БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Валерий Смирнов

ОДЕССКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЛОХОДРОМ

   Одесский Международный литературный фестиваль посвящен традициям одесской литературной школы в творчестве современных писателей Украины, России, Болгарии, Израиля, Германии. Даты фестиваля приурочены к открытию памятника И. Бабелю 13 июля 2011 г. (в день рождения писателя). Организаторами фестиваля являются Одесский литературный музей и литературный журнал «Октябрь» (Россия).

   Где эти же эти писатели? Нет их. Открытия памятника Бабелю тоже не будет. Это же не что иное, как классика лоходрома в действии. Вместо современных одесских прозаиков из самых разных стран мира, действительно развивающих традиции южнорусской литературной школы, на фестиваль в качестве основных участников приглашены не имеющие к ней никакого отношения московские писатели. По моему убеждению, россиян пригласили в качестве массовки на открытие памятника Бабелю, чтобы придать этому событию международное значение.

   Фестиваль, якобы посвященный одесской литературной традиции, сочинили Одесский литературный музей и российский журнал «Октябрь». С Литературным музеем все понятно, для него одесская литература скончалась одновременно с Бабелем, а Жванецкий – единственное исключение, служащее лишь подтверждением этого правила. Пусть даже некоторые сотрудники Литературного музея при нашем общении так и не смогли вспомнить название хоть одного рассказа, повести или романа, созданного великим писателем Жванецким. Словом, я совершенно не напрасно еще в прошлом веке предлагал переименовать наш Литературный музей в Археологический.

   Что касается российского журнала «Октябрь», который под чутким руководством Ирины Барметовой уже не впервые обозначает свой сильный одесский интерес, то тут все не так просто, как может показаться на первый взгляд. И здесь необходимо небольшое отступление. После того, как знаменитая одесская плеяда почти сто лет назад переехала в Москву, один московский писатель простонал: кончилась русская литература, одесситы приехали. Но одесситы продолжали ехать и едут в Россию по сию пору. В результате нынешняя Россия пропитана литературой, созданной родившимися в Одессе писателями, от Калининграда до Сахалина, в прямом смысле слова, от Сергея Снегова до Михаила Финнова. Ни один провинциальный город самой России не дал и не дает ей по сию пору такого количества известных писателей, как Одесса. Что явно не вызывает у многих россиян положительных эмоций.

   Одессе хватало завистников и недругов во все времена. Но в последнее время старания по дискредитации Одессы активизировались: мол, этот город давно прекратил производить талантливых писателей. Достаточно всего лишь вспомнить некоторые постулаты статьи москвича Ильи Бражникова о литературной Одессе «Одесский миф против пасхального архетипа»: «Современная Одесса выхолощена. Будем надеяться, что экспансия завершена, свою разрушительно-переворачивающую функцию по отношению к чопорному государствообразующему Петербургскому мифу Одесса выполнила». Так и хочется сказать по-одесски: «Месье Бражников, чтоб вы так жили, как Одесса выхолощена!»

   Вот и российский журнал «Октябрь», уже давно слившись в творческом экстазе со Всемирным клубом одесситов, действует в том же ключе и создает впечатление, что современная одесская художественная литература – это исключительно неизвестные массовому читателю авторы. Потому на фестиваль не приглашены известные писатели-одесситы. Такие, как, например, Макс Фрай, многочисленные книги которого постоянно издаются и переиздаются очень большими тиражами. Зато приглашен почти восьмидесятилетний одессит Ефим Ярошевский, автор нескольких книг, чей совокупный тираж, смешно сказать, даже не две тысячи экземпляров. Впрочем, если бы сейчас были живы Катаев или Славин, их бы тоже не пригласили на это мероприятие. По весьма простой причине.

   В нынешнем году тот самый российский журнал «Октябрь» опубликовал очередную порцию вумных сентенций выдающего себя за одесского юмориста Валерия Хаита: «Я готов отвечать за каждое напечатанное слово и в Одесском юмористическом журнале “Фонтан”, который я редактирую, и в подготовленных мной книгах. В них вы не найдете так называемого одесского жаргона, коверканья языка, дурной одесской экзотики: все изложено в пределах норм русской грамматики…». Следовательно, так называемый одессит Хаит в который раз признается, что понимает в истинно одесской литературной традиции, как баран в аптеке или редактор московского журнала «Октябрь» мадам Барметова. Потому-то на Одесский Международный литературный фестиваль «под знаком Бабеля» наверняка не позвали бы даже классиков одесской литературы – Рабиновича, Юшкевича, Катаева, Жаботинского, Славина, Ильфа, Кармена и… Бабеля. Ведь все они использовали в своих произведениях «так называемый одесский жаргон, коверканье языка и дурную одесскую экзотику».

   Отрицание Хаитом подлинно одесской литературной традиции, кроме уже сказанного, помогает ему проворачивать свои маленькие гешефты в Москве. На Одесский Международный литературный фестиваль приглашены подопечные Хаита - литераторы Верховский из Донецка и Гончарова из-под Черновцов. Произведения этих не имеющих никакого отношения к Одессе авторов Хаит запихал в серию «Новый одесский юмор», которую издает российское издательство «Эксмо» аж 3-хтысячными тиражами. Что для Москвы, как 30 экземпляров для Одессы. Видимо, среди задач по дискредитации литературной Одессы числится и внедрение в сознание читателей идеи о том, что одесский юмор ничем не отличается от калужского и черновицкого.

   Но если бы московское издательство «Эксмо» ознакомилось с изданной в Одессе 20-тысячным тиражом книгой Сергея Милошевича «Приключения Шуры Холмова и фельдшера Вацмана» или с неоднократно издававшейся книгой Михаила Пойзнера «С Одессой нужно лично говорить», оно бы поняло, чем отличается истинно одесский юмор от его иногородней имитации. Да и кем будет на фоне упомянутых выше одесситов окололитературный шмирготник Хаит с его малотиражными книжками и псевдо-одесским юмористическим журналом «Фонтан», пользующимся воистину невиданным в газетных киосках спросом? Стоит ли удивляться, что ни Милошевича, ни Пойзнера на этот фестиваль не пригласили. Равно, как и Александра Дорошенко, чья многократно переиздававшаяся книга «Поэма о Городе» уже вошла в золотой фонд одесской литературы.

   В своей книжке Крошка Цахес Бабель я написал по поводу вице-президента Всемирного клуба одесситов Хаита прямым текстом, что этот регулярно позорящий Одессу деятель – самый настоящий поц и доказал правдивость своего утверждения на конкретных примерах. Одесский Международный литературный фестиваль показал, что я ошибался. Хаит – не просто поц, а поц на всю голову. Что подтверждают слова журналиста Игоря Потапова: «Одессу на фестивале представляет Всемирный клуб одесситов, ну а они, кроме себя, любимых, никого в Одессе не видят. В результате, от Одессы два редактора и два писателя.

   Валерий Хаит трактует свое понимание нового одесского юмора следующим образом: "Кого я напечатал в своем журнале «Фонтан», тот и представляет новый одесский юмор". В результате, следующий автор будет аж из Казани». Так что дискредитация Одессы продолжает набирать обороты, и просто присутствовать на таком Одесском Международном литературном лоходроме для настоящего одесского литератора означает опуститься куда ниже плинтуса и оказаться в одном месте с, извините за выражение, писателем Хаитом.

   А одесским журналистам и литературоведам, регулярно слагающим восторженные оды всемирному заведению, на учете которого в миллионной Одессе состоит целых сто человек, надо бы знать какого мнения об их умственных и профессиональных способностях бессменное в течение более двух десятков лет руководство сего клуба по интересам. «Евгений Михайлович Голубовский – это человек, чей интеллект, чей вкус и в журналистике, и в искусствоведении, и в литературоведении остались практически единственными в городе», - сказал президент Всемирного клуба одесситов Жванецкий о вице-президенте Голубовском. Второй вице-президент клуба Хаит совершенно не обиделся на слова своего руководителя, потому что знает себе цену.

   Причина отсутствия на фестивале известных писателей-одесситов вовсе не в том, что они будут сильно проигрывать на фоне единственного в Одессе интеллектуала. Эти писатели – самодостаточные люди, соблюдающие истинно одесские традиции. Они не соглашаются на роль писателей по вызову к фуршетным столам. Их не купишь холявной поездкой и банкетно-шаровым отдыхом в отелях и на берегу моря. В отличие от известных друг другу писателей и культрегеров местечкового пошиба из Всемирного клуба одесситов, они ходят с ровной спиной безо всякой патронажной поддержки губернаторов и мэров, не клянчат деньги у спонсоров, по-прежнему считают Город центром мироздания и снисходительно смотрят на обитателей столиц рангом пониже Одессы.

   Словом, полностью оправдывают устремления главного спонсора нынешнего действа, вице-президента АО «Пласке» Ивана Липтуги, который считает, что проведение Международного литературного фестиваля в нашем городе – «знак того, что Одесса должна быть культурной столицей Европы». «Мы очень хотим, чтобы Одесса стала культурной столицей Европы», — отметил Иван Липтуга на открытии этого цирка под фестивальным соусом.

   Так и тянет задать вопрос вице-президенту Липтуге: Ванечка, деточка, ты полагаешь, что административные столицы России и, особенно, Украины сильно обрадуются по этому поводу? Да и с кем ты собираешься превращать Одессу в культурную столицу Европы? С известными исключительно в стенах Всемирного клуба одесситов писателями и не имеющим никакого отношения к Городу литературным десантом из Москвы? Ванечка, да твой родной папа Леня сделал для Одессы как для крупного европейского культурного центра больше, чем все они, вместе взятые. И сегодняшнюю литературную славу Города составляют те одесситы, чьи книги издаются отнюдь не в качестве и количестве визитных карточек.

   Несмотря на все старания недругов Одессы, в том числе, окопавшихся в моем родном городе, могу назвать не один десяток имен родившихся в Одессе современных писателей. Некоторые из них уже добились такого успеха, о котором не могли даже мечтать при жизни Бабель, Ильф и Петров, Олеша и другие представители знаменитой одесской плеяды. Но имена этих, ныне здравствующих литераторов, в их родном городе чуть ли не под запретом. Оно и понятно, кем будут на их фоне писатели, которых активно пиарит Всемирный клуб одесситов, монополизировавший право выступать от имени всего Города к вящей радости московских и киевских специалистов по дискредитации Одессы?

   Несмотря на гробовое молчание работников Одесского литературного музея, старания пропагандистов-октябристов и их подпевал местечкового пошиба, возомнивших себя литературовуду, родившиеся в Одессе современные писатели не просто продолжают развивать литературные традиции Города, но и вышли на более высокую ступень в сравнении со своими великими литературными предшественниками. Потому что именно в наши дни они доказали на деле безоговорочное лидерство Одессы по производству литературных талантов. Я извиняюсь, но где есть произведения собравшейся на том фестивале тасовки рядом с обогатившим одесскую литературную традицию фундаментальным романом Аркадия Львова «Двор», который переведен почти на все европейские языки?

   Катаев когда-то писал о Птицелове, Наследнике, Ключике, а я скажу о сегодняшних Остёре, Путнике, Принцессе… И даже, в отличие от упомянутого Макса Фрая, расшифрую их прозвища, чтобы этот материал был востребован через много лет. Ведь имена сих полпредов Одессы в современном литературном мире не значатся среди имен писателей, приглашенных на Одесский Международный литературный фестиваль, да и наш Литературный музей по весьма элементарной причине предпочитает по сей день пребывать в первой половине прошлого века.

   При всем уважении к приглашенным на фестиваль писателям, всем им, вместе взятым, нечего ловить рядом с Остёром. Да чего там, совокупный тираж книг Остёра значительно превышает совокупный тираж всех современных писателей Украины, вместе взятых. Достаточно будет сказать, что лишь одна из книг Остёра была издана в Канаде тиражом 12 миллионов экземпляров! И как это вызывающе не прозвучит, но многие сегодняшние российские школьники знакомы с творчеством Остёра лучше, чем с творчеством Пушкина. Остёр – коренной одессит Григорий Остер, живущий в Москве.

   Путник был первым из всех живших в Одессе писателей, удостоенным европейской литературной премии. Впоследствии Путник выиграет и один из наиболее престижных литературных конкурсов, опередив в борьбе за Гран-при Брюса Стерлинга и Роберта Шекли. Книги-предупреждения Путника «сельвианского цикла» - вершина одесской сатирической прозы. И хотя некий Аркадий Стругацкий еще в прошлом веке писал об одесской литературной традиции в творчестве Путника и обзывал его стилистом, равных которому нет в современной русской литературе, вы не найдете в Одессе ни строки об этом писателе. Путник – коренной одессит Лев Вершинин, живущий в Испании.

   Принцессе еще очень далеко до полувекового юбилея, однако она уверенно ставит литературные рекорды не только по части создания бестселлеров. Общий тираж книг Принцессы за последние два года превышает совокупный тираж книг всех, вместе взятых, современных писателей Украины за это же время. Ее последний роман «Коммуна» - об Одессе, вышел всего два месяца назад, но Принцесса уже получила от киностудии «Медиа Стар» просьбу дать согласие на его экранизацию. Принцесса, она же российская писательница Татьяна Соломатина, родом из Одессы.

   Любой город не уставал бы гордиться этими именами. Но вы скорее найдете пульс на мумии, чем хоть одно упоминание об этих писателях в одесском литературно-художественном альманахе «Дерибасовская-Ришельевская», который издает Всемирный клуб одесситов. Этот клуб и затеял очередную грандиозно-мышиную возню вокруг отнюдь не самого выдающегося одесского писателя Бабеля.

   Впрочем, бабелевский миф, гирей висящий на шее Одессы, уже развеяла моя книжка Крошка Цахес Бабель. А сама история со сбором средств на памятник Бабелю развенчивает раздуваемую Всемирным клубом одесситов легенду о том, что у Бабеля миллионы поклонников во всем мире. Деньги на памятник во всем мире дали всего восемьсот человек, и собранная сумма составила около 20 процентов от требуемой. Где же эти миллионы поклонников отца-основателя всего и вся одесского - Бабеля? После выяснения истинной популярности «писателя с мировым именем Бабеля» и пошли разговоры о необходимости привлечения спонсоров к этому «всенародному делу». Но даже после весьма щедрого спонсорского вливания все того же «Пласке», на памятник не хватало почти половины требуемой суммы. Что не помешало сочинить этот московско-литературный бенефис под маркой одесской традиции, все мероприятия которого служат не более чем фоном открытия памятника Бабелю. Хотя предельно ясно, что не состоится 13 июля это открытие, ведь вся необходимая сумма на памятник еще не собрана.

   Но разве деньги – самое главное в жизни? Нет, конечно. Ведь не зря в Одессе говорят, что понты дороже денег. Тем более, когда деньги спонсорские, а дивиденды от понтов – твои. Так что в истории с памятником и посвященным ему Одесским Международным литературным фестивалем, Всемирный клуб одесситов действовал согласно бабелевско-жульнической традиции, вдохнув присущее ему дыхание в гнилой миф об Одессе как городе сплошных лоходромщиков.

   Нужно быть самыми настоящими фармазонами, чтобы несмотря на отсутствие необходимых средств, неоднократно объявлять дату открытия памятника Бабелю в средствах массовой информации: то в 2009 году, то в январе 2010 года, то в июле 2010 года, то в июле 2011 года… Но разве памятник Бабеля в этом деле – впереди паровоза, если фестиваль, будто бы посвященный одесской литературной традиции, остался в прошлом? Главное теперь - раскрутить неоднократно доеных спонсоров на очередное, уже пятое по счету, торжественно-гипотетическое открытие памятника Бабелю.

   Так что даю подсказку: в сентябре 2009 года в Одессе состоялся первый ежегодный Гоголевский литературный фестиваль. И хотя этот первый ежегодный литературный фестиваль оказался и последним, самое время его реанимировать. Исключительно ради очередного открытия памятника Бабелю в том самом сентябре, хотя денег пока опять не хватает. И зазвать на фестиваль всех, кого приглашали и на первый ежегодный Гоголевский, и на Международный литературный, с большим понтом посвященный традициям одесской литературной школы. А именно – редактора журнала «Октябрь» Ирину Барметову, писателя Дмитрия Быкова… Ведь не зря российский писатель Быков заявлял в Одессе: «Черное море в сентябре – вообще лучшее, что может быть на свете».

   Но если средств на памятник опять не хватит, ничего страшного, главное назначить следующую дату на теплое время года. Ведь зимой в Черном море не поплескаешься, и на пляже не полежишь, а потому литераторы-москвичи прохладно задышат на уже ставшую для них привычной одесско-литературную шару…





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ