БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Юрий Трусов
Хаджибей. Падение Хаджибея. Часть первая
XVIII. КРИВАЯ БАЛКА

   Неяркая утренняя заря застала отряд Хурделицы в Кривой Балке. Здесь есаул неожиданно для себя увидел большое скопление военных людей, которые отдыхали или, вернее, спали в самых разнообразных позах. Между спящими бесшумно ходили караульные гренадеры с длинноствольными фузеями. Это был авангард армии, которой командовал генерал де Рибас. Он еще вчера ночью, 12 сентября, с тремя полками конных и тремя полками пеших казаков Черноморского войска, шестью пушками прошел незаметно пересыпь между морем и лиманом. К казакам присоединились два батальона Николаевского гренадерского полка с четырьмя осадными, двумя полевыми и четырьмя полковыми орудиями.

   Весь ночной марш прошел так скрытно и тихо, что в турецкой крепости, расположенной в пяти верстах от Кривой Балки, и не подозревали о приближении русских войск. Турки считали, что пройти по песчаной пересыпи невозможно. Всякое движение войск здесь не могли не заметить моряки стоящих на якоре у берега кораблей. Паша Ахмет говорил, что даже мышь не проскочит в этом месте — сразу увидят ее зоркоглазые янычары, поэтому дозорных из крепости не выслал.

   Караульных русских войск уже давно не тревожили султанские разведчики. Де Рибас, пользуясь беспечностью врага, решил, что его войскам неплохо было бы отдохнуть перед предстоящим штурмом. Поэтому отдал приказ расположиться на привал. И вот несколько сот человек сладко спали почти на виду у врага. Поставив лагерем своих казаков рядом с батальоном спящих гренадеров, Кондрат пошел с рапортом о результатах разведки к де Рибасу. Есаула пропустили в шатер генерала. Там уже находился Гудович и высшие чины. В шатре было тесно. Иван Васильевич сидел с де Рибасом на обломке доски, положенной на два камня, за маленьким походным столиком. Офицеры разместились кто на чем — на барабанах, на опрокинутых ведрах, даже на седлах.

   Иван Васильевич говорил медленно, по привычке отчеканивая каждое слово.

– Перед нами не только Хаджибей — это еще было бы полбеды. Весь турецкий флот, у которого пушек в сто раз более, чем у нас… А посему Хаджибей взять надобно сразу, не мешкая, с проворством великим, чтобы неприятель со стороны флота сикурс (помощь) крепости не успел дать. Вот ты здесь, ваша светлость, и пригодишься. — Гудович медленно скользнул серыми глазами по курносому лицу Безбородко. — Тебе из главных сил я двадцатипушечную батарею дам — побить султанцев и амбаркации (посадка войска на суда) ихних беглецов из крепости на корабли помешать. А ты, ваше высокоблагородие, — обратился Гудович к де Рибасу, — знаешь, что делать. На рассвете как можно тише подойдешь к Хаджибею — и на стены с криком «ура» в штыки.

   Черные глаза де Рибаса сверкнули, он хитро улыбнулся.

– Я графа Войновича попросил помочь нам. Он подведет из Очакова свои канонерские лодки и по турецкому флоту учинит огонь.

– Это верно, — согласился Гудович. — Только, зная графа Войновича, я сомневаюсь, чтоб сей контр-адмирал отважился на это. — Иван Васильевич улыбнулся. — Я лучше тебе для прикрытия левого фланга отряжу батальон пехоты с батареей из десяти орудий. Этак надежней будет.

   Де Рибас кивнул головой в знак согласия и подозвал к себе стоящего у входа в шатер Хурделицу.

– Перед тем, как принять окончательное решение, неплохо бы выслушать есаула. Он только что вернулся из разведки, — сказал начальник авангарда по-французски.

   Хурделица рассказал о последних событиях в турецкой крепости, обо всем, что узнал от Симона Аспориди.

   Выслушав есаула, Гудович повеселел:

– Сей репорт лишь подтверждает мою мысль. А теперь, что думают господа офицеры? Дадим слово самому младшему по чину. — Генерал-поручик посмотрел на Кондрата.

   У Хурделицы горло перехватило от волнения. Но он овладел собой и произнес хрипло:

– В Хаджибее нас пока и не чуют. Штурмовать надобно!

   Гудович весело глянул на де Рибаса.

– Штурм!

– Штурм! — словно эхо прокатилось по шатру.

   Все были за немедленную атаку крепости.

   Перед тем, как вернуться к главным силам своей армии, которые находились в семи верстах от Кривой Балки, в оврагах около Усатовых хуторов, Гудович произвел смотр поискам авангарда. Он не торопясь прошел вдоль выстроенных рядов гренадеров и казаков. Останавливался перед каждым капральством (отделение), перед каждой сотней. Говорил с солдатами и казаками запросто.

– Оружие перед боем почистить, ребята, проверить, чтоб в деле не отказало. Супостата бейте пулей, но и про штык не забывайте. Турок нашего штыка не любит — страсть!

   Бодрые слова генерала были по душе воинам. «Прост, да, видно, настоящий воин». — Хурделица почувствовал расположение к этому человеку с некрасивым продолговатым лицом. И вспомнился Кондрату другой генерал, внешне совсем непохожий на этого. Тот самый, что вручал в Васильковом урочище черноморцам знамя…

   После смотра Кондрат со своим отрядом был направлен к гренадерам. Здесь он повидал своего друга Василия Зюзина. У одного из солдатских костров до слуха есаула долетели слова, заставившие его приостановиться.

– Раз Гудок сказал возьмем Хаджибей — значит, так оно и будет! Я его еще с турецкой войны знаю. Подполковником он тогда был. Помню, два дня нас янычары да спаги взять пытались, но Гудок — ни шагу назад! С фузеей (кремневое оружие) солдатской с нами в одном ряду в каре стоял, штыком отбивал врага. А подмога подошла — в штыки нас повел и погнал турка… Вот каков!

   Подойдя ближе, Кондрат узнал в рассказчике ефрейтора Громова.

   Среди гренадеров был и субалтерн Зюзин. Василий тепло встретил друга.





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ