БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Мария Котова

Царская водка

(1) (2) (3) (4) (5) (6) (7)

   Лауре понадобилась теплая ванна с травяными настойками, чашка кофе и два часа раздумий в полной тишине.

   — Вадик, зайди, пожалуйста! — позвала она телохранителя.

   Зеленоглазый гигант, само внимание и готовность к действиям, появился из соседней комнаты гостиничного номера. Он сразу же определил, что хозяйка слишком серьезна и сосредоточенна.

   — Дело не совсем обычное, Вадик. Мне нужно, чтобы ты отыскал в этом городе толкового частного детектива. И желательно как можно скорее. Так что с завтрашнего утра…

   — Лаура Петровна, моя основная задача — быть рядом с вами.

   — Тогда считай эту просьбу своей побочной задачей. Но выполни ее обязательно… Если будет нужно, вызовешь кого-нибудь из своих ребят.

   Доброжелательная улыбка стала постепенно сползать с лица телохранителя.

   — Лаура Петровна, насколько мне известно, вы приехали в Одессу решать вопрос о создании филиала. Но… Частный детектив… Дополнительная помощь… Мне не совсем это нравится… Если вам что-нибудь угрожает, я должен знать об этом первый…

   — Вадик, милый, я все понимаю. Мне просто-напросто нужно отыскать одного человека. Вот зачем понадобился частный детектив.

   — Пока я буду наводить справки о сыщике, где будете вы? Что станете делать?

   — Любовников принимать, — расхохоталась Лаура. — Вадик, честное пионерское, я носа не высуну из гостиницы, пока ты вместе с Шерлоком Холмсом не появитесь у меня в номере.

   — Вы должны меня понять. Мои обязанности…

   — Понимаю. Но пойми и ты: даже у деловых женщин бывают прихоти…

   «Я чувствую, что права, — успокаивала себя Лаура, ворочаясь на огромной кровати. — Я не ошибаюсь. Все сходится… Ложкин… Саша Ложкин… Нет, идти к нему бесполезно… Правды я от него пока не добьюсь…».

   —… Это почти непосильная задача… — задумчиво и излишне весомо изрек детектив, выслушав суть вопроса.

   — Вы беретесь за эту непосильную задачу? — спросила Лаура, лениво поигрывая серьгой.

   — Это сложный вопрос…

   — Это оплачивается, — напомнила Лаура, понимая, что за дело этот толстячок в серой рубашке и серых брюках уже, можно считать, взялся, просто дяденьке хочется сорвать со скучающей заказчицы подороже.

   — Само собой разумеется. Наше частное агентство…

   — Это очень хорошо оплачивается, — рассеяла Лаура последние сомнения «дяди в сером»… Вот адрес его матери, координаты Зои Урбанской, о которой я вам рассказывала, и врача-нейрохирурга Александра Ложкина. А это — телефоны, по которым вы можете найти меня…

   Ветер наигрывал вальс опадающим листьям. Где-то поскрипывала и постукивала незапертая калитка. К дачному кооперативу «Радостный» чуть слышно подъехал темно-синий «Ягуар».

   — Вон он, — сказал частный детектив. — Михаил Георгиевич Волохов, шестидесятого года рождения. У забора стоит, боком к вам, видите?

   — Я пока вижу только пышные усы и бороду. Что ж он так зарос?..

   — Он самый, Лаура Петровна. Сторож дачного кооператива, — любовался своей работой детектив. — Надо же, всего в тридцати километрах от Одессы. Живой и здоровый. А искать пришлось больше трех месяцев… Он, он, не сомневайтесь, я не стал бы зря вызывать вас из Киева. Кстати, недалеко от своей избушки стоит… Аскет. Раскладушка — матрас — подушка. Собрание сочинений Федина. И горы исписанной бумаги.

   — Стихи?

   — Нет. Как я успел понять, исследование творчества вышеупомянутого писателя.

   — Жалко, бинокля нет. На этом расстоянии я вижу только густую растительность на лице.

   — Пожалуйста, Лаура Петровна, возьмите.

   Конечно, это был он. Бинокль дал возможность разглядеть сначала покрасневшие уши бывшего мужа, а потом и его вечно грустные глаза.

   — А вам все-таки дорог бывший муж, — тихо изрек детектив.

   — Да, услуги вашего агентства обошлись в немалую сумму… Вадик, он пошел куда-то вглубь, видишь? Значит так, подходишь сейчас к нему, вытаскиваешь из кармана блокнот, любовно интересуешься: «Михаил Георгиевич Волохов?». Ответа можешь не ждать, сразу пускайся в объяснения, что в связи с увеличением случаев заражения туберкулезом весь поселок обязан пройти флюорограмму. Не давай опомниться, веди прямо в машину.

   — Лаура Петровна, а вдруг он не поверит, станет кричать, вырываться? Я, конечно, насильно могу, но…

   — Никаких «насильно». Вспомни доброго доктора Айболита. Говори вежливо, мягко, но настойчиво. Можешь добавить, что работа у тебя, бедного, такая, сам, мол, не рад… Господин частный сыщик, а вы что окаменели? Не беспокойтесь, я не для того его искала, чтобы убить.

   — Надеюсь, — вздохнул детектив, наблюдая за передвижениями мощной фигуры Вадика.

   — Мне нужно заставить его сделать компьютерную томограмму. Я просто мечтаю увидеть, до каких размеров может разрастись опухоль, возникшая у пациента двенадцать лет назад.

   — Я понял! — захохотал детектив. — Пациента, надо полагать, сейчас повезут в нейрохирургическое отделение четырнадцатой городской больницы?

   — Совершенно верно, — искренне улыбнулась Лаура. — Итак, Елена Ивановна предупреждена?

   — Конечно. Рядом с ней врач. На всякий случай.

   — Отлично. Зоя?

   — Зоя, думаю, уже подъезжает к Одессе.

   — Замечательно. Я в восторге от вашей работы.

   — Стараемся, Лаура Петровна. Деньги клиентов надо оправдывать.

   — Какие гости! Коллега, вы теперь каждые три — четыре месяца будете радовать взор вашим присутствием? — заведующий нейрохирургическим отделением чуть перестарался, изображая радость.

   — Ложкин, оставь бурные эмоции для иностранцев, подбрасывающих иногда твоему отделению гуманитарную помощь… Здравствуй. Одному человек нужно сделать компьютерную томограмму. Срочно.

   — Больной так плох?

   — Судя по приговору лечащего врача, больной уже давно обязан был покинуть этот мир…

   …Миша, окаменев, сидел в коридоре рядом с дверью, ведущей в кабинет заведующего отделением. Голову сдавливало обручем.

   — Где же опухоль, Ложкин?.. — устало спросила Лаура.

   — Да… Не сразу я понял, кого ты ко мне привела. Недооценил… Где ты его нашла?

   — Где опухоль мозга, Сан Саныч? Рассосалась?

   — Лаура, ты не первокурсница. Механизм новообразований…

   — Конечно, конечно… Значит, все-таки рассосалась… Не было опухоли, Ложкин, не было. Неврастения — вот и весь диагноз. Но ты узнал, что мы с Мишей развелись. И не успев уломать Зою Урбанскую за время нашего брака, решил все же достичь желанной цели, как можно дольше удерживая Волохова в больнице. Чтоб под рукой был. Так ведь, коллега? Так. Для этого и припугнул страшным диагнозом. Чтобы тот ни о чем другом и думать не смог. Ты только не предугадал реакции обезумевшего от страха Миши. Он исчез. Не повезло тебе, Ложкин: и Миша по твоей вине пропал, и Зоя тебе не досталась.

   — Зоя… — повторил Саша. — Она не просто мне не досталась, это уже дело прошлое. Урбанская использовала меня в качестве быка-производителя — и послала к черту. Зоя…

   — Леночка — твоя дочь?

   — Значит, есть вещи, которым ты способна удивляться?

   — Вы были женаты?

   — Смею напомнить, коллега, что для зачатия плода штамп в паспорте не играет никакой роли.

   — Ах, да, я кое-что об этом слышала… Ложкин, мне вовсе не хочется сталкивать вас с Мишей лбами. Говори ему, что хочешь. Рассказывай о случаях удивительных исцелений, о медицинской технике, которая двенадцать лет назад не позволяла ставить точные диагнозы. В общем, твоя проблема. Только быстрее. Мне нужно доставить Мишу домой.

   — Так ты его нашла не для…

   — Ты подумал, что я решила сделать тебе гаденьку, Ложкин? Да ты что, Сан Саныч?! Я тебя, как теперь говорят, вычислила — и ладно. А сейчас поговори ласково с бывшим пациентом. Успокой его. И заключение томограммы обязательно выдай на руки. А я в коридорчике подожду.

   …Волохов вышел из кабинета заведующего отделением, сел рядом с ухоженной женщиной, закрыл лицо руками.

   — Я здоров, — сказал он еле слышно. — У меня нет никакой опухоли мозга. Вы понимаете, двенадцать лет назад я… Послушайте, — опомнился он вдруг. — А кто вы?

   — Поехали домой, Миша. Я — Лаура. Твоя бывшая жена…

   — Но…

   — Совсем ты одичал в своем дачном кооперативе. Пластическая операция… Поехали…

   Наплакавшись вволю, Елена Ивановна и Зоя сидели рядом с Мишей. Одна держала его за правую руку, другая — за левую.

   Лаура подумала: достаточно. Теплая ванна с травами, немного отдыха — и в Киев. Она поднялась:

   — Мне пора…

   — Лаура Петровна, — подала вдруг голос бывшая свекровь, — а не пора ли вернуть вещь, которая к вам не имеет никакого отношения?.. Вместе с вами из этого дома исчез подсвечник, охранявший нашу семью много лет.

   — Елена Ивановна!.. — попыталась было Урбанская что-то сказать.

   — Не надо, Зоенька, не надо, милая. Я молчала. Не до того было. Но теперь… Пусть ответит.

   — Лора, но почему же ты молчишь?! — взывала Зоя.

   Лаура, вроде, и не услышала. Она всматривалась в лицо бывшего супруга, словно хотела его получше запомнить перед уходом.

   — Что ты на Мишу уставилась?! — голос Елены Ивановны прозвучал с угрожающей дрожью. — Мы ждем ответа.

   — Отвечаю, — спокойно отозвалась, наконец, Лаура, по-прежнему не сводя глаз с Миши. — Елена Ивановна, я покинула вашу квартиру, не заикаясь о размене. Ни вам, ни Мише даже в голову не пришло поинтересоваться: а где же теперь найдет приют одинокое пугало. И поэтому я посчитала, что имею право на эту латунную безделушку.

   — Так ты действительно взяла подсвечник?! Украла?! — ужаснулась Урбанская.

   — Да, — подтвердила Лаура и невпопад саркастически улыбнулась Мише. — Взяла. На память о тех четырех с половиной годах, в течение которых я неустанно вытирала с него пыль.

   — Хутор! — перешла на фальцет Мишина мама. — Ты изменила внешность. Но никогда не изменишь свою гнусную сущность. — Ты украла подсвечник только потому, что я относилась к этой вещи с благоговением.

   — Конечно. Именно поэтому, — рассмеялась Лаура.

   Миша смотрел на нее, широко открыв глаза. Эмоций — ни отрицательных, ни противоположных — его глаза не выражали.

   — Я знала, что ты способна на многое, но такое… — Зоя покачала головой и крепче сжала Мишину руку.

   — На многое… Ты, как я понимаю, имеешь в виду мое замужество. Такое непонятное всем замужество… Но, Зоя, ты уже большая девочка, должна понимать, что мне, страшилищу хуторскому, тогда просто-напросто выпал шанс. Один шанс, другого и не предвиделось. Почему я должна была его упустить?

   — Боже мой, так ты даже не понимаешь…

   — Я даже не хочу понимать. Потому что и ты не хочешь. Да, ты единственный человек, который не смеялся надо мной, подкармливал и даже подбрасывал одежду. И этим летом я приехала в Одессу не только по делам. Я хотела тебе помочь, если ты в этом нуждаешься. Я всем вам хотела помочь… Потому что могу теперь оказать практически любую помощь. Но вы все вспомнили о латунном изделии, стоявшем на этом вот пианино. Да, я взяла его, — Лаура опять метнула взгляд в Мишину сторону. Миша сидел все в той же позе. — Относитесь к моему поступку как хотите. Скажу одно: никто из вас никогда не поймет, зачем я это сделала. И очень хорошо. Это останется моей тайной… В Одессе скоро откроется филиал киевского центра красоты. Этот центр создала я. Он называется «Лаура». Если вы думаете, что я подарила центру свое имя, то ошибаетесь. Это еще одна моя тайна. У меня их много… Как все-таки странно устроен мир, правда, Миша? Кстати, Зоя, а что же ты своего любимого не отыскала? А вы, Елена Ивановна? Подали заявление в милицию — и дело с концом? А ты, Миша?.. Как же можно доставлять любящим тебя людям такую боль? Ты о Зое подумал, когда окопался в своем дачном кооперативе? А о матери, у которой ты — единственный? Двенадцать лет смерти ждал… Пропал без вести… Тоже мне, участник второй мировой… Зато теперь вы сидите себе и бросаете мне обвинение. Я ухожу. Могу на прощание поделиться основным выводом, который я сделала уже давно, и в чем лишний раз убедилась сегодня. Жизнь — это царская водка. Да-да, сильнейшая из всех кислот. Все ненужное в ней растворяется, в осадок выпадает. И — только легкая пена на поверхности. Остается настоящее. Крепкое. Жесткое.

   — Это какая-то фашистская теория, — отрезала Зоя.

   — Зато реальная. Это аксиома, Зоя… Кажется, все… Нет, вот еще что… На тот случай, если я вам понадоблюсь… — и Лаура положила на стол несколько своих визиток.



(1) (2) (3) (4) (5) (6) (7)





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ