БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Степанов Е.Н.

ФАЛЬШИВКА ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА «ОПТИМУМ»

или КТО И КАК МАРГИНАЛИЗУЕТ ИСТОРИЮ И КУЛЬТУРУ ОДЕССЫ?
  В 2005 году в порыве пассионарности один из лидеров ныне оппозиционной оранжевой идеологии Ю.Тимошенко обещала одесситам огородить нас вместе с городом колючей проволокой и сбросить в море. Как Вы думаете, почему? Безошибочный ответ на этот вопрос возникает у каждого умеющего читать человека после знакомства с «Одесским разговорником», изданным в 2010 году в издательстве «Optimum». В резюме составитель разговорника пишет, что в нём дан дословный перевод слов и выражений с “одесского языка” на русский язык, что пособие незаменимо «для истинного понимания души и юмора граждан “Жемчужины у моря”», давая возможность ощутить «коктейль смеха, солёных брызг сатиры Чёрного моря и аромата Привоза и Дерибасовской». Реакция на прочитанное вполне соответствует мнению Юлии Владимировны и может быть высказана приблизительно так: «Душа одессита - это душа бандита, поскольку одесситы разговаривают и смеются по-бандитски, а поэтому их следует изолировать от здорового общества». Любой потенциальный законопослушный турист, ознакомившись с этим разговорником, очень хорошо подумает, а стоит ли ехать с деньгами и украшениями в город, где разговаривают так, как указано в книжке? Любой же «турист», имевший проблемы с законом, обязательно захочет побывать или даже «пришвартоваться» в местах «боевой славы» графа Брендостели, Мишки Япончика, Сони Золотой Ручки, Карабаса и многих других криминальных авторитетов.

  Лингвистический анализ представленных как одессизмы лексических и фразеологических единиц показывает, что одессизмов среди них не более 15%, да и те большей частью выписаны из популярных словарей одесского языка В.П.Смирнова либо немного трансформированы, видоизменены и носят грубо-просторечный оттенок. Все остальные единицы - слова и фразеологизмы, имеющие к Одессе такое же отношение, как и к Екатеринбургу, Санкт-Петербургу, Киеву, Москве, Донецку, Ростову-на-Дону, Минску, Ялте и многим другим городам и весям на широких просторах бывшего СССР. Около половины из них квалифицируется в научных словарях (например, в «Большом словаре русского жаргона» В.М.Мокиенко и Т.Г.Никитиной, С.Пб., 2001) как единицы, характерные для речи уголовников, то есть для блатного жаргона. Не менее 30% содержимого «Одесского разговорника» - единицы общеупотребительной жаргонизированной разговорной речи, грубого просторечия, молодёжного сленга. Разумеется, у каждого слова, не входящего в состав литературного языка, есть своя история, которая могла начинаться как раз в Одессе. Известно, например, что в ХІХ в. одесситы первыми начали вводить в состав блатного жаргона идишизмы и гебраизмы (одесская Молдаванка стала тогда общепризнанным центром еврейского криминалитета Российской империи). Однако разговорник и этимологический словарь - разные лексикографические жанры, да и не настаивают вовсе авторы на одесском происхождении размещённых в разговорнике жаргонизмов и сленгизмов.

  Присутствуют в продукции «Оптимума» явные украинизмы, идишизмы, гебраизмы, которые употребительны лишь узким кругом одесситов. Украинизмы типа щелепа (челюсть), чуты (слышать), плямы (пятна), шухлядка (шкафчик) используются активными носителями украинского литературного языка и украинско-русского суржика, но далеко не всеми одесситами. Ещё меньшее количество горожан употребляет даже в койнезированной речи (используя не литературную речь, а одесское городское койне) рай мит фефер - «райский уголок», мазл тов! - «поздравляю!», шабат - «отдых», фиш гефилте - «фаршированная рыба». А фрейлехс - это еврейский свадебный танец, но не общеодесский. Слово хала вряд ли можно назвать одессизмом, так как это слово (от др.-евр. salo) в разное время еврейской истории и в разных местах расселения евреев обозначало понятия «кухня», «еда, пища», «хлеб». И совсем непонятно, зачем авторы «Оптимума» приводят устаревшие слова типа Церабкооп - «сельский магазин», светник - «фонарь», сам один - «в одиночестве». А слово Адес / Гадес как название нашего города даже некоренные одесситы перестали употреблять в обычной речи лет 70-80 назад!

  Заметным недостатком «Одесского разговорника» является также неточность семантизации некоторых слов и выражений, небрежность корректорской работы. Например, у двух последних слов - яман и ящик - перепутаны толкования, а клумак и книжка семантизированы одинаково: торба (!) Хозяйские яйца (именно так одесситы называют домашние, а не птицефабричные яйца) почему-то «знатоки» одесского языка из «Оптимума» именуют хозяйственными яйцами. Удивляет толкование слова подлянка как «маленькая». Видимо, в спешке некогда было подумать, и потерялось слово «подлость». Известный даже в Магнитогорске одессизм-существительное понт = «хвастовство» авторы толкуют глаголом «обмануть»; популярное среди молодёжи 1960-х - 1980-х годов слово майдан, которым одесситы называли танцплощадку «Огни маяка» в парке Шевченко, в разговорнике толкуется как «перрон»; для слов такой зусман, которым даже самый строгий языковой пуританин хоть однажды называл «холод, очень холодную погоду», в разговорнике придумано новое значение: «дождливая погода»; слову же марафет приписано только жаргонное значение «наркотик», хотя абсолютное большинство горожан в просторечии так называют «чистоту, порядок» (сравните: наводить марафет); подобная ситуация и со словом шмаровоз, которое преподносится лишь как грубый жаргонизм со значениями «сутенёр, любовник», в то время как долгое время на железной дороге так называли смазчика колёсных пар. Становится грустно, когда люди, называющие себя коренными одесситами, синонимом фразеологизма с видом на море и обратно называют существительное «противоположность», цимес считают только «отличной пищей», авторитетом именуют любого «уголовника», седьмым километром только промтоварный рынок, забывая о целом наборе метафорических переносов, связанных с этим эргонимом, а выражение не понял юмора толкуют окказионально, как личное «впечатление от рассказов Жванецкого». Подобные примеры можно приводить и приводить.

  То, что представлено в «Одесском разговорнике», по сути своей является набором элементов блатного жаргона, жаргонизированной разговорной речи, общеупотребительного грубого просторечия, авторских окказионализмов и ложных толкований, приправленным еврейским и украинским субстратом одесского городского койне (одесского языка).

  Насколько же компетентны авторы «Одесского разговорника» в том деле, за которое взялись? Видимо, настолько же, насколько ответственны. А об отсутствии ответственности говорит то, что эти скромнейшие акулы лексикографического жанра забыли или постеснялись указать свои фамилии. Не указан и заказчик этого творения поистине авантюрного жанра. Как же это допустил истинный патриот города главный редактор издательства «Optimum» А.А.Таубеншлак? А может быть, этот разговорник-фальшивка принадлежит его перу? Неужели очередные подзаработанные 30 тетрадрахм (серебренников) за маргинализацию культурных завоеваний Одессы и представление одесситов сбродом бандитов и их «марух» в угоду современным недругам Города для издателей важнее истины и чести?





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ