БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Юрий Трусов
Хаджибей. Падение Хаджибея. Часть первая
V. В РАЗВЕДКЕ

   Пришпоривая коня, скакал с отрядом казаков Кондрат Хурделица.

   Высокими травами заросла степная дорога. Ее нелегко найти ночью. Даже старые опытные казаки, которые всю жизнь кочевали по югу Украйны, и то сбивались с пути. Но Хурделица, хорошо запомнивший эти места, по каким-то ему только ведомым признакам находил верную дорогу в ночной степи и указывал корпусу путь на Хаджибей. Хурделица получил приказание задерживать всех, кто мог бы сообщить противнику о движении наших войск. Кондрат должен был также присмотреть места, где после ночных маршей армия могла бы укрыться от глаз турецких разведчиков.

   Лишь шорох волнуемой ветром травы нарушал тишину ночи. Да порой раздавался лисий лай или крик серокрылой совы. Нигде не было видно и признаков человеческого жилья.

   Опередив на десять верст армию, Хурделица вместе с отрядом свернул с дороги в глубокую заросшую лесом балку. Казаки спешились и повели потных коней в лощину. Здесь они сделали остановку, пока не остыли лошади. Напоив коней в ручье, протекающем по дну балки, казаки стали осторожно подниматься по склону к дороге.

   Неожиданно послышался конский топот и людские голоса.

   Вскоре показался небольшой отряд конников, направляющихся в сторону Очакова. Хурделица насчитал десять всадников. На фоне звездного неба отчетливо вырисовывались головы в чалмах и в лисьих татарских шапках. Казаки поняли: это турецкие разведчики.

   Есаул сразу принял решение. Он разделил весь отряд на две группы. Пять человек под начальством опытного старого казака Максима Коржа были посланы навстречу туркам. Большую группу, состоящую из пятнадцати сабель, Кондрат повел в обход противника, чтобы перерезать ему путь на Хаджибей.

   Обойдя турок, есаул построил отряд в виде полумесяца и стал ожидать врагов. Вскоре раздались первые выстрелы, а затем послышался приближающийся цокот копыт. Это неприятель, как и предполагал Кондрат, встретил группу Коржа. Не приняв боя, он повернул своих коней назад к Хаджибею. Увидев казаков, перерезавших им дорогу, турки на миг оторопели. Затем бросились в атаку, чтобы вырваться из окружения.

   Хурделица сразу наметил себе рослого турка, скакавшего впереди своего отряда на вороном жеребце. Кондрат решил выбить всадника из седла и взять его в плен.

   Но вышло иначе.

   Приблизившись к казаку, турок выхватил пистолет и почти в упор выстрелил в Хурделицу.

   Простреленная шапка-кабардинка, сверкнув золотым позументом, слетела с головы Кондрата. Встав на дыбы, сшиблись кони всадников. Опережая на какой-то миг взмах кривого меча противника, Хурделица сильным косым ударом сабли сбил его. Разгоряченный конь унес есаула на несколько саженей вперед от места поединка.

   Когда Кондрат повернул коня, битва уже закончилась. Двух прорвавшихся из окружения турецких всадников прикончили посланные им вдогонку казачьи пули. Третьего турка седоусый Корж вырвал из седла арканом.

   Сброшенный на землю полузадушенный турок оказал отчаянное сопротивление: размахивал саблей, пока ее не выбили у него из рук прикладом ружья. Он протяжно, по-волчьи, завыл и смолк, лишь когда Корж связал ему руки. Это успокоило турка: он понял, что убивать его не собираются.

– Видишь, — добродушно сказал Максим Корж Кондрату, — он думал, что мы, как и они, поганые, головы пленным рубим.

   Подойдя к месту схватки, Кондрат увидел на дороге свою шапку-кабардинку. Ее малиновое донышко сверкнуло в ночной мгле позументом. Казак поднял пробитую пулей шапку и внимательно осмотрел ее. «Взял бы турок прицел только на полпальца ниже — и лежал бы я сейчас мертвым на степной дороге», — подумал он.

   Теперь простреленная шапка показалась ему намного дороже. Не без тайной гордости он надел ее на голову.

   Скоро, однако, пришлось снять ее. Он узнал, что двух казаков насмерть порубили турки. И встав на колени возле лежавших на земле товарищей, Кондрат простился с ними, троекратно поцеловав мертвых в губы.

   Стараясь заглушить чувство тоски, он занялся делами. Велел поймать коней, что потеряли в бою хозяев, и зарыть трупы врагов, а сам стал направлять зазубрившееся лезвие сабли.

   Через час подошло войско.

   Хурделицу подозвал Гудович. Есаул рассказал ему о ночной стычке.

– Ни один турок не утек, — закончил Кондрат свой короткий рапорт.

   Убитых казаков отпевал полковой поп. По запорожскому обычаю похоронили их на высоком кургане.

   Когда взошло солнце, на степной дороге не осталось ни­каких следов ночной схватки. Пролитую здесь кровь жадно впитала в себя влажная от осенней росы земля.

   Самый зоркий наблюдатель, проходя мимо лесистой балки, вряд ли обнаружил бы, что здесь расположилось большое войско.





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ