БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Евгений Маляр

Поговорили…

   Люда вырвала двойной лист из середины тетрадки, села за стол, покрытый вытертой клеенкой. Раскаленный знойный воздух просеивался проволочной сеткой, прибитой на деревянную раму. На дворе было очень тихо, не лаяли собаки, не кудахтали куры, не гудели грузовики, не стрекотали мотоциклы. Маленький гарнизонный городок впал в дрему, и так будет уже до вечера… Молодая женщина взяла в руку шариковую авторучку и вывела первые строки своего письма:

   «Здравствуйте, дорогие мама и папа!

   Что это вы про детей то своих забыли, что же это вы письма то не пишите? А? Я ведь вам третье письмо пишу, думаю, что те письма с фотографиями вы получили. В чем же причина вашего молчания, может, обиделись на что?»

   Обижаться было на что. Перед отъездом муж Генка давал отходную с друзьяками, ну и принял изрядно. Придя домой, устроил «бой в Крыму, все в дыму», досталось всем: Люде – в глаз, отцу и матери нагрубил матерно. Утром каялся, бил себя в петушиную грудь, но тещу с тестем не пронял. Людмила, невзирая на фингал под глазом, взяла сторону мужа, она точно знает, он – хороший, а пьяный кто же умный-то? Уезжали - не разговаривали. Нужно было как-то намекнуть матери с отцом, что не пьет он больше, хоть и это будет неправдой, выпивает иногда с другими молодыми офицерами, а без этого в армии ведь нельзя, не будешь пить – не будет у тебя ни приятелей, ни продвижения по службе. Да ведь разве это объяснишь старикам? Люда немного поколебалась, и придумала, как высказать все это:

   «Мы живем хорошо, Гена вновь уезжал на учения, правда, на три дня. Я работаю, скоро у нас будет учет, посмотрим, что он покажет. У нас стоит очень жаркая погода, не жара, а просто зной какой-то, а у нас в Универмаге работать совсем невозможно, такая духота, и никакой вентиляции. Мало того, и людей-то каждый день очень много, устаю очень сильно. Отвечаешь на массу вопросов, касающихся не только парфюмерии, а абсолютно всего».

   (Через неделю, читая письмо, мама отметила про себя, что была права, нечего было замуж выходить за этого брандахлыста. Ничего путного из него не выйдет, одна мука. И пьет, наверное, будь здоров).

   Люда опять задумалась. Родом она была из маленького городка, знаменитого своим военным училищем. Выйти замуж за выпускника-лейтенанта значило вырваться из рутинного замкнутого круга, плестись по которому было уделом большинства ее подруг. Круг этот предполагал скорое замужество, роды, работу на цементном заводе в три смены, раннюю старость, болячки и постоянную готовность тащить на себе пьяного мужа из кафе «Холодок», расположенного недалеко от завода. Все эти «этапы большого пути» она видела постоянно и одновременно, только участники этих сцен были разных возрастов… И вот, по иронии судьбы, она оказалась в еще меньшем городке, за тысячи километров от родного дома. Работает, правда, не на цементном заводе, а в Универмаге, расположенном на центральной площади городка, двухэтажном «небоскребе», насквозь пропахшем клеенкой и немудреной отечественной парфюмерией… Чтобы поднять настроение и родителям, и себе, добавила хороших вестей:

   «План мы выполняем, получаю 98 руб, а теперь нас перевели на выработку, в этом месяце получу 120 р. Решили деньги откладывать на книжку, правда не совсем получается т.к. лето, на базаре масса овощей и фруктов, и все дорого».

   Так, опять не то.

   «Мамочка, ты бы хоть опытом поделилась, как огурцы закручивать, помидоры, у тебя всегда все такое вкусное. Очень жаль, что в свое время ничего не запоминала».

   Вот, так-то лучше.

   (То-то же! – отметила про себя мама)

   «Я себе кое-что купила, немного белья (Надежде тоже кое-что перепало), купила себе новую финскую куртку, а эту надо продать, купила очень модные черные туфли за 42р. Мамочка, про тебя тоже не забываю, как будут импортные бюстгальтеры, обязательно возьму».

   Не надо было про туфли и куртку писать, маманя опять обвинит в транжирстве. С другой стороны, Надя, сеструха, будет рада обновкам, в ее восемнадцать все тряпки радуют.

   (Мама, действительно, читая письмо, подумала, что без таких трат можно было бы и обойтись).

   «Ну, как вам фотографии понравились? На них я очень полная, а на самом деле здорово похудела, ну а про Генку и говорить нечего».

   Тоже немного грустно, ну да ладно. Похудеть было всегдашним желанием Людмилы, а что касается Генки, то родителям до его худобы дела особого нет. Теперь напишу про главное:

   «Могу вас порадовать, мы должны получить квартиру к Новому году. Это уже точно, остается только терпеливо ждать…»

   Да уж, терпение потребуется. К Новому то Новому, да неясно к какому. Но надежда эта так греет…

   (Да уж наобещает твой Геночка сорок бочек арестантов, - прокомментировала про себя мама новость про квартиру, - большой звезды козырек наш зятек, чтобы так вот запросто жилье ему дали…)

   «Я не писала вам, что мы нашли применение и старому ковру, застилаю им кровать, а дорожку пришлось свернуть и спрятать под кровать».

   Да уж, подарочек родители дали, еле доперли, а ведь не скажешь, что не нужны эти ковер с дорожкой, обидятся.

   «Как живут Фулыгины, куда устроилась Оля? Что нового на огороде, каков урожай?»

   Фулыгины – двоюродные родственники, очень хозяйственные и домовитее. Все то у них справное, «Москвич» и мотоцикл «Ява» с коляской во дворе, моторная лодка «Прогресс», на которой отец и сын рыбачат, а потом возят в Рыбное косыря и тарань на продажу. Настоящие куркули! А Оля, их дочка, должна была весной закончить техникум в областном центре.

   «Пишите, очень вас просим, чаще. Что-то ничего нет от Нади, а вам?

   Вот и все. Маме опять скоро вышлю посылку, папа пусть не обижается, для него нет ничего материального.

   Привет всем моим друзьям по работе.

   Целуем, Люда. Гена.

   Высылаю фотографию».

   На материальное папе уже, честно говоря, и денег не хватает.

   С фотографии на маму глядели зять и дочка. Зять – худой лейтенант с бойким и веселым взглядом, с усиками, и Люда – с открытым простоватым лицом и добрыми глазами.

   Мама вздохнула, и пошла к комоду за бумагой, - писать ответ.





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ