БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Милошевич Сергей ПРИКЛЮЧЕНИЯ ШУРЫ ХОЛМОВА И ФЕЛЬДШЕРА ВАЦМАНА

Часть третья. Оживший мертвец

ГЛАВА IV

   ... " и вот, в то самое время, когда трудящиеся нашего славного города-героя Одессы не жалея сил работают в поте лица своего, стараясь успешнее выполнить решения ноябрьского /1982 год/ пленума ЦК КПСС, некоторые гражданки "работают", с позволения сказать, другим местом, у гостиниц "Красная", "Одесса" и "Черное море". Продавая свое тело иностранным господам, они тем самым позорят высокое звание советской женщины. Кто же эти гражданки, спросите вы? Вот, извольте взглянуть на их развратные физиономии на фотографиях, товарищи. Это сотрудница вычислительного центра Раковецкая, нигде не работающая Есина... "
   - Ну ты, словно, как какой-то заправский партийный писака строчишь, -неодобрительно произнес Шура Холмов, заглянув через плечо Димы Вацмана, который, высунув язык от усердия, писал свой крутой фельетон о проститутках. - Этак, я с тобой, глядишь и здороваться перестану...
   - Так ведь иначе не опубликуют,.. - смутившись, стал оправдываться Дима, но Холмов резко перебил его.
   - Значит вообще тогда ничего не пиши! Чем ты, в таком случае отличаешься от этих самых шлюх из своего опуса? Да ничем! Вернее, только деталями - те своей промежностью торгуют, а ты своими извилинами...
   Холмов схватил в раздражении чайник, отхлебнул из него водички, одел пальто, нахлобучил шляпу и не попрощавшись ушел.
   Стопы свои Шура Холмов направил в научно-исследовательский институт "Буря", чтобы выяснить там некоторые подробности относительно жилищных проблем в этом учреждении. Однако, так как "Буря" относилась к предприятиям оборонного, то есть закрытого, секретного типа, проникнуть на ее территорию оказалось делом нелегким. Не помогло даже удостоверение сотрудника милиции. Поэтому Холмову ничего не оставалось делать, как покинуть проходную, обойти НИИ с другой стороны, найти в заборе, окружавшем институт, дырку, и воспользоваться ее услугами.
   Проникнув таким образом на территорию НИИ, Шура первым делом отправился к председателю профкома. Представившись новым инструктором обкома профсоюза /корочку удостоверения инструктора Холмов действительно стащил из открытого кабинета в обкоме профсоюза, когда еще работал инженером по технике безопасности в Главном Канализационном Управлении/, Шура стал задавать наводящие вопросы, неторопливо подбираясь к главней цели своего визита. Через некоторое время выяснилось, что с жильем в НИИ "Буря" действительно туго. Что же касается служебных, ведомственных квартир, то их предоставляют временно, до получения собственного жилья особо ценным работникам, а также другим нуждающимся гражданам, име- ющим либо особые заслуги перед страной, либо какие-нибудь льготы. К ним относятся инвалиды и ветераны войны и труда, лица, награжденные орденами и медалями, матери-одиночки, а также сотрудники, лишившиеся жилья в результате каких-либо стихийных бедствий. В настоящее время свободного ведомственного жилья у института не имеется. Две служебные квартиры освободятся не раньше, чем черед год-полтора, когда строители сдадут дом, в котором три квартиры должны отойти "Буре", остальные - гораздо позже. Что же касается Шепченко /тут предпрофкома, полный, круглолицый дядька, внешне немного смахивавший на популярного артиста Евгения Моргунова, только волосатого, начал немного нервничать/, то, откровенно говоря, ведомственную квартиру ему предоставили исключительно благодаря ходатайству его родного брата, работающего в министерстве. Так же, благодаря вмешательству этого же брата. служебная квартира была оставлена за вдовой пожизненно.
   - "Что ж, похоже я все-таки на верном пути, - с удовлетворением подумал Холмов. - Осталось узнать - кто из сотрудников "Бури" в наибольшей степени нуждается в жилье, имеет право на ведомственную квартиру - и дело в шляпе. Дальше, конечно, придется еще немало поработать, но главная нить, думаю, найдена. Здесь несомненно имел место "бирмингемский вариант"....
   Вскоре Холмов уже раскланивался с предпрофкома, держа в руках список всех сотрудников "Бури" нуждающихся в жилье, с указанием всех необходимых дополнительных сведений - льгот и так далее. Этот список "новому инструктору" понадобился якобы для уточнения кое-каких деталей и согласования.
   - Да. - уже у самой двери вспомнил Холмов. - Что же это вы в самом деле, на новый год вдове Шепченко всего десять несчастных рублей кинули, как собаке кость? Ведь это просто позор, в самом деле. Неужели у вас такая бедная организация, что больше денег не нашлось?
   - Какие десять рублей? - вскинул на Шуру удивленный взгляд председатель профкома. В течение ближайших десяти минут выяснилась пикантная подробность. Оказывается, ни под новый год, ни в другое иное время никто и не думал приходить к вдове покойного Шепченко из профсоюзного комитета НИИ "Буря". Не говоря уже о выписывании ей какой-либо материальной помощи, да еще в столь смехотворном размере, как десять рублей.
   - Я понимаю, это конечно, наша большая недоработка, - смутившись, стал оправдываться круглолицый. - Нехорошо получилось. Но вы нас тоже поймите, текучка, будь она неладна, просто загрызает! То пленум, то почин, то борьба за трудовую дисциплину... Но мы это дело в самое ближайшее время исправим, клянусь партбилетом.
   - Странно, - пробормотал Холмов, которого это неожиданное сообщение изрядно озадачило. У меня есть информация, что приходила женщина именно из вашего профкома.
   - В нашем профкоме женщин вообще не имеется, - улыбнулся круглолицый. - Возможно, это приходил кто-то из сотрудников отдела, в котором работал Шепченко. Может вы просто ошиблись...
   - А в каком отделе он работал? - задумчиво поинтересовался Шура.
   - В отделе контроля и испытаний, - сообщил председатель профкома. - Следующее здание, третий этаж. Выйдя из кабинета председателя профкома, Холмов дочесал пятерней затылок и стал размышлять. Загадочный визит в канун нового года к Наталье Шепченко неизвестной дамы заинтриговал Шуру. Мощная интуиция подсказывала ему, что между этим визитом и ночным явлением в полночь вполне может быть какая-то связь. Потоптавшись еще некоторое время на месте, Холмов решительными шагами направился в отдел контроля и испытаний.
   Когда Шура, наконец, разыскал этот отдел, уже начался обеденный перерыв. Сотрудники покинули свои рабочие места и разбрелись кто куда. Одни направились в буфет, другие, усевшись в уголке, развернули пакетики с принесенной из дома снедью и стали поглощать еду, чавкая и причмокивая, третьи просто слонялись из угла в угол. Потянув за рукав первого попавшегося сотрудника - дистрофичного вида мужчину в огромных, выпуклых очках-"колесах" - Холмов предъявил ему свое удостоверение и сообщил, что он занимается расследованием причин смерти его бывшего коллеги Богдана Шепченко. в связи с "открывшимися новыми обстоятельствами" и хочет задать ему несколько вопросов.
   Завидев незнакомого человека, остальные сотрудники, словно невзначай стали дружно прогуливаться в непосредственной близости от беседующих, широко расставив свои чуткие, любопытные уши. Через пять минут уже все знали, что в отдел, с такой-то целью пришел следователь из милиции. Тут же Холмова окружила плотная толпа сотрудников, наперебой вываливающих все, что они знали о случившемся с Шепченко, а также свои личные предположения, догадки и версии. Напрасно растеряно хлопавший глазами Холмов пытался направить допрос в нужное ему русло. Галдящие работники отдела не давали ему сказать ни слова, поэтому Шура скоро утих и лишь со скучающим, отсутствующим видом посматривал по сторонам.
   Именно поэтому от его наблюдательного взгляда не укрылся следующий эпизод. Зашедшая в отдел /видимо, вернувшись из буфета/ очередная сотрудница, очень симпатичная смуглая молодая женщина с огромными карими глазами и заплетенными в тугую косу черными, как смола, волосами с интересом стала спрашивать у коллег о причине царившего в отделе ажиотажа. Однако, как только кареглазая услышала ответ, лицо ее неожиданно изменилось, выражение любопытства сменилось настороженностью, тревогой и даже, как почудилось Холмову, страхом. Встав неподалеку, смуг-лянка начала напряженно прислушиваться к выкрикам сотрудников, не принимая однако в разговоре никакого участия.
   Наконец Шуре удалось овладеть ситуацией и он стал задавать сотрудникам интересующие его вопросы. И вновь кареглазая красавица привлекла его внимание. Едва Холмов поинтересовался - не приходил ли кто из сотрудников под новый год к вдове Шепченко /ответ был отрицательным - нет, никто не приходил/, как смуглянка побледнела, словно лист ватмана, и круто развернувшись, быстрым шагом, почти бегом, вышла из помещения.
   - Поведение этой женщины достаточно странно, - отметил про себя Шура. - Нужно будет присмотреться к ней повнимательнее"...
   Закончив допрос и оставшись не очень довольным его результатами / об интригах вокруг распределения ведомственного жилья Шуре почти ничего не удалось узнать/, Холмов покинул отдел контроля и испытаний. Выйдя на лестничную клетку он нос к носу столкнулся с кареглазой красавицей, которая несомненно специально здесь подкарауливала Шуру.
   - Я сильно извиняюсь, - запинаясь, начала бормотать смуглянка, потупив глаза в пол. - Но мне хотелось бы узнать, если, конечно, можно - какие такие новые обстоятельства открылись в связи со смертью Богдана Шепченко?
   - Это следственная тайна, - сурово ответил Холмов, пытливо глядя на красавицу-брюнетку. Подумав немного, Шура все-таки добавил. - Тут, в общем дело связано с секретными документами, которые он вез из командировки.
   - Странно, - как видно, непроизвольно вырвалось у женщины. - Очень странно. Спасибо, извините... Она круто повернулась и исчезла в дверях. Выждав некоторое время, Шура последовал за ней.
   - Слушай, друг, ты не скажешь - что это за дивчина? - шепотом поинтересовался он у дистрофика в очках, кивком головы указав на свою недавнюю смуглую собеседницу, задумчиво глядевшую в окно. - В личном порядке.. .
   - А-а, - понимающе подмигнул дистрофик. - Это Ирка Кулешовская, наш технолог. Между прочим, не замужем, мать-одиночка. ..
   - Вот как? - поднял брови Холмов.
   - Да, нагуляла дочку в свое время, - радостно потер руки дистрофик.
   - Между прочим, у нее были серьезные шашни с покойным Шепченко, говорили даже, что она его любовница.
   - Ах вот в чем дело! - усмехнулся Шура. - Тогда понятно. Спасибо за информацию, товарищ...
   Выйдя из НИИ "Буря" таким же макаром, то есть через дырку в заборе, Холмов немного подумал и направился в сторону трамвайной остановки. Он решил подъехать к Наталье Сергеевне, дабы. кое-что у нее уточнить.
   - Хорошо что вы пришли, - обрадовалась вдова, увидев Шуру. Лицо ее было несколько растеряно. - Я уже собиралась было к вам сама ехать. Вы говорили, чтобы я сообщала вам обо все странных, необычных событиях, которые произойдут со мной, даже незначительных...
   - Да, а что случилось? - насторожился Холмов.
   - Даже не знаю, заинтересует ли вас этот факт, - замялась вдова, - Но для меня это чрезвычайно странно. Понимаете, невесть куда пропали кальсоны моего мужа, специальные кальсоны со вшитой сзади в них шкуркой кролика. Богдан, понимаете ли, страдал радикулитом, и при обострении и болях всегда надевал эти кальсоны. Говорят, шкурка канадского кролика хорошо помогает в этих случаях, и она-таки ему помогала... Эту шкурку ему из Канады привез наш бывший сосед по дому, моряк... Вот. Две недели назад я убирала в шкафу и хорошо помню, что кальсоны лежали на своем обычном месте, на верхней полке. А вчера я обнаружила, что их там нет. То есть вообще нигде нет - я перевернула весь дом, спрашивала у детей - кальсоны как в воду канули...
   - Действительно, страшная тайна, - криво усмехнулся Шура, у которого сообщение об исчезнувших кальсонах вызвало неожиданное раздражение.
   - Но, я уверен, что эта часть туалета вашего покойного супруга все-таки со временем отыщется. А ежели нет, то тоже не страшно - я так понимаю, что кальсоны ему больше не нужны.. М-да. Лучше, Наталья Сергеевна, опишите мне, как можно подробнее, внешность той самой барышни из профкома, которая посетила вас перед новым годом и принесла матпомощь в виде огромной суммы в десять рэ...
   - Гм,... - задумалась хозяйка. - Дайте вспомнить... Значит, это была молодая брюнетка, лет 25-30, довольно красивая, смуглая,..
   - Смуглая?! - подпрыгнул Холмов. - Точно?
   - Ну да, смуглая, как бы загорелая. Я на ее цвет лица еще особо обратила внимание. А в чем дело?
   - Да так,... - Шура на мгновение задумался, затем обратился к Наталье Сергеевне. - У меня к вам будет одна важная просьба... Во сколько заканчивается рабочий день в НИИ "Буря"?
   - В семнадцать тридцать. А что, собственно,...
   - Значит, в семнадцать двадцать я убедительно прошу вас подойти к проходной института, в котором работал ваш муж, - не слишком вежливо перебил вдову Шура. - Я вас там буду ждать. Все вопросы потом, потом. Ну, до встречи. И постарайтесь не опаздывать...
   - Внимательно смотрите на выходящих людей, и если кого из них узнаете - говорите сразу мне, - втолковывал Холмов вдове Шепченко, когда, встретившись через несколько часов, они расположились неподалеку от проходной НИИ "Буря", спрятавшись за высокой, заснеженной елью. Наталья недоверчиво посмотрела на Шуру, и ничего не сказав, молча кивнула. Прошло некоторое время и из проходной начали выходить сотрудники "Бури". Вытянув шею, вдова напряженно всматривалась в их лица.
   - Вон-а, Гришка Колтунов идет! - наконец шепотом сообщила она Холмову. - Они с Богданом вместе на Турунчук на рыбалку ездили...
   Шура кивнул - мол, понял, - и знаками попросил вдову продолжать наблюдения. Вскоре Наталья Шепченко узнала еще одного сослуживца своего супруга, а затем толкнула Холмова в плечо.
   - А вот идет та самая женщина из профкома, которая ко мне перед новым годом приходила,...
   И она указала на выходившую из проходной Ирину Кулешовскую. Впрочем, Холмов почти не сомневался, что увидит именно ее. "Очная ставка" понадобилась ему скорее для очистки совести. Проводив вдову до трамвайной остановки /по дороге та забросала его всякими вопросами, но Шура в ответ или отмалчивался или отшучивался/ и усадив в трамвай, Холмов закурил "Сальве" и медленно побрел пешком в сторону Молдаванки, а точнее - улицы Пекарной.
   - "Итак, в деле "о живом покойнике" наконец-то появилась зацепка. Маленькая, конечно, крохотная, но все-таки зацепка,.. - попыхивая папироской, подводил Холмов итогсегодняшнему дню. - Что мы, стало быть имеем? А имеем мы коллегу и любовницу Богдана Шепченко Ирину Кулешовскую, мать-одиночку, проживающую в квартире без удобств, и претендующую, насколько мне удалось выяснить, на служебное жилье от НИИ "Буря". Прибавим сюда ее появление в квартире Натальи Сергеевны с непонятной пока целью незадолго до "явления Шепченко народу", а также весьма подозрительное поведение в тот момент, когда она узнала о цели моего визита в "Бурю"... Плюс неуклюжая попытка выяснить - почему вдруг БогданомТарасовичем заинтересовалась милиция. Собраныо воедино, эти факты являются более чем просто совпадением и заставляют кое-о чем задуматься. Что ж, придется уделить Ирине Кулешовской особое внимание и понаблюдать немного за ее образом жизни вне НИИ "Буря"...






ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ