БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Игорь Плисюк

Опубликовано в газете Одесский вестник

Татьяна Соломатина, которая пишет сама по себе

   Многие люди чем-то напоминают братьев наших меньших. У одного вдруг проблескивает мрачный взгляд несытого удава, другая - поражает грацией пантеры, третий - напоминает пакостливого шакала… В писательнице Татьяне Соломатиной есть нечто от крупной ангорской кошки. Вот она уютно устроилась на диванчике у «Фанкони». Само спокойствие, мягкость и благолепие… но - ты в разговоре бросаешь не слишком точную реплику, позволив себе расслабиться. И тут же - «белая и пушистая» мгновенно выпускает бритвенно-острые когти, молниеносно нанеся удар. Мнимое благодушие оказывается аллертностью нашего древнего «домашнего божка с хвостом», всегда готового изловить зазевавшуюся мышь… Не завидую многим своих коллегам по журналистскому цеху, которые пытались задавать «начинающей писательнице» банальные, а то и некорректные вопросы. Читывал я и ее интервью, и описания в блогах встреч с читателями и репортерами… Но кто же она, яркой звездой взошедшая на литературном небосклоне российской литературы? Однодневка, каких бывало и будет много, или - истинный талант? Попробуем проанализировать ее феномен, не претендуя на академизм профессиональных критиков. И стараясь уйти от поверхностного снобизма иных борзописцев, скорых на выводы и оценки.

Револьверное начало.

   Именно эта фраза Алексей Толстого подходит к дебюту Соломатиной. Судите сами: состоявшийся, зрелый человек - успешный врач с прекрасным профессиональным опытом акушера-гинеколога, кандидатской степенью по медицине и докторской - по философии…Престижная работа в системе Детского фонда ООН, стажировка в Бостоне, разъезды по миру (а точнее - по весьма неблагополучным «экзотическим» странам Африки). И предложение весьма выгодного годичного контракта на закордонную работу в Нью-Йорке… О чем еще мечтать! Но - она все обрывает, уютно устроившись на диване в подмосковном доме. Семья дороже, да и бешеный ритм «забугорной» жизни порядком утомил. Однако тот, кто решил бы, что Татьяна превратиться в домашнюю кошечку - совершил бы изрядную ошибку. Появляются серии ее статей-эссе в московских «глянцевых журналах» о медицине и женских проблемах. Причем вопреки устоявшемуся пренебрежению иных снобов к подобным изданиям, статьи эти умны, глубоки и в то же время - написаны прекрасным литературным языком… И в одно прекрасное утро - предложение написать «рассказ на вольную тему» для сборника новогодних историй. А после его выхода - еще один звонок, уже из мощнейшего издательства «Эксмо». «Хотим вашу книгу»… А затем - десяток книг, вышедших за полтора года! Сборники рассказов, романы… Огромные (по нашим временам) тиражи, успех у читателей, весьма пестрая и неоднозначная критика…

   И продолжение работы. Скажу не таясь: меня изначально эта писательница заинтересовала в основном потому, что она - одесситка. Да еще и закончила тот же ВУЗ, что и Ваш покорный слуга. Одесский Медин, ныне именуемый «Медицинским университетом». Правда, через десятилетие после меня. К тому же - написала и книгу «Мой одесский язык», и - «студенческий роман» «Коммуна», действие коего происходит как раз в нашей общей «альма матер».

   К моменту знакомства (спасибо писателю Валерию Смирнову, который помог мне встретиться с Татьяной в ее последний приезд в Одессу) я успел прочесть несколько рассказов и фрагменты «Одесского языка». Что-то задело за живое: яркие и острые зарисовки родного нам города, смесь трагизма и комедии… любовь и понимание животных которые порой умней и добрей людей, в «Большой собаке», … тонкое понимание человеческой психологии. Чувствовался и опыт врача, видящего нас, грешных, в прямом и переносном смысле, голенькими, без мишуры одежд и показного апломба, и - зрелость писателя, ухватывающего главное и отсекающего лишнее. Причем, не жалея и себя. Открываясь по максимуму. Но - без «литературного эксгибиционизма».

   Встреча, назначенная у «Фанкони» обещала быть «тонной», а обернулась…

Час в старом кафе.

   Иногда достаточно одного взгляда и пары слов для того, чтобы получить представление о человеке. Татьяна не из тех людей. Внешне - блондинка хорошего роста, этакий образец русской дамы с Севера или Волги… Кстати, ее предки и впрямь волгари… Но спокойствие и вальяжность обманчивы. После первого пробного обмена репликами, я понял: острый человек. Собеседник, умеющий достойно ответить на грани фола, уложив легкомысленного оппонента на обе лопатки. А посему - не стал задавать стандартных вопросов и тем паче, пользоваться диктофоном… Она не относит себя ни к «одесской школе», ни к иным литературным направлениям. Принципиально не вступает в писательские союзы и объединения. И в то же время - яростно защищает коллег по цеху, услышав нелестный отзыв. Что о Дарье Донцовой, что - о последнем «фандоринском» романе Бориса Акунина, который я имел нахальство покритиковать… Но дело здесь не в защите «чести мундира». Просто в Донцовой она ценит и невероятную работоспособность, и - умение делать добро, жертвую большие деньги на помощь больным людям. А у Акунина - искренне уважает его стремление оживить нашу историю, заинтересовав одичавшую молодежь точными и яркими картинами прошлого…

   Чувствуется и прекрасная гуманитарная подготовка (но без присущего иным интеллектуалам снобизма!) - недаром темой ее докторской диссертации по философии, защищенной не где-нибудь, а в МГУ, была сложнейшая, головоломная философия субъективного идеализма епископа Беркли. Того, кто считал: объективный мир существует только в нашем субъективном представлении. В сущности, любой писатель создает свой мир. А насколько он достоверен - дело его таланта…

   Кстати, беседа шла с участием ее мужа, Ильи и дочери Маши. Должен сказать: редко приходится видеть столь гармоничные семьи (тьфу-тьфу, чтоб не сглазить!). Два творческих человека (Илья - успешный архитектор) не подавляют друг друга, но взаимно дополняют на грани биологического эффекта комплиментаризма, когда два генетических признака взаимно усиливаются, порождая нечто более совершенное… А их 16-летняя дочь - производит впечатление умной девочки, выросшей в атмосфере любви и доверия… Эта семья умеет ловить мысли на лету, понимая членов «прайда» едва ли не телепатически. И видно, что в тяжкие моменты им есть на кого рассчитывать…Им и их друзьям.

   Многое мне сказало и то, что в их доме живут четыре собаки и два кота. Причем и собаки - все три гибрида ротвейлера и один нестандартный скай-терьер, и беспородные коты, - равноправные граждане маленького государства Соломатиных… Люди проверяются порой и по отношению к зверям, и - по тому, как сия братия реагирует на них…

   Словом, час весьма интенсивного общения дал мне многое. А на другой день - еще один… Только после того, как я прочитал за вечер и часть ночи «Коммуну», полученную в презент.

   В этой книге я узнал и мир своей юности - старинные аудитории Медина, тяжкий запах формалина в «анатомичке»,жесткую муштру фундаментальных основ медицины и зубрежку латыни… знакомые прозвища любимых и ненавистных преподавателей… студенческую вольницу с тяжкой учебой и развеселым отдыхом. И Одессу своей молодости. Улицы, язык, нравы и ушедшие обычаи…до боли знакомые места… коммуналку со своими аборигенами - от спившегося дворника-интеллектуала, когда-то бывшего капитаном дальнего плавания -до… Вечного Жида, принявшего женский облик… Не дело пересказывать роман. Скажу лишь одно: не будучи любителем книг «за жизнь», прочитал его взахлеб и с огромным удовольствием. Классический «роман воспитания». Книга о девочке из средней одесской семьи, которая живет как в пронзительной песней Ольги Арефьевой :«Куколка станет бабочкой, девочка станет девушкой…», ищет и находит себя. Через боль, потери, через «бесконечную, праздничную самодостаточность юности, для которой одинаково значимы и модная розовая курточка, и работа в студенческом научном обществе» (определение моей коллеги Вероники Полищук, прочитавшей книгу). Но не следует попадать в ловушку и воспринимать роман как ностальгические мемуары. Авторский прием, смешавший точные картины и портреты реальных людей с персонажами синтетическими, делает результат достоверным и значимым. Но юная Таня Соломатина, от которой взято многое у героини, и Полина - вовсе не один и тот же человек. Да и иные главные герои несут в себе черты многих…В том числе и благородный, мудрый и лукавый рыцарь по прозвищу Примус… Фигура в нынешней циничной литературе редкая по своей светлой цельности и… некоей ауре изначальной обреченности (подчеркну - это мое личное представление, которое сама Татьяна напрочь отвергла). Здесь есть многое: афористичность текста, его искренность, прекрасный русский язык, коему вовсе не вредят иные органичные одессизмы… есть люди, в которых веришь и звери, которых хочется уважительно погладить. К примеру - кот Полины Тигр и его уличный многомудрый наставник с драными ушами. Словом, давно не приходилось мне читать такой одесской, и в то же время - достойной любого города книги.

   А напоследок - «пара слов» о писателе и человеке. Писателе, который не повторяется, пишет о разном и по-разному. Уверен, Татьяна еще не раз удивит критиков с издателями и порадует читателей новыми, неожиданными книгами. И человеке с настоящим стержнем, человеке, который умеет не приспосабливаться к миру, но адаптировать его под себя, ловя ветер в паруса и ведя свой корабль в нужную ЕМУ сторону… Женщине, у которой как у кошки в поверье, семь жизней. Несколько из них она уже прожила и прожила достойно. Как врач и ученый, как мать семейства, как успешная «колумнистка» в журналах и как писательница, разом ставшая явлением и фигурой в непростом и жестком мире литературы. Дай ей Бог и остальные жизни прожить не менее успешно. Впрочем, она из тех, кто на Бога надеется, но и сама не плошает!





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ