не хочу употреблять уголовный жаргон), популярно объяснив, что «нэзалэжну» никто в Германии не видит даже в упор. Фашистскую Хорватию тогда видели, фашистскую Словению видели тоже, а вот фашистскую Украину не видели близко, что называется впритык.

   Кто-то сомневается? Не сторонник цитат и ссылок на современную публицистику, но все же замечу, что, таки да, существовал разговорник, в котором соотечественникам в качестве основного вида жизнедеятельности цивилизованными европейцами предлагалось «гній возити».

   Писатели, кинорежиссеры и архитекторы, относящиеся сегодня к «титульной» нации, почему-то в то время и в том месте востребованы не были – маленькая ремарка в адрес сторонников «европейского выбора».

***

   Разговор об истории то и дело невольно возвращается к теме «восток – запад». Голые исторические факты: к концу тридцатых годов прошлого века, незадолго до вступления во Львов Красной Армии, украинское население города не превышало одиннадцати процентов от общего количества жителей. Именно в результате политики ненавистного Сталина, большинство поляков уехало из города, а их место в уютных квартирах заняли украинцы – жители окрестных сел. Более четверти украинцев тогда во Львове были неграмотны вообще, в городе имелось четырнадцать польских гимназий и одна украинская.

   Что же, сегодня те питекантропы, что крушили автобусы со своими людьми, отнюдь даже не приехавшими в дотацонный (то бишь, сидящий на шее регион), сказали «спасибо» и людям, изменившим печальную для галичан ситуацию и Красному знамени, под которым эти перемены осуществляли. Похоже, Галичина окончательно превращается в резервацию, которую цивилизованные люди будут вскоре объезжать десятой стороной. Может быть, в каких то определениях и выражених была права польская шляхта, слегка обагатившая малонормативную украинскую лексику.

***

   В свете сказанного предвижу мутную волну обвинений, в основном со стороны профессиональных патриотов, в украинофобии. Людишки, забывшие напрочь об основах морали, хитренькие, трусливые, вороватые и, как правило, малообразованные, а то и вовсе полуграмотные, наверняка выскажутся по поводу моей, якобы, нелюбви к Украине.

   Что им ответить? Только то, что подобные вероятные упреки могу расценивать как откровенный вздор. Среди моих хороших знакомых есть немало людей, чьи фамилии вовсе не оканчиваются буквами «ов» или «ин». В окончании этих фамлий фигурирует буква «о». Замечу, только то, что и к профессиональному уровню, и к человеческим качествам этих людей мне остается только стремиться.

   Любовь к стране, и не только к стране заключется не только в пустых декларациях и демонстративном целовании портретов дутых авторитетов. И не в поедании зарубежных грантов. Настоящая любовь – это другое, это когда бывает больно за настоящее и будущее кого-то или чего-то. Это, как в стихотворении моего хорошего знакомого Евгения Изотова:

Прикепел я к любимому краю,
Где течет полусонно река,
Где поют соловьи, не смолкая,
И бегут чередою века.

К буеракам, оврагам и кручам
С беззаботного детства привык,
И незнаю я местности лучше,
Где дух времени прост и велик.

Пламенеет рубином калина,
Зеленеют луга и поля,
Мать родная моя Украина –
Дорогая, святая земля.
***

   Определенный интерес представляет взгляд на историю, как на учебную дисциплину. Секрет Полишинеля - в историки (или в политологи, что примерно одно и тоже) нередко идут молодые оболтусы, которым мало что «светит» в мире точных наук. Не все, конечно, но бывает… Ведь, очевидно, что решить математическую задачу или рассчитать сопротивление материала будет малость посложнее, чем выучить наизусть несколько дат или имен, повторить, подобно попугаю уже кем-то озвученные вещи. А про химические задачи вообще молчу - здесь самому думать надо.

   Отсюда следует многое – в частности, уровень наших взглядов; тех, кто формирует отношение к событиям прошлого, далекого и не очень. Для них степень понимания настоящего действительно укладываются в определенные исторические рамки. Конечно, ежели в голове у молодого «историка» гремучая смесь из таких понятий, как УПА, дивизия «Галичина», Бандера, Шухевич и прочее из этого ряда, то и уровень понимания и взгляды будут соответствующими. У всяких там «Свобод» и прочих маргиналов не будет кадрового голода. А вообще-то, этот посыл в смысле истории страны, у которой были всегда проблемы с этой историей, адресую не только маргиналам – политическая палитра этой страны достаточно разнообразна.

-----------------------------------------------------------------------------------





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ