БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Перфилов Артем

Артем Перфилов

   Праздник в городе был в самом разгаре. Его великолепие затмевало даже саму природу: «Общественные» кусты сирени выглядели так, будто из них кто-то активно отстреливался. Бледно-зеленые газоны были украшены многочисленными кострищами, пустыми бутылками и другим привычным глазу мусором. Листьев на деревьях не было видно – их ветви склонялись под грузом полосатых ленточек и круглых побрякушек. Более-менее чистой выглядела лишь ресторанная площадка, на которой готовились принимать дорогих и не очень дорогих гостей.
   К приему было готово практически все. Молодой, худой и взъерошенный пресс-секретарь Кандидата на автомате продолжал шептать проклятия, адресованные актерам, музыкантам, официантам и прочим действующим лицам. Но при этом он с гордостью окидывал взглядом плоды своей работы: военный оркестр, обслуживающий персонал и цветы жизни – на всех были медали «За отвагу», символизирующие три Великих «Пэ»: Патриотизм, Память, Почтение. Наконец-то привезли неоновую вывеску с мигающим названием местной благотворительной организации. Отремонтировали и огромный экран. Теперь он показывал не снег в полоску, а запись, созданную в креативном бюро: раскрашенная в ядовитые красно-зеленые цвета хроника военных лет, недоумевающий Штирлиц и скептичный Мюллер, вдохновленное лицо кандидата в его лучшие годы, а также кадры с современных митингов, на которых особо эффектно выделялись желтые с черными полосками флаги.
   Оркест играл, детей муштровали в сторонке воспитатели по патриотической линии, официанты расставляли столы и стулья, а к площадке постепенно подтягивались гости. Большую их часть составляли крепкие, усато-носатые, обвешанные медалями «свадебные генералы» из Ассоциации Ветеранов. Они разительно контрастировали со сморщенными детьми войны, которые кучковались в стороне на костылях и креслах-каталках, увенчанных капельницами. И конечно же были заботливые «представители попечительских органов» - крупные грушевидные женщины-чиновницы с высокими прическами. Они с привычной строгостью и лицами, на которых читались озабоченность и страстное желание выпить, раздавали ценные указания официантами и подзатыльники случайно пробегавшим мимо ребятишкам.
   Традиционно дополняло праздник местное издательство, которое презентовало подборку актуальных книг: «Патриотическое воспитание молодежи», «1000 песен военных лет для караоке», «12 подвигов маршала-победителя», «Каноны ВОВ», «История для чайников», «Рудные породы», «Герои нашего времени», «Новороссия – не Малороссия» и тому подобное увлекательное чтиво.
   На входе подростки в полувоенных френчах раздавали Знаки Патриотизма. Перед ними была поставлена задача: не пропустить ни одной непатриотической души.
   Сам Кандидат – Сергей Сергеевич Клещ – личность примечательная: сын местного сельскохозяйственного магната, унаследовавший папину зернорапсовую империю. Клещ-старший погиб в авиакатастрофе два года назад – при невыясненных обстоятельствах: в личном маленьком самолете миллионера отказал двигатель в тот самый момент, когда на бреющем полете он расстреливал из спаренного пулемета полевых зайцев…
   Несмотря на преждевременную смерть папаши, в целом Кандидат считался счастливчиком и баловнем судьбы. Это был низенький, пухлый, краснощекий недоросль лет тридцати. Воплощение успешности и народная гордость в двубортном пиджаке, на котором висели ордена: «За вклад в развитие региона», «За благие намерения», «Герою пром. труда» и, конечно же, традиционная в Патриотические праздники медаль «За отвагу».
   «Кандидатом» Клеща прозвали не просто так – вот уже шестой год он, уже возглавляя крупную фракцию в местном областном совете, баллотировался в губернаторы края. Однако, этот олимп ему никак не удавалось взять. Тем не менее, Сергей Сергеевич не отчаивался – он активно работал над собственным имиджем: создал общественную организацию «Наша борьба» и активно продвигал в массы модные идеи: «патриотизм», «милосердие», «забота о стариках», «вечная память» и т.д.
   Но сегодня что-то не ладилось. Червяк сомнения, который обычно сидел тихо и напоминал о себе только во время инспекционных полетов над окрестностями (а в небо Кандидат подниматься не очень любил, памятуя папенькин печальный опыт), сегодня назойливо, с упоением грыз сердце и левую почку Клеща-младшего. Не радовали ни «Валеночки», которые с рвением исполнял оркестр, ни собственный гордый профиль на большом экране. «…Дедушкам, прадедушкам и прапрадедушкам…» шепотом, шевеля пухлыми губами, шепотом читал шпаргалку Кандидат, пытаясь отвлечься. Потом, оставив это гиблое дело, не удержался и брезгливо скривился, окинув взглядом жалкую аудиторию. Незаметным, но властным жестом подозвал пресс-секретаря:
   - Саша, я же вас просил найти настоящих ветеранов, а не этих пижонов и калек!
   Раболепствующий Саша, дрожащим голосом негромко, но быстро-быстро докладывал:
   - Да, Сергей Сергеич, мы договорились с госпиталем – помните, они обещали вам помочь? Так вот мы договорились, что они привезут 5-7 человек. Сейчас из звонили: говорят, троих родственники забрали, двоих вообще сдвигать с места нельзя, а один уже умер! Ну, так как же так же? Сергей Сергееич, Вы же помните, они же вам обещали!..».
   - Ладно, получат они у меня... костыли и вату. Кровопийцы хреновы, - угрожающе сквозь зубы процедил главный благотворитель региона, отчаянно силясь придать своему лицу озабоченно-приветливое выражение.
   Рассчитывать на пополнение героической аудитории явно не приходилось. Между тем, пора было начинать официальную часть.
   - Друзья! Наша организация… Мы добились того, что празднование Недели Великой Отечественной Победы будет продолжаться целый месяц – все это по многочисленным просьбам наших дорогих ветеранов. Низкий вам поклон, - зычно прочитал Кандидат, едва наклонив голову.
   - Война – это трагедия для каждой семьи. – грусно объявил Клещ, - Например, у меня погибло в боях 2 любимых прадедушки, а один исчез еще в начале войны. Прабабушки их так и не дождались. Простите, я не могу сдержать слез…
   Чтобы выдавить из себя хоть какие-то эмоции, Клещ посмотрел на серенькое небо, в надежде увидеть солнце. При этом, он сделал глотательное движение, задержал отрыжку и поднес к глазам платок, с завернутым в него кусочком лука – маленьким ноу-хау, придуманным пиарщиками как раз для таких случаев. После небольшой паузы, символизирующей вселенскую скорбь, Кандидат продолжил речь:
   - Недавно наши археологи-патриоты вновь нашли братскую могилу – под районным памятником неизвестному солдату. Мы доказали: память о подвигах по сей день живет в наших сердцах. И теперь, спустя много лет, мы восстанавливаем историческую справедливость: герои не будут забыты, чтобы там не говорили воинствующие политиканы! Их перезахоронят со всеми почестями в новых могилах на специальном кладбище, землю для которого уже закупила у города наша организация!..
   Неожиданно для всех от вялой группки военных детей отделилась фигурка бодро ковыляющей старушки. Несмотря на хромоту, она стремительно приближалась к Клещу, озабоченно ахая про какие-то несправедливости. Почуяв потенциальную опасность, Кандидат мигнул охране. Бабушку тихонько завернули в сторону и увели, увлечено рассказывая, что «Сергей Сергеич всенепременно Вас примет, но нельзя же во так вот, прямо здесь, в такой момент – в конце концов, это некрасиво!».
   Закончив речь, Клещ охотно уступил микрофон тёткам из социальных служб. Последние, соблюдая строгую субординацию, кратенько посетовали на тяжкую долю детей войны и без паузы перешли к стандартным комплиментам в адрес Кандидата и устроенного им праздника. Однако мысли и взгляды чиновниц уже находились в другом месте, поэтому решили не затягивая объявить о начале фуршета.
   …Оркестр с облегчением перешел с «Темной ночи» на более привычное «Прощание славянки». В мелодию надрывно вплетались звуки баяна. Их старательно выжимал из инструмента пожилой, но веселый полупьяный гармонист, который считал своим долгом подойти и помахать инструментом над головой каждого гостя, попутно прищемив мехами чужое ухо. Праздник продолжался, гости гремели кривоногими кафешными стульями, стараясь занять места поближе к выходу. На пластиковом столе дымился огромный казан с вареным рапсом, а рядом стояли миски с зеленым луком, свежей свеклой и слегка червивой редиской – продуктами производства местного градообразующего сельхозпредприятия. Традиционные «фронтовые 150 грамм» в этом году были представлены дешевой, но популярной среди населения «Огненной водой» (62 оборота). Крупнолицый хозяин кафе, стоя в стороне хмуро оглядывал сомнительную публику. Он не разделял общего ажиотажа, но заслуги Клеща перед отечеством, а также неформальное благословление на «полутемную» работу не позволяли ему отказать Кандидату в такой маленькой услуге, как аренда летней площадки. Самого виновника торжества, тем временем, продолжало терзать смутное предчувствие – даже глоток «Огненной воды» не мог избавить Клеща от мрачного настроения – не хотелось ни праздника, ни музыки, ни даже покушать.
   В стороне одиноко стояла дежурная скорая помощь – старенькая «Жизель» с красным крестом, напоминавшим немецкий, на ржавом облупленном боку. Худенькая правправнучка с модными мини-медальками «За взятие Берлина» в ушах катила к карете коляску с бабушкой, задыхающейся от приступа патриотизма. Но «скорая» явно не спешила.
   - Это ведь очевидец оккупации! Она в три года машину самого Жукова видела! А в четыре – поздравляла победителей и дарила им цветы! Ветеран труда, четырежды герой полосатой ленточки!», - девушка тараторила, перечисляя подвиги предка. Старушка лет 80-ти, скрючившись в инвалидном кресле, мелко и часто кивала головой, подтверждая каждое внучкино слово. Но, верзила в накинутом поверх кожаной крутки белом халате, временно переведенный из охраны в санбат за какую-то мелкую провинность, равнодушно слушал и курил «Разлуки». Мельком скользнув взглядом по смазливому личику праправнучки, процедил: «стопсят». «Сто и понеслись», - прервав свое же словоблудие, неожидано бодро парировала юная Тереза. Медбратан молча и неспешно докурил бычок и бросил его в заплеванный «общественный» газон. Одной рукой подхватил коляску вместе с ветераном, а другой – указал заботливой внученьке на переднюю дверь «Жизели».
   Сквозь решетку летней площадки можно было наблюдать как по улице едет небрежно вымытая бронетехника и какой-то озорной солдатик, сидя там, где должно было быть запасное колесо, вопит во все горло: «Это праздник, с орденами на глазах!..» Колонну на большой скорости обогоняли пять мигающих всем корпусом БМВ, стилизованных под БМП – в цветах хаки, с россыпью маленьких красных звездочек и бутафорскими ракетными установками на крышах (местные воротилы явно не скупились на поддержание патриотических настроений среди своих детей). Огромный полуголый детина в военном чепчике, мельком завидев Кандидата, по пояс высунулся из люка и в патриотическом экстазе провозгласил тост: «За победу! За Сергея Сергеевича Клеща! Уррра!». Увы, брошенная баранка не удержала курса и мажорная боевая машина, вильнув на приличной скорости, взяла курс на ресторанную площадку: смяла хлипкую ограду, расшвыряла стулья, отрикошетила от грязно-склизкого бортика неработающего фонтана и полетела прямиком на Клеща. Охранники показали отменную реакцию – они дружно отпрыгнули в стороны, освобождая путь ревущей и мигающей, увенчанной полуголым телом, которое, зацепившись за бутафорский пулемет, тщетно пыталось залезть обратно в люк и перехватить управление. Кандидат же успел только выпучить глаза…

   По улицам пыльного города победно шагал май 2020-го года.




ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ