БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Лариса Кубатченко

Мы

(отрывок)

...Нас встретил тихий зал,
к полу привинченная ель,
на ней горел-мерцал
роскошный праздничный убор,
столы готовы к пиру,
но оживлялся «натюрморт»
одним лишь пассажиром.
Призывно он взмахнул рукой:
– Присядьте, мы соседи.
Когда штормяга взвыл такой,
спасение – в беседе…
Не медля, налили вина
в бокалы. Первым тостом,
как полагается, до дна –
«за новое знакомство»,
потом – «за всех прекрасных дам»,
«за счастье и покой»
(видать, в нем был прекрасный дар
быть добрым тамадой).
Да и не странно: ветеран.
(Сначала мы, не скрою,
не разглядели старый шрам
и звездочку Героя).
Зал погружен был в полумрак.
Будил воспоминанья
неяркий свет далеких бра
и мишуры мерцанье.
Наш разговор ушел с тропы
банального застолья.
Многоречивых тостов пыл
сменился вечной болью,
с которой связано у нас
то, что войны касалось.
Пошел мучительный рассказ.
И – будто открывалась
картина тех далеких дней.
Свидетель и участник
все ж говорил нам не о ней,
а о цене за счастье.

Год сорок первый. Окруженье.
Окопы, раны, кровь.
А на него – до помраченья
свалилась вдруг любовь.
С ним до Берлина прошагала,
деля солдатский быт,
и много раз уберегала
от происков Судьбы.
А сорок пятого салют
застал их в эшелоне:
даря два месяца приют,
на юг везли вагоны.
Пока «ковал он грозный щит»
(стиль воинской газетки)
она, кумысом сдобрив щи,
усваивала цепко
все тайны кухни местных дам.
Бойцу стрелковой роты –
ей – в радость оказались там
домашние заботы.
А позже, не стесняясь слез,
сияя весь от счастья,
он с нею шел и сына нес
из полковой санчасти.

…Но тут, с неловкостью борясь,
краснее вишни спелой,
решилась все же я:
– О вас
услышать бы хотелось.
Звезда Героя, этот шрам,
пожалуй, – след войны?
А вы описывали нам
достоинства жены...
– Да, шли мы грудью на огонь
и смерть шагала рядом,
но я... – и он, подняв ладонь, –
ей отдал бы награды,
все, до одной!
Взмахнув рукой,
он, дружественным жестом,
мой пыл стараясь успокоить,
воинственный не к месту:
– Что знаете вы о войне?
По книгам? Часто врут.
Романтики на фронте нет.
Там – вечный риск. И труд.
Во всем, что в жизни я свершил,
жена была порукой –
советчик мой и крепкий тыл.
Теперь – отрада внукам.
Мой дед прожил почти что век,
твердя завет старинный:
«С женой ты – сильный человек,
один – лишь половина».

Под приглушенный моря стон,
скользя-взлетая мерно,
мы все же выпили за жен,
но не «прекрасных». Верных.

Победный май

Натруженной рукой привычно аккуратно
протер пластинку старый ветеран.
Скрипит на патефоне диск щербатый:
он помнит боль друзей, страдающих от ран.

Услужливая память кинолентой
мотает вспять недобрых лет витки,
и оживают в памяти моменты,
их не забыть, хоть страшно далеки.

…Разрушенный Берлин. Весна. Год 45-ый.
Еще с апреля не смыкали глаз
войною опаленные солдаты:
проспать боялись Маршала Приказ.

И вот свершилось! Голос Левитана,
мгновенно усмирив эфира шум и гвалт,
через преграды гор, воюющие страны,
на крыльях тишины в сердца людей вплывал.

Не в автоматном треске, грохоте орудий,
жизнь обернулась вдруг – прекрасным многоцветьем!
За пять кошмарных лет забыли радость люди,
учились жить в тот миг как маленькие дети.

На кузов студебеккера подняли
аккордеон, сыскался и артист,
на липовых культях листки затрепетали:
– Что, кончилась война? – Играет гармонист!

И – не бравурный марш, Победный вальс играют!
Им подпевают Волга и Дунай!

…Как семь десятков лет сердца отогревает
Святая память: Мир! Победа! Май!







ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ