БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Игорь Плисюк

Опубликовано в газете Одесский вестник

Ностальгия в собственном доме. Кто убивает Одессу?

   Предыдущая статья, посвященная расхожим эрзац-мифам вызвала (достаточно неожиданно для автора) большое количество откликов и реплик. Не имея возможности ответить на них по отдельности, полагаю своим долгом поблагодарить всех неравнодушных к судьбе Одессы и ее культуры. И - попытаться дать хотя бы приблизительный анализ теме, которая равно волнует и настоящих одесситов, и наглых оккупантов. Теме национального вопроса в нашем Богом спасаемом городе.

Одесситы как суперэтнос

   Итак - поговорим об «интернациональной гордости одесситов». Ваш покорный слуга еще много лет назад отказался от соблазнительной идеи - объявить одесситов отдельной нацией, этносом. Но то, что здесь сформировался мини-суперэтнос (по Льву Гумилеву - «этническая система, состоящая из нескольких этносов, возникших одновременно в одном ландшафтном регионе, проявляющаяся в истории как мозаичная целостность»), для более-менее объективного человека несомненно. Причем - что абсолютно уникально, сия система не столько «возникла» естественным путем, который в истории порой растягивается на долгие столетия, но была волевым путем создана. И здесь мы имеем дело с редчайшим случаем совпадения в одном месте и времени нескольких крайне благоприятных факторов: завоевания растущей империей края, по своему климату и землям равно пригодного ко всевозможным видам сельского хозяйства - от хлебопашества (хоть и рискованного, но существовавшего) до виноградарства и всех видов животноводства, к тому же находящегося на берегу практически незамерзающего моря и имеющего удобные природные гавани. Притом - на пересечении множества торговых импортных и экспортных путей.

   Одесса была основана в нужное время и в крайне выгодном месте. И получила вскоре после основания невероятно талантливого градоначальника, бывшего к тому же, личным другом императора Александра Первого. Имея полный «карт-бланш», Дюк де Ришелье сотворил уникальный эксперимент по созданию «копии» европейского суперэтноса в миниатюре, да еще и в улучшенном варианте. Он мог себе позволить выписывать лучших специалистов практически со всего мира, проводя отбор по профессионализму и личным качествам. В результате город получил французов - пекарей и педагогов, англичан - механиков и портовых специалистов, немцев - аптекарей и фермеров-колонистов, швейцарцев-часовщиков, моряков из Италии и с Балкан, греков-негоциантов и евреев - ремесленников и факторов, русских плотников и купцов… Перечислять национальности бесполезно - даже в сегодняшнее время их насчитывается в нашем краю больше 130! А если прибавить к ним беглых и из империи, и от османского ига, стремившихся попасть в край, практически не знавший крепостного права, и просто - людей, желавших реализоваться подальше от казенного мира России, да и куда более бедной Европы, и поближе к быстрому успеху, то становится ясно: почти утопическая затея удалась прежде всего из-за Ришелье и сменивших его Ланжерона и Воронцова, людей неординарных, деятельных и просвещенных. Равно как - и беспрецедентных льгот и привилегий, милостиво дарованных высшей властью. Заметим, что первые правители города сразу же начали заботиться не только об экономическом развитии, но и культуре, основывая учебные заведения, театр и библиотеки!

Мозаичное единство

   Вообще, здесь изначально ценность людей определяла не национальность и религия, но профессионализм, деловые качества и личная порядочность. Само собой, далеко не все было столь легко и радужно, и уровень преступности, начиная с традиционной контрабанды и заканчивая разбоем и притонодержательством, соответствовал количеству вращающихся в обществе денег и темпераменту весьма активных жителей… Но, в отличие от американского фронтира, с которым часто сравнивают Новороссию, благополучие новых жителей не строилось на крови уничтожаемых и вытесняемых аборигенов… Плавильный котел наций в рамках одного губернского города создал за считанные десятилетия некую общность, характеризовавшуюся прежде всего редкой даже для Европы толерантностью. Процентное соотношение ее частей в ходе истории могло меняться - к примеру, итальянцев, бывших одной из основных наций в начале 19 века, к концу его стало куда меньше, евреев - больше… Но то, что к началу века 20-го сформировалось «мозаичное единство», а объединяющим всех жителей фактором стал русский язык - факт неоспоримый.

   Даже многие характерные для страны процессы и эксцессы проходили здесь по-своему. И пресловутые еврейские погромы несли в себе не столько этнорелигиозную нетерпимость, сколько… крайнее проявление конкуренции экономической. Ведь евреи ко 2-й половине 19-го века серьезно потеснили греков на ниве хлеботорговли! Именно поэтому греки зачастую инициировали сии мерзкие проявления, пытаясь хоть так отыграться на удачливых соперниках!

   Кстати, в Одессе разнообразные «Союзы русских людей» и им подобные черносотенные организации состояли едва ли не на половину из православных… потомков эллинов, именовавшихся в просторечии «пиндосами»!

Украинцы

   А что же украинцы? Где же они? Они - среди прочих. Причем далеко не в том большинстве и гегемонии, на которые претендуют нынче. Ведь, несмотря на то, что среди и завоевателей края были лихие казаки в стиле увековеченного нетленным памятником-«кобылой» атамана Головатого (носившего чин бригадира имперской армии!), и в строении нового города участвовали наемные работники-каменщики из Нерубайского и Усатово, и, вне сомнения, украинцами (в современном понимании этого этнонима!) по происхождению были многие из первопоселенцев и устроителей, не говоря уж о знаменитом городском голове Семене Степановиче Яхненко или блистательном архитекторе Юрии Дмитренко, - несмотря на все это, все они считали себя людьми русскими, и языком общения в обществе был русский литературный (или не очень, в своем одесском варианте) язык. Да и «паспортная национальность» тогда не существовала - ее заменяло вероисповедание. В данном случае - сугубо православное, на худой конец - старообрядческое. А самоназвание «украинец» или малоросс… просто не использовалось для определения национальной принадлежности. Равно как не существовало в Одессе постоянной украиноязычной среды. Разумеется, не считая базаров, где торговали крестьяне и рыбаки из окрестных хуторов, или - мира наемной прислуги, именовавшейся «Гапками». Но когда (речь идет о нормальном, благополучном времени) пригородные селяне и горничные с кухарками определяли характер общества большого губернского города? Культурная же публика пользовалась в разное время преимущественно французским, итальянским, и – перманентно - русским языками. Да и сам край никто даже в горячечном бреду не отнес бы к Украине. Новороссия, Новороссийская губерния было его изначальное и природное имя.

Еврейский город

   Еще один «национальный миф» - о том, что, дескать, Одесса - город сугубо еврейский. Корни его без сомнения во многом лежат в… советском периоде. Ведь огромное количество выходцев отсюда, своеобразных «полпредов» Одессы, принадлежали к сему древнему народу. От Утесова, Гиллельса и практически всей плеяды учеников незабвенного Петра Соломоновича Столярского, прежде всего великого Давида Ойстраха, - до Бабеля, Ильфа, Славина и Романа Кармена. К тому же, образ одессита, прежде всего на киноэкране, носил характерные черты. Что Аркадий Дзюбин из фильма «Два бойца» в блистательном исполнении Марка Бернеса, что даже… Попандопуло из Одессы, несмотря на явно греческую фамилию, похожий благодаря Михаилу Водяному вовсе не на потомка Алкивиада, создали четкое представление: одессит - значит еврей. Что сказалось даже… на тюремно-лагерном сленге. В местах не столь отдаленных наших земляков (несмотря на реальную национальность) именовали «жидами». Причем - уважительно! Там сие обидное в миру прозвище объединяло их с «авторитетами» в духе незабвенного Мишки Япончика, а национальными предрассудками уголовный мир не страдал!

   Однако, несомненно, большой процент евреев, в разные времена доходивший до 40%, влиял на культуру города весьма серьезно, но… определяющим ее не был. По той простой причине, что «главной» или, как сегодня принято говорить, «титульной» нации (в сегодняшнем, крайне узком смысле!) здесь просто не было и не могло быть! Среди евреев (равно как и всех остальных народов) было относительно немного людей, имевших возможность в силу богатства или талантов определять реальную общественную и культурную жизнь города - от только поверхностно упомянутых ярких представителей всех отраслей искусства до представителей бомонда богачей Бродских, Ашкенази или Пурицев. Большинство же членов одесской еврейской общины жили наравне и ВМЕСТЕ со всеми остальными аборигенами нашего города.

   Здесь сформировалась неразрывная общность, не делившая людей по национальному признаку. Более того, подход «этот еврей» или «этот хохол» считался недопустимым. Отношение к людям базировалось на простом и ясном «Меня не касается, какой он веры и нации, главное - какой он человек. Умный или глупый, добрый или злой, честный или не очень…». Общность одесситов сформировалась по мозаичному принципу, где каждый цветной кусочек стекла в тесном соседстве с другими дает неповторимую общую картинку, несоизмеримо более красочную, чем каждый из них в отдельности. К ней применим известный в генетике принцип комплиментаризма - взаимного дополнения и усиления признаков, по отдельности менее выраженных… Каждый народ давал одесситам свои качества - еврейскую деловитость и грустный юмор, греческое лукавство, русскую бесшабашность, французский шарм, итальянскую музыкальность, немецкую солидность, английский такт, польский гонор… перечислять можно долго. Но результатом стал неповторимый одесский характер, удивительный одесский язык. И даже внешний облик! Ведь в почти каждой коренной одесской семье смешалось столько кровей, что определить национальность ее отпрыска можно только одним словом: одессит. Чем коренные жители и гордились куда больше, чем своим гражданством или паспортной «пятой графой». Не потому ли наши женщины по праву считаются самыми красивыми в мире, да и мужчины славятся многим, кроме глупости!

Как убивали Одессу

   Нет нужды лишний раз перечислять последствия Первой Мировой и последовавших за ней революций и Гражданской войны. Достаточно сказать, что к моменту окончательной победы Советов город потерял больше четверти своих жителей. За счет погибших в боях на фронтах великой войны, павших с обеих сторон в войне братоубийственной, умерших во время эпидемий тифа и гриппа-«испанки», загнувшихся в подвалах ЧК и просто - эмигрировавших.

   Уже тогда очень многие одесситы поняли: от новой власти ни им, ни Одессе ждать добра не приходится. Что потомок английских коммерсантов - блестящий скульптор Борис Эдуардс, что многие другие наследники старых одесских родов иноземного происхождения - французы, греки, немцы, поляки и чехи - предпочли покинуть неожиданно ставшую, мягко говоря, негостеприимной «красную Одессу». Равно как и русские, евреи, украинцы. Горький хлеб эмиграции - для одних, освоение Палестины - для других, стремившихся обрести Родину… Впрочем, очень многие, вполне лояльные к новой власти люди тоже покидали свой город, в одночасье ставший из третьей столицы Империи рядовым УКРАИНСКИМ городом. Росчерком пера наших предков, гордых европейцев, лишили в первый раз за историю вольного города, своего языка и права быть собой. Насильственная украинизация 1920-х годов нанесла первый удар по своеобычной культуре города. Собственно говоря, от нее и бежали в Москву все те не раз перечисленные таланты и гении, которые сотворили Южную или Юго-западную школу русской литературы… До Отечественной войны в городе еще сохранялись разноязычные школы - от еврейских до немецких и греческих, но волны репрессий и высылок коренных жителей «нежелательных наций» еще больше проредили разноцветное и космополитическое единство одесситов… Война с ее потерями что боевыми, что от гитлеровского безумного антисемитизма и последующей сталинской политики «борьбы с безродными космополитами» нанесли еще один тяжкий удар по целостности мира одесситов. А на место погибших на фронтах и в огне Холокоста, высланных и сосланных, приходила абсолютно чуждая духу и традициям Одессы публика. Те, кого в Москве звали «лимитой», а у нас - «рогатыми». Люди без корней, без культуры, зато - с лютым желанием завоевать этот «жидовский город», подмять его под себя и… сделать похожим на родные для них селения.

   Само собой - и среди пришлых случались те, кто хотел стать настоящим одесситом. Те, кто восприняли и полюбили этот ни с чем несравнимый дух свободы и самобытности. Одесситом стать было возможно, только хотели этого не все и удавалось это немногим…. А власти всемерно стремились раз и навсегда покончить с «одесскими штучками», всеми силами вытравливая и выжигая все родное для нас - от языка, литературы, краеведения - до непокорного духа и бесконтрольного юмора… Достаточно вспомнить запреты КВН и Юморины, идиотскую травлю истинно одесских талантов практически во всех сферах деятельности… Можно было только позавидовать евреям, имевшим хоть какие-то возможности эмигрировать и… сохранить остатки одесского духа за океаном или в Израиле.

   Надежды перестройки быстро сменились шоком от распада Союза. Одесса снова не по своей воле оказалась, скажем без лукавой политкорректности, в чужих руках. Только - без права апелляции на действия извечно более радикального Киева к Москве… Вчерашние «борцы с одесским местничеством и украинским национализмом» срочно перекрасились в жовто-блакитные цвета и с удвоенной силой принялись добивать нашу родину. Главную родину одесситов - город наших предков, который всегда был для нас во сто крат важнее всех столиц и держав, вместе взятых! Независимой Украине самобытная Одесса нужна еще меньше, чем Советскому Союзу. Ей нужны однородные ПОДДАННЫЕ, а не свободные и своеобразные ГРАЖДАНЕ. Именно поэтому нас лишают права учиться на своем языке и обращаться на нем в суды, поэтому снова и снова наши таланты уезжают за океан и в уже заграничную Москву…

   «Самостийность» лишила Одессу и крупнейшего в мире пароходства - ЧМП, старейшей и прославленной киностудии, практически всех значимых предприятий, довела архитектуру одного из красивейших городов мира до состояния смеси разрухи блестящих памятников и уродливых новоделов… Любая страна цивилизованного мира гордилась бы Одессой, стремясь сохранить ее как неповторимое явление. Любая, кроме этой. Украине нужна покорная мега-Жмеринка, а не сомнительная космополитическая Одесса…

   А что же мы?!! - А мы, не боявшиеся войн и погромов, пытаемся выжить на коленях и позволяем чужакам править собой, как быдлом, надеясь на то, что «само собой выправиться». Нет, господа земляки, если мы не вспомним о смелом и независимом духе основателей этого когда-то вольного города, завтра от него и от нас останется только миф. Миф о том, что было такое место - Одесса, и жил там удивительный народ - одесситы, имевшие свою интернациональную гордость. Миф и самая страшная ностальгия для последних настоящих одесситов. Ностальгия в собственном доме, который перестал быть твоим.





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ