БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Валентин Константинов ЛЮДИ У ЛУКОМОРЬЯ

О «КАСТЕ» СТАРШИХ МЕХАНИКОВ

   Мне уже приходилось говорить об одесских капитанах, как о замкнутом сообществе, своего рода «касте». Не поленился, заглянул в словари. Большинство из справочных фолиантов толкуют понятие «касты», как замкнутой группы людей, обособившейся вследствие выполнения определенной социальной функции, наследственных занятий и профессиональной деятельности, принадлежности к какой-либо общности. Что же, какие-то элементы из этого краткого перечня к старшим механикам торгового флота вполне применимы.

   К слову, «кастовость», в лучшем понимании этого слова, была присуща представителям далеко не всех морских профессий. Например, ничего не доводилось слышать о сообществах боцманов или уважаемых работников камбуза. Наверное, не случайно и то обстоятельство, что далеко не каждая из морских профессий удостоена уважительных морских сленговых обозначений. А вот капитанам и старшим механикам такая честь давно оказана. На любом судне капитан всегда «мастер», а старший механик - «дед». Мне представляется, что в последнем слове ярче звучат уважительные оттенки, вроде как из классики: «послушайте, ребята, что вам расскажет дед».

   Подтверждением сказанному является деятельность Клуба капитанов и старших механиков ЧМП в Одессе. Обратите внимание – даже в названии общественной структуры эти две должности стоят в одном ряду, как бы обособленно от других уважаемых флотских должностей. Их и чествуют вместе. Например, в прошлом году, когда вместе с капитанами несколько старших механиков–ветеранов были удостоены знака отличия городского головы «Трудовая слава». Среди них – Иван Чеплаков, Эдуард Орданов, Иван Кичко…

   Есть еще одно обстоятельство, позволяющие говорить о кастовости старших механиков, как о реальности. Этих людей издавна объединяли и объединяют необычайно тяжелые условия труда. Шум судовой машины – явление вообще неописуемое. Жара по сравнению с которой африканский температурный режим может показаться чем-то весьма желаемым, нашла отражение даже в морском, в том числе песенном фольклоре. Необходимость длительного пребывания в подобных условиях, побуждает представителей профессии механика с пониманием относится к коллегам, к их профессиональным и житейским проблемам.

   Что побудило автора включить в настоящее издание зарисовку о старших механиках? Ведь по жизни и по работе общаться с ними доводилось не так часто. До относительно недавнего времени коротко знал, быть может, человек пять представителей «касты», не более. По какому-то совпадению все они - люди интересные, незаурядные. Вот, например, Виктор Иванович Глушаков, ныне более известный городской общественности, как директор музея им. Паустовского и организатор литературных конкурсов имени великого писателя, воспевшего Одессу. Ныне он широко известен и в литературных кругах города.

   О Викторе Ивановиче можно рассказывать долго. Как директор музея, он, безусловно, на своем месте. Встречаю в городе и всегда радуюсь общению. Правда, о его нынешней жизни знаю не слишком много. Ведаю, что не только музей является главным предметом его забот, хотя, в этом плане он сделал очень много. Как и многие ветераны его профессии, он имеет проблемы со слухом, что, впрочем, не влияет на его общественную активность.

   Доводилось общаться с Юрием Анатольевичем Шведом в его бытность главным инженером ЧМП. Как уже сказано, когда-то в прошлом в иных моих «флотских» заметках, Юрий Анатольевич, в пору нашего, уже давнего знакомства, привычками и одеждой напоминал английского джентльмена. Что же касается более существенного, то рабочие вопросы, по крайней мере, те, что относились к моей компетенции в пору работы в ЧМП решались, что называется, сходу. Как-то исподволь, в облике этого человека чувствовалась некая глубокая принадлежность к династии, связанной с морским делом.

   Сам не знаю, как так случилось, но только значительно позже, волею обстоятельств, узнал, что отец Юрия Анатольевича – Анатолий Петрович Швед, был одним из тех, кто стоял у истоков послевоенного возрождения одесской «вышки» ныне известной во всем мире ОНМА. Его фото можно увидеть и на стендах ОНМА и на страницах монографий, посвященных истории торгового флота.

   Наверное, мое повествование было бы неполным, если бы не сказал о том, что Юрий Анатольевич прошел практически все ступени «технарей» торгового флота. Работал в должности 4-го и 3-го механиков, прошел и остальные «ступени», вплоть до должности старшего механика. С его супругой Ириной Швед одно время вместе работал на журналистской ниве – мы выпускали интересную морскую телепрограмму «Антарес». Увы, по независящим от журналистов факторам, ей не была суждена долгая жизнь.


***

   Решающую роль, в том, что эта глава увидела свет, сыграла коллега по «Одесскому вестнику», Валерия Шаповалова, о которой уже говорил. Ознакомившись с некоторыми моими зарисовками о судоводителях, она, хотя сама происходит из «капитанской» семьи, посоветовала обратиться к теме старших механиков, что, по ее мнению, было бы справедливо.

   С коллегой почти сразу согласился. Уже после разговора задумался: а почему бы не рассказать еще о людях, чья флотская специальность близка к теме «технарей» в судовых экипажах. Например, о ком-либо из старших электромехаников. Тем более, за несколько лет до этого выпал случай. Произошло это в кабинете первого проректора ОНМА Виталия Константиновича Голубева. После обсуждения текущих вопросов, связанных с изданием журнала «Морское образование», профессор протянул мне для ознакомления тетрадь… со стихами. Поэзия принадлежала перу его давнего друга старшего электромеханика Владимира Васильевича Носенко. Стихи, хотя и не профессионального поэта, были вполне достойны опубликования. Довелось познакомиться с их автором, а еще через некоторое время увидела свет небольшая книжечка – поэтический сборник «В объятьях океана». Любовь к грозной стихии видна во многих строках:

   «Океан наш, океан!
   Наш ты главный капитан.
   Ты святой, могучий.
   Я твой верный Одиссей
   И моряк везучий»…

   Презентация сборника состоялась во Всемирном клубе одесситов, собрались многие моряки. С удивительным мастерством и красноречием Владимир Носенко говорил о людях морских специальностей, об их мужестве и стальном характере, умении прийти на помощь, об их нежности и заботе о близких.

   Друзей среди моряков у старшего электромеханика–поэта множество, помнится, поэтический сборник получил в подарок едва ли не весь флотский «бомонд». За первой книгой последовала еще одна – при участии моей коллеги журналиста Ирины Омельченко, выступившей в качестве редактора рукописи. Название – «Приходите к причалу встречать…». Жанр однозначно определить не просто – что-то близкое к морским былям. И этот труд не остался без внимания моряков. Хотя, как заметил в частной беседе один из приятелей Носенко, «мы ценим его, не только за это».

   С первых дней знакомства с Владимиром Васильевичем, сразу же стало понятно, что передо мной – человек особенный. Собственно, об этом говорит вся его биография.

   Владимир Носенко родился в сентябре 1934 года на Кубани в станице Отрадной. Там же прошли его детство и юность среди обилия садов и полей пшеницы. И хотя в тех краях в особом почете труд хлебороба, юный Владимир избрал иную стезю. Неудержимо влекли морские просторы. Сначала была учеба в ростовском морском училище им. Г.И. Седова на судомеханическом отделении, затем в одесской «вышке» - ОВИМУ, где в 1965 году он окончил электромеханический факультет.

   В годы учебы Носенко всерьез увлекся, как теперь принято говорить, большим спортом. А еще точнее – «королевским» видом спорта – академической греблей. Был загребным в четверке распашной без рулевого. Ведомая им спортивная команда достигла более чем значительных высот. Гребцы побеждали на многих крупных соревнованиях, включая союзное первенство, было и «золото» чемпионата Европы. Но море влекло сильнее спорта. По окончании обучения в «вышке» пошел на работу электромехаником на судах дальнего плавания сначала в Сахалинское морское пароходство, а затем и в ЧМП.

   В перечне «его» теплоходов: «Колхида», «Латвия», «Украина», «Башкирия»… Долго работал на турбоходе «Максим Горький» в должности второго, первого и старшего электромеханика. Совершил на нем семь (!) кругосветных плаваний. Были в его флотской биографии и суда ОВИМУ – теплоходы «Профессор Павленко», «Профессор Миняев» и другие…

   Не обделила судьба Владимира Носенко и наградами. Но главная «награда» - его сыновья, которые также избрали морскую профессию. Андрей ходит в моря-океаны в качестве старшего механика, а Александр – старший помощник капитана. На морскую стезю ступили также его племянники. Егор Сергеевич, например, стал механиком танкерного флота, а два других племянника работают на судах коками. Несомненно, они, также как их знаменитый дядя знают толк в европейской кухне, в частности, «уважают» чай по-европейски.

   Море, как и творчество, имеет свойство продлевать активную жизнь. Наверное, не всем, а только людям достойным этого. Вспомним хотя бы флотских людей, упомянутых в этих заметках. Тот же Александр Александрович Жуков… Или ветеран ЧМП Федор Михайлович Шевченко… Этим, и многим другим флотским людям удалось не только перешагнуть солидные возрастные рубежи, но и оставить о себе добрую память среди моряков и флотских людей многих покорений.

   Наиболее яркая иллюстрация к теме «морского» долгожительства принадлежит выдающемуся человеку, профессору Виктору Григорьевичу Сизову. Ученому уже не вчера исполнилось сто лет, и до недавнего времени он читал в морской академии лекции!

   А ведь есть примеры не менее интересные! Просто надо уметь их замечать. Буквально пару лет тому назад, неожиданно для себя узнал, что в один из «крайних» рейсов старший электромеханик Владимир Васильевич Носенко ушел уже много позже того, как ему исполнилось семьдесят. Иностранные судовладельцы в паспорт заглядывать не любят – для них главное то, что человек умеет. Тем не менее, случай действительно уникальный и в том плане, что работа в технической должности - дело не легкое, о чем уже, собственно, сказано.

   Людям, не слишком близким к морю, скажу: ответственная работа в морях-океанах в таком возрасте вполне может быть приравнена, например, к рекордному достижению в спорте или достойно быть рассмотренным на предмет включения в книгу Гинесса. Эта работа не всегда оказывается по силам даже молодым, здоровым людям. Случалось видеть, как совсем молодой человек попадает в обойму флотских «технарей», уходит в свой первый рейс в качестве моториста. Со здоровьем вроде бы проблем нет – спортсмен, с мотивацией – тоже. Недавно женился, надо заработать денег. И вот рейс завершен. Проходит время, казалось бы, моряк должен подумать о следующем выходе в море. Но нет. Молодой человек, решает, что работы мотористом с него довольно. Он, что называется, «наелся» - теперь ищет работу на берегу. Даже при том, что сегодня обрести свое место в системе «подфлажного» трудоустройства тем, кто пока «не дорос» до офицерской должности очень непросто.

   Спрашиваю себя: а что же главное в этом человеке, в главном действующем лице моей зарисовки? В чем же «фишка»? Думаю, ответ не сложен – у Владимира Васильевича Носенко доброе сердце и надежный характер. «Настоящий моряк» говорят о нем, те, кто хорошо знает этого человека.

   Подводя черту под разговором о старших механиках и представителях других технических специальностей, замечу, что у большинства моряков есть некий внутренний стержень, позволяющий оставаться самим собой в самых экстремальных условиях. У старших механиков этот стержень есть всегда.

   Вместо послесловия.

   Едва успел поставить точку в заключительной главе книги, как пришла печальная весть. На 84-м году жизни скончался один из выдающихся представителей профессии старших механиков Владимир Константинович Опарин. Уроженец не близкого к Одессе Урала, он жил в нашем городе, избрав когда-то профессию моряка. Быть в числе его знакомых не доводилось, а вот слышал о нем неоднократно. И о том, что Владимир Опарин долгое время работал в системе ЧМП, где прошел путь от механика до старшего механика, механика-наставника, начальника КБ и инспектора по аттестации и дипломированию плавсостава, и том, что за его плечами четверть века безаварийной работы в море, участие в боевых действиях во время «огненных рейсов» на Кубу и во Вьетнам, и о его работе в качестве наблюдателя за постройкой судов для нашего флота на верфях ГДР и Финляндии.

   Сегодня в связи с фамилией выдающегося старшего механика можно вполне говорить о династии. Сын - Анатолий Владимирович Опарин – начальник Морского колледжа технического флота продолжает дело отца.

   А еще через несколько дней в редакцию «Одесского вестника», по моему приглашению, заглянул хороший знакомый Павел Иванович Запорожец - человек сугубо флотский. В молодые годы выходил в море в должности второго и третьего механика, позже работал на берегу, последние годы ведал организационной работой в Региональной Федерации морских профсоюзов юга Украины. Ветеран принес статью, которую я счел необходимым рекомендовать к печати в одесской городской газете. Считаю обращение в редакцию важным, посему провожу его и в настоящем издании полностью:

   «Взяться за перо и обратиться в редакцию «Одесского вестника» побудили публикации в вашей газете, связанные с морской темой. Мне, как ветерану флота, ходившему в море и в роли 4-го, и в качестве 3-го механика, а после долго работавшего в «береговых» морских структурах, было приятно и интересно вспоминать былое, читать очерки о прославленных капитанах и руководителях торгового флота.

   О себе говорить не стану. Только замечу – благодарен судьбе за то, что она в разные времена дарила мне встречи с замечательными и интересными людьми морского торгового флота. Они помогли мне многому научится и состояться как моряку, а в последующем найти себя и в не менее сложном деле - профсоюзной работе.

   Одной из памятных встреч стало знакомство с главным инженером-механиком атомного ледокола «Ленин», Героем Социалистического труда Александром Калиновичем Следзюком. Для молодого поколения поясню: речь идет об уроженце Одессы, человеке – легенде, о котором, случается, вспоминают и много лет спустя – в наше время. С приморским городом неразрывно связана вся его жизнь. Здесь он вырос, здесь учился в 1934 – 1938 годах в Одесском мореходном техникуме. В войну участвовал в боевых действиях в качестве механика транспорта «Курск», под огнем противника доставлял войска, вооружение и боеприпасы в осажденный Севастополь.

   Фамилия Следзюк и сегодня звучит в одном ряду со знаковыми именами замечательных старших механиков того времени – Богатырева, Бардецкого и других. Помимо проведения многосложных технических операций на судах, эти люди запомнились тем, кто с ними работал, не только как выдающиеся знатоки техники, но и как незаурядные личности, носители широких взглядов, обширных интересов.

   Квинтэссенцией рассказов и морских баек о Следзюке стали устные повествования о нем, как о мастере на все руки. По словам очевидцев, технические знания моряка выходили далеко за пределы всего, связанного с судовой машиной, паровыми механизмами. Моряк прекрасно разбирался в двигателях внутреннего сгорания, в электротехнике. Мог запросто починить любые навигационные приборы, радиоаппаратуру. А кроме техники? У него был едва ли не абсолютный музыкальный слух. Умел легко настроить пианино в кают-компании. Безупречно знал кулинарное дело и даже мог дать фору в изготовлении иных блюд кокам, особенно молодым. А что касается приготовления украинского борща, то в этом деле ему, как утверждали на камбузе, вообще не было равных. Так же, как в умении приготовить вторые блюда из простейших ингредиентов – картофеля, муки и овощей.

   Очевидцы по сей день вспоминают и о своеобразном характере Александра Калиновича, и о нестандартных решениях, им принимаемых. Кто-то даже рискует утверждать о некоторой доле чудачества в его характере. Памятен эпизод, когда по завершении несения вахты Александр Следзюк подзабыл отдать кое-какие распоряжения вахтенному механику и записать их в журнал. Естественно, указания, которые не был отданы, не могли быть и выполнены. Поутру, разобравшись в происшедшем, Следзюк, к удивлению всех, записал взыскание… самому себе.

   Одна из легендарных историй, связанных с именем моряка, относится, собственно, к его назначению на должность главного инженера-механика атомного ледокола «Ленин». Здесь необходимы пояснения – ледокол «Ленин» - один из самых знаменитых брендов советской эпохи. Нечто сродни первому космическому кораблю и, вообще, символ – и советской действительности, и флота и ядерной энергетики, в которой мы были обязаны быть «впереди планеты всей». В советские времена, на мой взгляд, кадровая политика была довольно демократичной. Если человек мог лучше других справиться с какой-то должностью, то его, как правило, на эту должность и назначали.

   Что касается должности главного инженера–механика «Ленина», то, полагаю, что этот пост был не менее ответственен, чем должность капитана исторического атамохода. А история назначения Следзюка, уникальна даже для советских времен, когда вновь утвержденным в должности капитанам «Ленина» были представлены кандидаты в главные инженеры-механики, представляющие лучших представителей пароходств Советского Союза. Всего 14 искушенных специалистов, претендовавших на высокую, многосложную и ответственную должность.

   Выбор в итоге пал на одессита – Александра Следзюка. Присутствовавшие при этом и флотские руководители, и работники ЦК КПСС изрядно удивились – если не ошибаюсь, к тому моменту, Александр Следзюк имел только диплом о среднем специальном образовании, который ему вручили в Одессе. Это несколько позже он заочно обретет высшее образование в ОВИМУ, а еще позже получит ученую степень.

   … Теперь о моей встрече с прославленным моряком. Была она, к сожалению, не слишком долгой и произошла при следующих обстоятельствах. Памятному для меня событию предшествовало направление в марте 1967 года на практику группы курсантов ОВИМУ под руководством преподавателя Вадима Ивановича Руденко. Помню, на проходной Мурманского морского торгового порта нас встретил офицер морского торгового флота средних лет в морской форме. Мне в тот момент он показался человеком задумчивым, погруженным в свои мысли. Возможно, встреча была случайной. Кто-то из нас спросил: «Где атомный ледокол «Ленин»? Моряк жестом руки показал направление. И тут же с ощутимой теплотой в голосе спросил: «Откуда вы, ребята?».

   Узнав, что перед ним одесситы, Александр Калинович Следзюк, а это был он, тепло приветствовал нас: «Добро пожаловать, земляки!». И тут же пообещал: «Вернусь на борт, побеседуем о ваших делах и заботах». Слово свое моряк сдержал. Беседа, правда, оказалась недолгой, хотя советы прославленного моряка запомнились на всю жизнь. А после нас представили, начальнику подразделения контрольно-измерительных приборов и автоматики. Практика пошла своим чередом. Экипаж атомохода «Ленин», под руководством Следзюка, проводил переоборудование. Все детали и материалы из ядерного отсека, отработавшие свой срок, перегружали через машинный люк на теплоход «Иван Лепсе», который проводил их затопление в определенной точке океана.

   К сожалению, эта непродолжительная встреча с замечательным моряком была у меня единственной. За деятельностью Следзюка, довелось следить, что называется, издалека. Знаю, что Александр Калинович успешно работал главным инженером-механиком атомного ледокола «Сибирь», с чем также связано множество морских преданий. Его коммуникабельность, способность находить с людьми общий язык были необычайными. Говорили, что у Следзюка сколько знакомых, столько же и друзей. Но в важных вопросах, особенно тех, что касались техники, всегда был принципиален – умел настоять на своем.

   Долгая жизнь выдающемуся моряку не была суждена. В промежутках между рейсами проживал Александр Калинович в Одессе, в последний раз вышел в море в летнюю навигацию 1985 года. А в декабре этого же года в возрасте 66 лет ушел из жизни. Похоронен на Таировском кладбище.

   Одесситы, особенно старшего поколения, бережно хранят память о выдающемся земляке. Сегодня, на улице Канатной в доме под номером 8, можно увидеть мемориальную доску, повествующую о том, что именно в этом учебном заведении учился незаурядный человек. И это важно. Флотская молодежь должна видеть правильные ориентиры, должна знать, к чему стремиться.

Павел Запорожец,

   ветеран флота, член Национального Союза Журналистов Украины.

   Такое вот письмо, Пусть небольшой, но, все ж, существенный штрих, дополняющий небольшое повествование о старших механиках, которых дала морскому миру Одесса.




ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ
ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ