БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Валентин Константинов НОСТАЛЬГИЯ ПО ПРОШЛОМУ И НАСТОЯЩЕМУ

ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

***

  Весна, наконец, одолела засидевшуюся в одесских краях зиму.

  Бурно рвутся к солнцу зеленые стебельки будущих нарциссов, «производственные совещания» устраивают на солнечных прогалинах семейства «солдатиков», все собаки из агрессоров постепенно объединяются в миротворческие ассоциации, а отдельные представители «кайфуют» под солнышком. Кошки блаженствуют, подставляя теплу вылизанные животики. По утрам слышен все более оживленный птичий разговор. Все птицы сосредоточенно решают наиважнейшие для себя вопросы, в том числе вселения в старые и устройство новых индивидуальных коттеджей, обязательно с удобствами, под которыми подразумевается безопасность от безбожных хищников.

  Набрякают, наливаются соком жизни почки деревьев, люди стригут виноградные лозы: пора, а то закапает сладковатая живительная влага – виноградная жизнь. Истома овладевает человеком. Ветерок приятно прохладен, а ветки деревьев, иногда стучащие в окно, вызывают не тревогу, а призывное томление, они шепчут: «Выходи к нам, просыпаются наряды от зимнего забвения, реки вновь наполнились русалками, а сирены призывают в ласковое мирное весенние море».

  По утрам в наш некогда заглохший, а ныне строящийся переулок приезжает машина с молоком. Раздается уже привычный трезвон колокольчика. Все близпроживающие с «емкостями» спешат к вкусному и дешевому молоку.

  Но в последние дни звук колокольчика был также явственен, все спешили, а машина с вкусным молоком не появлялась. Оказалось, некая озорная птаха научилась подражать звуку «молочного» колокольчика. Последствия налицо. Сейчас по утрам неугомонная птаха выделывает незамысловатое музыкальное коленце, напоминающее скрип плохо смазанной двери. «Ну не дал Бог голоса, но усердия много», - как бы говорит нам она.

  Мой внук считает: «Это ее любимая мелодия, даже кукушка так долго не кукует». Дошло до того, что во дворе взывала собака: « До какого времени можно действовать на обнаженные музыкальным слухом нервы терьера?».

  А близкое море продолжает привораживать, мня и приговаривая: «Приходи, тишь и благодать, растворенную во мне, я могу показать каждому, просветленному духом. Ты сольешься со мной и мыслью взовьешься над необъятной, искрящейся солнцем зелено-голубой морской грудью. Ты услышишь симфонию звуков, недоступных заземленным, загнавшим себя в города, напьешься пленительного, пьянящего напитка-ветра. Он наполнит тебя молодым началом, а ты станешь парить, как небесные облака».

  - Посмотри, один из трех сидящих на скамейке вынул пистолет, - Возвращает меня в объятия земли внук. Уходим скорее, не оборачиваясь.

  Да не пистолет это, а необыкновенно-обыкновенный японский фотоаппарат. Хорошо быть бдительным «суперменом», но куда заведут нас действительность и американские «боевики»?

  Люди с «пистолетом» вскоре сели в иномарку, поставленную неподалеку, и, круто развернувшись против движения, умчались в свою даль. Мы вернулись к обезлюдевшей скамейке. Вновь ожили неугомонные дневные свиристелки. Аквамариновое море простирало гладь за горизонт. Пахло пряной землей. Неужели люди не могут почувствовать дарованную им безвозмездно благодать этого мира, земли, воды, лесов и гор? Почему они стараются к пьянящему запаху земли примешать запах крови? Недавно мой сослуживец, которого я знал сорок лет, пришел в церковь, вызвал по телефону, почуяв себя худо, «скорую помощь» и не дождался, умер. Его положили тут же в «братской» при церкви.

  Сопутствие с умершим, только сейчас полным энергии и жизни человеком, всегда настраивает на определенный лад. Так прикасаются к смертному часу, особому таинству перехода от земной жизни к вечности. Врата ее открыты для всех, и как ничтожно малыми перед величием грядущего кажутся все насущные заботы и тяготы. Все познается в сравнении. По кончине отпадают извечные земные вопросы, в том числе «что делать?». Встает дилемма: или смерть после жизни или жизнь после смерти. Для покойных это кардинальный вопрос, причем единственный. Чаще всего мы видим на лице умиротворяющее состояние. Живший на земле успокоился.

  Оттого столь живой, стремительно-радостный и в то же время умиротворяющий праздник Светлого Христова Воскресения, знаменующий победу над смертью.

  … Фигурки рыболовов, сросшихся с пирсом, - также вечная картина в земном временном измерении. Убери их – и картина изменится не в лучшую сторону. Все, проводящие с природой по много часов, поневоле созерцают весь излучающий добро и радость бытия мир, становятся не замечая того, если не философами, то миротворцами в искреннем и естественном понимании.

  Мы забыли еще об одном немаловажном – Монастырской близости. В монастырскую церковь, чей купол венчает Большой Фонтан Одессы, по праздникам привозят чудотворный Касперовский образ Божьей Матери, а в определенные дни, когда освящается вода, происходит «освещение вод естества». Соприкасаясь со святостью, сдираешь коросту греха, проклятия и смерти, очищаясь и возвышаясь духовно.

  Небольшое стадце одесских серн-козочек упрямо и целенаправленно, потрясая воздух колокольчиками, карабкаясь по крутому прибрежному склону к дому и дойке. «Дело есть дело», - вызванивали колокольчики, а копытца отбивали такт.

  - Ну если так, - сказали мы с Алешей, - и нам пора приниматься за свое дело.

  До свидания, море, белый пароход и чайки.

  Мир вам, стоящие на пирсе, мир и душам погибшим во все времена не только в морских просторах, но и упокоившихся на всей нашей прекрасной земле. И по вас звонят монастырские колокола. Жизнь продолжается.

  Александр Кравченко, протоиерей

  Удивительно, но «подсократить» поэтический сказ отца Александра оказалось невозможным. Каждая строка, каждое слово на месте. И какая тонкость наблюдений, какая любовь к жизни и Городу, к наплывающей на Одессу весне! В чем- то сродни мыслям Пастыря. Люблю отсчет времени от тех часов, когда оживает природа, когда буйно расцветают фруктовые деревья. Это всегда неповторимо, насмотреться невозможно.

***

  В предыдущих изданиях заметок, в связи с симпатией к «ретро» в любых проявлениях, попытался представить целостный образ старой Одессы. Тогда мне вдруг показалось, что она была не такой «пышной», как принято считать сегодня, более деловитой, чуть менее праздной. Современная молодежь наверняка прибегла бы к словечку-определению «конкретной». Но сегодня вижу старый Город по-другому. Та же Аркадия, в позапрошлом веке уже была одним из центров общественной жизни города. Благотворительные народные гуляния (торжество либеральной идеи) здесь проходили чуть ли ни ежедневно. Развлечения были куда «круче» теперешних. Устраивали, например, морские прогулки на венецианских гондолах. Здесь выступали лучшие городские оркестры; феерию венчал блестящий фейерверк. Национальные диаспоры нередко проводили собственные вечера. В их числе были и украинцы, в то время не столь озабоченные политикой, как в наши дни. Видимо, в ту пору было чем заняться уважаемым людям.

***

  Подойдя к финишу скромного труда, ощутил некоторую грусть. Сейчас, когда пишу эти строки, из города уходит зима. Городские пляжи и пирсы, еще недавно покрытые льдом и ледяные торосы, убегавшие на сотни метров в море, уступили место весенним пляжным картинкам. То, о чем повествует отец Александр, приходит в город неизбежно.

  В потеплелые деньки сердечко слегка защемило еще и потому, что Одесса неисчерпаема, многогранна и прекрасна. Одному автору в одной книжке поведать о ней в полноте не под силу. Согласен со многими уважаемыми земляками – мы живем в лучшем городе мира. Согласен и в том, что этому Городу уготована долгая, счастливая судьба.

Одесса, февраль - апрель 2011 года
-----------------------------------------------------------------------------------





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ