БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Валентин Константинов ЛЮДИ У ЛУКОМОРЬЯ

СЛАГАЕМ СВОЮ БИОГРАФИЮ…

   Со Станиславом Яковлевичем Незавитиным судьба свела давненько – примерно четверть века тому назад. Это был период, предшествовавший распаду ЧМП, период начала независимости молодого государства, когда от кого то из флотских руководителей зависело немногое. Тем не менее, торговый флот продолжал функционировать, а управленцы добросовестно делали свое дело. В их числе находился и Станислав Незавитин. Работать с ним довелось не так уж долго, но, тем не менее, те контакты, которые случались по работе, запомнились.

   Без его участия не обходилось принятие важных решений. Да и саму жизнь морского сообщества Одессы нашего времени без него представить как-то сложно. Его приходилось видеть и слышать повсюду на представлениях очередного нового флотского руководителя, крупных совещаниях и конференциях по морским вопросам, на заседаниях правления ЧМП, которые так толком и не «переросли» в заседания судоходного концерна «Бласко». С мнением Незавитина считались руководители любого ранга, его знания и опыт были востребованы во все времена.

   Знакомясь с биографией Станислава Яковлевича, автор этих строк обратил внимание на ее схожесть с жизнеописанием некоторых других капитанов. Прежде всего, в том плане, что герой этих заметок, как и большинство видных моряков, что называется «селф мэйд мэн» - «человек, который добился всего сам». Незавитины происходили из Орловской губернии. Юный Станислав учился хорошо, хотя отличником не был. Любил точные науки, а от отца – автомеханика унаследовал пристрастие к технике. Как вспоминал Станислав Яковлевич впоследствии, роль его отца для него в плане понимания жизни и определения своего места в ней вообще сложно переоценить. От него, кстати, он унаследовал любовь к спорту. Занимался легкой и тяжелой атлетикой, играл в волейбол. А самой большой его привязанностью стал бокс. В этом виде он был чемпионом Орловской области среди юниоров.

   Весной 1954 года, в преддверии окончания школы, перед Станиславом возникла проблема выбора продолжения жизненного пути. С одной стороны хотелось избрать стезю кинорежиссера, с другой стороны – привлекали морские профессии. Вроде бы Незавитин склонился к режиссерскому будущему, даже собрал и отослал в Москву документы.

   Но, как это часто бывает, в дело вмешался случай. Случай, в данном случае, приобрел образ конкретного человека – Николая Артюнина. Молодой морячок, щеголявший в морской форме, как-то вдруг присоединился к школьной компании и стал предметом подражания. Был Николай курсантом ростовского морского училища, прошел плавательную практику, умел увлекательно рассказать о морях и океанах, со знаним дела «травил» морские байки. Подружившись с ним, Станислав изменил уже принятое решение – решил пойти по «морскому» пути. Есть ведь, в конце концов, дальние страны, моря океаны, которые надо повидать. Да и морскую форму, как у приятеля, во ВГИКе не выдают.

   Словом, все мысли были переключены на море и одесскую «вышку». Получив родительское благословление и 700 рублей в придачу, Станислав, подобно иным литературным героям, отправился покорять Южную Пальмиру.

   Одесса поначалу гостеприимства не проявила. Молодого человека обворовали в парке - украли деньги, паспорт и комсомольский билет. Первое время ему пришлось нелегко - хорошо ректор «вышки» вошел в положение и разрешил сдачу экзаменов. Приходилось днем отвечать на вопросы экзаменаторов, а ночами зарабатывать на жизнь в порту. Тем не менее, ни обстоятельства, ни конкурс в 20 человек на место препятствиями не стали. Набрал он при поступлении 19 баллов из 20 возможных. В «вышку» его приняли.

   Осваивал морские науки Станислав неплохо, но только изучением теории годы в «вышке» ограничены не были. Была практика на славном барке «Товарищ». Учился ставить паруса, стоять у руля, драить палубу, нести вахту, прочим флотским премудростям. Увлекся парусным спортом, благо для этого были все условия. Довелось ему и отчасти вернуться и к прежним задумкам, связанным с киноиндустрией.

   На паруснике снимали фильм известный историкам кино и сегодня – «Товарищ уходит в море». В одной из сцен предполагался боксерский поединок, в котором маленький по «габаритам» спортсмен побеждал большого. На роль «маленького» был выбран, естественно, Незавитин, а роль «большого» исполнял известный впоследствии на флоте капитан Вадим Никитин. Зрители реагировали бурно, болели «за своего». Как-то незаметно поединок из «кинематографического» перерос в настоящий, причем ожесточенный. Дошло до того, что съемочной группе пришлось разнимать боксеров. Боксеры – люди «памятливые» - отношения двух моряков оставались прохладными долгие годы. Среди курсантского сообщества Станислав Незавитин слыл фигурой заметной. Помимо занятий спортом, вел кружок автомобильного и мотоциклетного дела, участвовал в самодеятельности. Сдав на «отлично» государственные экзамены, получил назначение в ЧМП на должность четвертого помощника капитана, но судно назначения надо было ожидать несколько месяцев. Этого молодой моряк позволить себе не мог – он недавно женился, надо было содержать семью. Да и бездействие было не в его характере - ушел в море матросом на танкере «Самарканд».

   «Одиссея» Незавитина началась с поручения капитана судна отремонтировать судовой радар, который был неисправен долгое время. С этим молодой, искушенный в технике, моряк успешно справился, а после починил и некоторые другие приборы, включая пеленгатор. В следующий рейс Станислав Незавитин ушел уже четвертым помощником. Через год был назначен вторым помощником и ходил в этой должности четыре года. Работа бала по душе. Принял участие в приеме танкера «Лисичанск», затем самостоятельно работал на мостике, проводил швартовые операции. После была недолгая работа старшим помощником капитана.

   И вот настало его время. Кандидатуру Незавитина рассматривали на должность капитана судна «Комсомолец Кубани» и, вопреки сомнениям иных флотских руководителей, утвердили. А сомнения относились к тому, что Станиславу Незавитину к тому времени исполнилось всего тридцать лет, не имел он и опыта вождения крупнотоннажных судов. А судно, которое предстояло возглавить молодому моряку, по тем временам казалось гигантским – его дедвейт составлял 62 т.

   В свой первый рейс в качестве капитана Станислав Незавитин отправился в сопровождении капитана-наставника, с которым, однако, взаимопонимания найти не удалось. Пожилой ворчливый моряк докучал проповедью прописных истин, мелочной опекой, недоверием. Когда отношения обострились до предела, капитан-наставник вынужден был сойти с судна в очередном порту захода. После обязательного в таких случаях «разбора» полетов, к молодому капитану прикрепили другого наставника. Тот посмотрел неделю, другую на работу Станислава Николаевича и вернулся в Одессу на встречном пароходе. Справедливо решил, что капитан Незавитин готов к самостоятельной работе и ему, как наставнику, на борту «Комсомольца Кубани» делать нечего.

   «Капитанствовать» Станиславу Яковлевичу довелось не так уж долго - всего пять лет. В один из погожих дней 1978 года вызывает его к себе заместитель начальника пароходства Анатолий Григорьевич Третьяк. Вначале беседы он неожиданно подвел Незавитина к окну в своем кабинете, указал рукой на дальний берег Одесского залива и спросил: «Что ты там видишь?».

   - Ничего, - ответил удивленный Станислав Яковлевич.

   - А ты лучше смотри, - улыбнулся Третьяк.

   - Да, нет же там ничего, продолжал удивляться Незавитин.

   - Нет, - возразил Третьяк. – Там порт Южный, а тебе предстоит быть его капитаном…

   Решение круто изменить жизнь Незавитин принял не сразу, а после длительных размышлений и повторной встречи с Третьяком. В Южном он проработал долгих восемь лет. При нем возводили причалы, расчищали подходные каналы, прокладывали железнодорожную ветку. При этом, чтобы не терять квалификацию, Станислав Яковлевич продолжал выходить в море в качестве капитана. Синие морские просторы продолжали манить, как в далекой юности…

   Затем были три года работы в качестве лоцмана в республике Мозамбик, где Станислав Яковлевич выучил португальский язык, как говорит он сам, научился «чирикать». Затем, в течение пяти лет возглавлял первый в стране спасательно-координационный центр Черноморско-Азовского бассейна, руководил Главной инспекцией по безопасности мореплавания, одновременно являясь заместителем директора Укрморречфлота. О его работе в каждой из этих должностей можно говорить бесконечно долго…

   С 1993 года Станислав Яковлевич трудится в качестве капитана Ильичевского морского торгового порта. Хозяйство большое – хлопот более чем достаточно. Тем не менее, рамками Ильичевска он себя не ограничивает. Периодически вижу его на отраслевых совещаниях, конференциях по морским вопросам. Хотел было на днях позвонить, кое-что уточнить по части биографии, но не довелось. В тот момент Станислав Яковлевич находился в составе правительственной делегации Украины в Лондоне, где проходило очередное заседание Международной морской организации (IMO) по вопросам безопасности мореплавания.

   Всегда рад его видеть в добром здравии и на разного рода торжественных мероприятиях – морских праздниках и юбилеях. Ветеран флота – душа любой компании, знаток и любитель шутки, понимает и ценит юмор, в том числе застольный.

   Не так давно морская общественность отметила его 75-летний юбилей. Многочисленное «собрание» государственных и прочих наград Станислава Яковлевича было пополнено Почетной грамотой Кабинета Министров Украины. Что же касается биографии, точнее автобиографии, то и сегодня капитан Ильичевского морского торгового порта Станислав Яковлевич Незавитин продолжает над ней работать. От всей души желаю ему в этом удачи.




ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ
ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ