БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Евгений Маляр

Викуся из техотдела

   Потолок технического отдела был потрескавшимся, с желтыми пятнами. Особенно мрачно выглядел он в понедельник, зимним утром, при свете засиженного мухами за много лет светильника. Сеня перевел свой взгляд на открывшуюся дверь, и увидел Викусю, отряхивающую с себя мокрый снег. Лиза уже сидела за своим потрескавшимся желтым столом (в обед – сто лет), и наводила утренний марафет.

   - Привет девчонки, мальчишки! – заголосила Викуся, - у кого есть закурить?

   Шел 1989 год. С «закурить» были проблемы. Знакомые приносили с табачки полуфабрикаты сигарет, длиннющие, как полярная ночь, нерезаные макаронины, набитые скверным, вонючим табаком. Сеня отрезал сантиметров восемь от этой сигаретины и протянул вошедшей.

   - Так, я в доле! – выкрикнула Лиза.

   - Еще неизвестно, что ты во рту держала, - парировала Вика.

   - От такой слышу – не осталась в долгу Лиза. Это были такие шутки.

   Поднялись на четвертый этаж к Ване. Ваня по договоренности с директором фабрики производил в отведенном ему помещении иконы, посредством наклеивания репродукций Рублева на куски ДСП и последующего покрытия их лаком. Иконы эти жена его продавала в горсаду. Он всегда был рад гостям, включал электрочайник, иногда доставал крепленое вино (если было), всегда в початых бутылках. Закурили. Викуся томно повела глазами и сказала: Вы счас умрете!

   Такое начало предвещало незаурядную новость. Спрашивать о причине своей неминуемой и скорой погибели смысла не было. Викуся вся от нее надулась, стоило только подождать.

   - Я замуж выхожу!

   - Да ты что?! – отреагировала на это новость Лиза.

   - Короче, в пятницу Серега пригласил к себе на хату, у него был сабантуй. Был там один, так, сначала я и внимания на него не обратила, чернявый такой, в джинсах и гандоне (как потом выяснилось, имелась в виду куртка из полимерной пленки с ярким рисунком, а вовсе не противозачаточное средство), так вот, посидели, выпили кальвадоса, потом – пива, ну и пошло-поехало, танцы-шманцы. Потом пошли на кухню. Разговорились. Так вот, он говорит – жена, сука, пока был в рейсе, в общем с лучшим другом… Ну вы всю эту фигню поняли. А я стала о себе рассказывать, и вдруг взяла и все-все про себя рассказала.

   Следует тут заметить, что Викусиного рассказа всего-всего о себе никто из присутствующих никогда не удостаивался, ограничивались отрывочными сведениями биографии, как то: плавала, работала на Севере и тому подобное. По некоторым особенностям поведения можно было понять, что жизнь Вики была полна событий, и не всегда они были такими, о которых стоит много говорить. В душу никто не лез. Вика была отличным товарищем, занимательным собеседником, и в свои 29 лет - бабой веселого нрава. Не соскучишься. Так вот, по ее словам, выслушав ее устную автобиографию, Валера (так звали ее нового приятеля), не отшатнулся в ужасе и осуждении, а напротив, проникся самой искренней симпатией, и стал изъясняться в самых теплых чувствах, охвативших его огрубевшую просоленную душу. Сам родом из Евпатории, закончил ОВИМУ (вышку, по-одесски) и уже лет пять бороздит моря-океаны. Именно о такой, честной, понимающей и нежной, он мечтает уже три месяца, после уже упомянутого казуса с женой. Тут мы все, перебивая друг друга, стали выражать свою радость по поводу столь счастливого исхода такого заурядного мероприятия, как обычный Серегин сабантуй, а также надежду на еще более счастливое продолжение завязавшейся дружбы.

   Всю эту и последующую неделю Викуся «строила отношения». В пятницу был назначен премьерный показ уже жениха, после работы в помещении техотдела уже был накрыт стол. Кроме вполне приличной выпивки (без спирта «Роял», но с водкой и вином), на столе присутствовали обычные оливье и рыбные консервы, а также гвоздь программы, две полукилограммовые жестяные банки с невиданным нами ранее деликатесом – консервированными языками. Консервы эти были внесены женихом, входили они в какой-то паек, и было такого добра у него еще много. Кроме техотдела, состоявшего из собственно Вики и Лизы, и Сени, главного механика фабрики, чье рабочее место было рядом с ними, когда ему не надо было куда-нибудь уезжать, пришли «девчонки» из бухгалтерии, два слесаря по ремонту аппаратуры, юристка Люба, уборщица и другие официальные лица. Сидели хорошо. Валера много рассказывал о дальних странах, в которых он побывал, а фабричные – о своей нелегкой судьбе, щедро пересыпая анекдотами. Подгулявших гостей любезно развез по домам на зеленом служебном микроавтобусе УАЗ водитель Олег.

   Утром в понедельник Викуся, захлебываясь от счастья, сообщила, что ей предстоит поездка к вероятной свекрухе в Евпаторию. По ее словам, выглядеть она собиралась «девственно». Лиза было выказала некоторые сомнения в реальности возможности произведения такого впечатления, но была жестоко пощипана невестой за все, до чего та могла дотянуться, и умолкла, бледнея. Заявление на четыре отгула, подписанное директором, секретарша продемонстрировала через полчаса, сдержанно намекнув и на свои заслуги в такой оперативности. В нетерпении Вика с трудом досидела до обеда, и отправилась в крымское турне.

   Неделя прошла в обычной рабочей суете, в студиях забивались унитазы, портились краны, дымилась электропроводка, ломались изношенные вконец камеры и софиты. Все шло своим чередом, и про радостное событие в жизни своей подруги коллеги не то, чтобы забыли, а как-то перестали думать. И вот она вернулась, счастливая, гордая и уверенная, что с представительской функцией справилась вполне успешно.

   Валеркина мама – такая центровая чудачка! – щебетала Вика, - мы с ней даже чем-то похожи. Она такая тертая в жизненных вопросах! Она так хавает в шмутках! Она так говорит о мужиках! Она мне просто подруга теперь! Она…! Она…!

   Между делом, Викуся также восхищалась и чудным домом в Евпатории, богатой обстановкой, шикарным японским магнитофоном, телевизором с индийским кинескопом, двадцатьчетвертой «Волгой» в гараже и другим-прочим. А также тем, как строго будущая свекруха обращается с сыном, - всю обратную дорогу Валерка промолчал, забила его мамаша морально конкретно!

   Во вторник Викуся на работу пришла с большим опозданием. Тихо села за свой стол у окна.

   - Зй, подруга, ты чего? – поинтересовалась Лизка – чего нос повесила? У меня вот горе, - один приличный костюм, и тот моль побила. Муж бывший никаких денег на детей не дает, совсем, скотина забыл, что сперматозоид его был! А ты у нас на выданье!

   - Выданье, уиданье! Прихожу с работы, а нету моего красавца. Все свои шмутки забрал. И консервы с языками и тушенкой тоже!

   Почему-то эти консервы взбесили Викусю больше всего.

   - Все мужики – гавно! У кого есть закурить?

   Сеня привычно достал макаронину и ножницы.





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ