БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Игорь Павлов

Поэзия прожитых лет

* * *

Пройдут и Офир, и Освенцим,
Забудутся Рим и Рени...
И старцы пройдут, и младенцы,
Когда постареют они...
Конец прoзираю – в начале
Едва проявившихся дней.
На свете так много печали,
Что можно не думать о ней...
Печаль – и в движеньях, и в позах,
В сплетениях душ и имен...
Печаль незаметна, как воздух,
Во всем пребывая, как он.
И, послана во искупленье
За бред, за дурные дела,
Как осени благословенье,
Прозрачная старость пришла...


* * *

Лишь там, где прячутся дриады,
Где речка мглится до небес,
Ни дел, ни званий нам не надо –
О них не спрашивает лес.
В смолистой шишечной глуши
Локтями раздвигая купол,
Тайга, навеки запиши
В поминовенье черных дупел!
Прими. Пусти в святую даль,
Где ветви – сны, где листья – лица...
Дай замереть в тебе,
И дай
В тебе как в храме помолиться.


* * *

Эта строчка истекла
Из богемского стекла,
Из степного шалаша,
Из седого камыша,
Из волнения волос,
И вращения колес,
Из сияния трюмо,
Из напева Адамо,
Из открытости полей,
Из безмолвия аллей,
Из сорочьего пера…


* * *

Повинуясь высшему порядку,
Я своей строкой не дорожу.
То теряю новую тетрадку,
То листок забытый нахожу.
В жизни нет покоя и отсрочки,
Но среди непомнящихся дней
Все пишу, пишу слова и строчки
На листве, слетающей с ветвей.


* * *

Софья Гавриловна Нестеренко,
Жена горбатого старика,
Жила в старом доме в квартире
под старой мраморной лестницей
И воспитывала величественного кота.
Из-за этого кота у нее бывали перепалки
Со стариком, который превратился в кощея,
Старик шипел, брызгался,
Оскорблял ее, унижал,
Всегда был не прав,
И никогда, ну, никогда не просил прощенья.
А соседи не любили ни его, ни ее,
Его – за то, что он был вредный старикашка.
Ее – за то, что всего боялась,
За то, что любила животных,
За то, что вздыхала протяжно и очень тяжко...
Да, а еще у подъезда
ночами ныл фонарь,
Окна отсвечивали тускло-претускло.
У этого подъезда все было, как встарь,
И поэтому очень хотелось говорить по-французски.
В конце концов соседи отравили кота,
Воспитанного в самом аристократическом духе,
Чем вызвали злобную гримасу у старика
И горькие-прегорькие слезы у старухи.


* * *

Сыграй же прошлое, сыграй
Дорогу, заморозки, рынок,
Пустой трясущийся трамвай,
В пыли измазанный ботинок…
Сыграй мне прошлое, сыграй, –
И чья-то сладкая ресница
Меня коснется, мне приснится,

Все обещая: ад и рай.
Вот смена памятных картинок:
Дорога… Рой сирени… Рынок…
И – милой девы голова,
Мелькающая над забором,
Которым обнесен.
Которым
Я огражден от всех ветров,
От всех забот, от всех дворов,
От всех ненужных разговоров.
Сыграй же прошлое.
Сыграй…
Хотя бы так:
сыграй без темы.
Пускай и звуки
будут немы…
Сыграй метлу…
Сыграй сарай…




ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ