БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Юрий Трусов
Хаджибей. Падение Хаджибея. Часть первая
XVII. УТРО

   Измученные ночным походом и сражением, казаки хотели было расположиться в хуторе на отдых, но Хурделица, посоветовавшись с Коржом, решил, что лучше уйти отсюда.

   Надо было как можно скорее связаться с главными силами армии и сообщить Гудовичу о положении в Хаджибее.

   Торопило есаула и сообщение Симона о том, что Маринка брошена в тайную тюрьму паши.

   Похоронив убитых, есаул повел казаков на соединение с авангардом генерала Иосифа Михайловича де Рибаса.

   Теперь летучий отряд Хурделицы, несмотря на потери, увеличился почти вдвое. Дело в том, что казаки отбили у ордынцев пленных женщин и детей, которых те гнали в неволю, разгромив соседнее с Дальником селение.

   Много верст безостановочно гнали татары их, привязанных арканами к седлам, по безлюдной степи. Пленницы были так измучены, что едва держались на ногах. Узнав, что казаки уходят из хутора, они испугались, что вторично могут попасть в руки врагов, и стали умолять есаула не оставлять их на произвол судьбы. Кондрат был взволнован. Он вспомнил свою Маринку… Она, наверное, тоже, как и эти женщины, десятки верст бежала за седлом какогони­будь степного разбойника. Черты приветливого лица Кондрата стали резкими, жестокими. С обветренных губ слетели хриплые, злые слова:

– Посадить жинок на ордынских коней! А каждого басурмана на веревку — и к бабьему седлу! Пущай побегают за конем, узнают, сладко-ли!..

   Казаки посадили женщин на коней и стали привязывать пленных ордынцев к седлам лошадей, на которых сидели женщины.

– Нехай скачут басурманы за бабами!

– Неповадно будет потом им наших баб неволить…

– Потрясет мурза жирным пузом, — хохотали казаки. Лишь Максим Корж покачал неодобрительно головой и сказал Хурделице.

– Не гоже робиш, есауле… Не гоже.

– Что «не гоже»? — удивленно переспросил Кондрат.

– Недобре нам следовать их проклятым обычаям, — пояснил Максим, поглаживая длинные седые усы.

– А им, бисовым детям, гоже такое делать?

– Нет! Нам, как они, не можна, — твердо ответил Корж.

   Его слова вызвали недовольный ропот у некоторых казаков, других заставили призадуматься. Насмешки над пленниками прекратились. Хурделица был явно уязвлен ответом Коржа. Он едва не накричал на упрямого казака.

   Еле сдерживая негодование, сердито глянул в светлые глаза старика, но прочел в них спокойную уверенность в своей правоте. Гнев Хурделицы сразу прошел. «Да что я в самом деле, басурман какой-то, чтоб над пленными издеваться? Я ведь казак» — подумал Кондрат. Он почувствовал глубокую справедливость в словах старика, но отменять сразу свое приказание молодому есаулу было неловко.

   Его душевное состояние понял Корж. И пришел ему на помощь.

– Не быстрее ли ехать нам будет, есаул, коль ордынцев, по двое связанных, посадим на лошадь? — спросил он.

   Хурделица с благодарностью глянул на Коржа.

– А дед, хлопцы, правду говорит. Так и сделаем…

   Казаки охотно отвязали пленников и посадили их по двое на одну лошадь. Отряд уже тронулся в путь, когда к есаулу подскакал Семен Чухрай со своими казаками.

– Есаул, хотим вместе бить турка, — молвил он, едва сдерживая горячего коня.

   Семен Чухрай и еще пять казаков были уже снаряжены для похода.

– Я вас, братчики, принимать в войско не могу. На это волен лишь наш батько кошевой атаман Харько Иванович Чапега, который сейчас на поиске под Бендерами, — сказал Кондрат. — А коли вам здесь, под турком, тяжко быть, то пристраивайтесь в хвост отряду нашему, а там видно будет…

   Поблагодарив Хурделицу за доброе слово, казаки по­скакали в хвост колонны, идущей по дороге к Куяльницкой возвышенности.





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ