БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Юрий Трусов
Золотые эполеты. Часть первая. БОГДАНА

"Я научу его мечтать"

   Виктор Петрович интересовался всем, что касалось его воспитанника, хотя тот даже не подозревал об этом.

   Заметив его склонность к технике, к обработке металлов, механизмам, Скаржинский решил сделать из него механика, способного применять свои знания в сельском хозяйстве. И он занялся обучением юноши основам агрономии, техники, лесоводству, ирригации, зоотехнике, экономическим расчетам. Юноша оказался на диво способным учеником, умеющим на лету усваивать все, что преподавал ему его наставник. Хорошо занимался он и в Одессе в училище механических наук и ремесел. Казалось, у Кондрата все идет хорошо и у его наставника не может возникнуть никаких проблем. Но они неожиданно появились. И серьезные. Виновником их, как ни странно, оказался сам Виктор Петрович. Сложность заключалась в том, что Скаржинский хотел, чтобы его воспитанник стал не просто механиком, не просто хорошим специалистом, но и мечтателем, способным видеть новое и вводить его в практику земледелия. Короче, он хотел, чтобы Кондрат стал таким же, каким был он сам. В лице своего воспитанника готовил себе достойную смену.

   Учеба у Кондрата шла не легко. Виктор Петрович помимо устных занятий еще снабжал своего ученика специальной литературой. Это были объемистые книги — сочинения иностранных ученых на немецком, английском. Скаржинский требовал от Кондрата их внимательно изучать, а словарей, к сожалению, не было. Это сильно огорчало Виктора Петровича.

   Как-то он поделился своими мыслями с женой:

   — Понимаешь, Натали, юноша этот далеко не тупица. Он даже по-своему талантлив. Помнишь, как я ночи напролет с увлечением постигал содержание книг по земледельческим наукам? Мне даже иностранные языки, на которых они были написаны, не стали преградой, а вот Кондрат...

   — Ах, Виктор, Виктор! Неужели ты не видишь разницы между собой и Кондратом? Тебя с детства обучали латыни, иностранным языкам. Твой ум от рождения приучен к научному мышлению, а ты хочешь, чтобы такими же свойства обладал этот юноша?

   — Он заканчивает весьма солидное училище. Ты, милая, просто недооцениваешь его образованность. Но главное, — я теперь вижу его способности.

   — Не спорю. Пусть он даже талантлив, но... — сделала многозначительную паузу Наталья Александровна.

   Вот в этом "но" и заключается его недостаток, — воспользовался паузой Скаржинский. — Он талантлив, но недостаточно пытлив и еще не умеет мечтать.

   — Думаю, и тому и другому его все же можно научить.

   — Даже мечтать? Ну, знаешь, это слишком. Научиться мечтать нельзя. Это — дар Божий.

   Наталья Александровна иронически улыбнулась. Скаржинский рассмеялся:

   — Не сердись, но воображение и мечты, согласись, самое прекрасное в человеке. И я хочу, чтобы наш Кондрат сформировался в человека не только практического склада, но и стал бы в какой-то степени мечтателем, чтобы мог заглянуть в будущее.

   — А не кажется ли тебе, дорогой, что ты многого от этого юноши хочешь? У него даже не остается времени для свидания с невестой, ты все время ему тычешь книги, да еще на иностранных языках.

   — Но я хочу его научить мечтать.

   — Не спеши. Он и сам научится этому.

   Впрочем, у меня есть уже идея, как научить его мечтать. Я думаю показать ему мир, как говорится, открыть ему глаза на него. Через несколько дней мы отправимся путешествовать. Поедем сначала в Питер, а потом в зарубежные страны. Туда, где уже работают машины — паровые, пилящие лес, движутся самокаты-локомотивы и прочие чудеса нашего девятнадцатого столетия. Когда Кондрат увидит все это — у него пробудится фантазия.

   — Спору нет, идея замечательна, как и все твои выдумки. Только я боюсь за твое здоровье. Ты забываешь, что с той поры, когда ты воевал с Наполеоном, мчался верхом на коне по полям сражений и догонял вражеское войско в Европе, уже минуло добрых четыре десятка лет, и теперь подобное путешествие тебе не под силу.

   — Мы отправимся в комфортабельной карете, запряженной шестеркой великолепных лошадей, со всеми удобствами.

   — А твоя подагра?

   — Чепуха! Самое лучшее лекарство для укрепления здоровья и долголетия — это длительные путешествия.

   Наталья Александровна нахмурилась. Ее не в шутку обеспокоила затея мужа. Она заботилась о его здоровье. Ведь ему уже немало лет, и хотя он совершает объезды имения верхом и держится в седле по-гусарски, но...

   Затем ее лицо вдруг прояснилось. Глаза сверкнули молодым блеском.

   — Знаешь что, Виктор, ведь спорить с тобой бесполезно. Ты все равно сделаешь то, что задумал.

   — Конечно, дорогая, — виновато ответил муж.

   — А раз так, то езжай с Богом! Только возвращайся поскорее.

   Через два дня большая дорожная карета, запряженная шестеркой лошадей, выехала из ворот усадьбы Трикрат.





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ