БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Людмила Владимирова

Марина… Марине...

* * *

О, кому повем
Печаль мою, беду мою,
Жуть, зеленее льда?..
М. Цветаева
   И не знаю – куда. И не знаю – зачем
   Все бреду я в озябшем тумане...
   Ни тепла, ни любви. И кому же повем
   О беде, о тоске, об Обмане?

   Не творите кумиров! –
   Библейский завет
   Я презрела
   И истово, свято
   Не тому поклонялась.
   Последнего нет –
   Сына. СЫНА!
                               – Расплата.
                                                   РАСПЯТА.
  

* * *

   Всё петля маячит...
   Ох, нелюди – люди:
   Последнее отберут!
   Но, может, заплачут,
   Боль совесть пробудит,
   Когда на погост свезут?..
  

* * *

   Я вам нужна только мертвой.
   Мертвый не просит: «Пить!»
   Мертвого просто любить.
  

* * *

   Нужна – жила.
   А так – невмочь...
   Все отдала.
   Стать камнем?

   – Прочь!
   И – в Ночь.
  

* * *

   Бессмертного пера последнее: «Простите.
   Не вынесла. Живой не схороните,
   Проверьте хорошенько. В сундучке –
   Стихи и проза...» Але: «В тупике...»
   Все прочее – ему, о нем – с мольбой:
   «Люблю безумно, пропадет со мной,
   Любви достоин, хрупкого здоровья...
   Хочу, чтоб жил, учился... Своей болью
   Гублю, а больше не умею ничего
   Я дать ему, я сделать для него!
   О не бросайте, не оставьте, люди!..»

   Горчайшая, не судьи мы, не судьи,
   И права нет, и смысла нет судить,
   Но... раз бы МАМОЧКОЙ назвал –
   осталась жить?!
  

* * *

   Без меры – преданна.
   За то и – предана.
   И Кем? – сыном!..

   – Не – вы – но – симо.
  

31 августа 1941 года

Знаю, умру на заре!..
М. Цветаева

...Все восхваляли!
Розового платья
Никто не подарил.
М. Цветаева

Пусть нарядной тронусь в путь...
М. Цветаева
   Сготовила.
   Позавтракал.
   А что он сделал,
   что сказал
   Нам не дано узнать.

   – Ведь не заря, сияет день!
   – Черным-черно. Не просто – тень,
   О, только б не мешать!

   День догорал.
   Прохожий снял.
   – Так, –
                             в ФАРТУКЕ! –
                                                       ЛЕЖАТЬ?!
  

2 сентября 1941 года, ТАССР...

   По пыльной дороге –
   Казенные дроги,
   В казенном гробу...

   Трое суток мучений,
   Щипцами за темя
   И – в эту судьбу?!

   Ты умерла – России свет,
                                         ее Всевласть!
    Я родилась, я – только тень,
                                          я не сбылась.

1988-1991
  

* * *

   Не говорите – случайность...
   Море, субботний вечер.
   Им и стихами Марины –
   В сердце – беда – спасаюсь...

   И даровало небо
   Встречу с живой душою –
   Дитятком человечьим!

   Синью морской – глазенки,
   Локоны – спелой рожью,
   Смело, настойчиво – в море!
   Ведает, что – Морская!

   Миг уловив, нырнула!
   Выхвачена отцовской
   Доброй рукой – восторгом,
   Смехом и светом пронзила!

   Храни тебя Бог, Марина!
   Открой тебе все секреты
   Долгой и доброй жизни!

   Полуторагодовалой
   Ты покоряла кручу
   Аркадийского склона –
   Даруй тебе все вершины!

   Спасибо, дитя, мой ангел,
   За миг нечаянной ласки,
   Тяжесть упругого тельца,
   Ручонки, обнявшие крепко,
   Твой поцелуй сладчайший!

   Избранница! Все поняла ты...
   Храни тебя Бог, Марина!

29 августа 1992

Морская

Беседуя с пучиной водной,
Ты все ж беседуешь со мной!
М. Цветаева
   902-ой, 10 лет –
   Вдохновенный затворник:
   «К МОРЮ!»
   Жданной яростно встречи
   Нет,
   Лишь прощаний судилось
   Вволю...

   92-ой, 100 лет.
   51 – за Порогом.
   Я встречаю тебя,
   Мой Свет!
   Ты идешь,
   Примирившись
   С Богом!

   О Морская!

   Позолотой песчаной – прядь,
   Светлой зеленью глаз – волна –
   Солона она, солона...
   То прильнет, то уходит вспять.

   Мерный шелест твоих шагов:
   Здесь и Там,
   – Дай! и – Прочь!
   День и Ночь...
   Утешает: всяк век – таков:
   В грудь – подков,
   Облаков
   И оков.

   О Морская!..

   Невесомостью в гладь манишь,
   Но плыву я всю ночь без сна –
   Горизонтом тайны хранишь!
   Плетью страх обожжет – нет дна!

   Лаской смоешь отчаянья соль
   И... собьешь, потешаясь, с ног:
   «Ты посмела? Терпеть изволь!
   Иль – седалищем мни бережок!»

   О Морская!

   Бездна адова! Буря! Шторм!
   Беспощадный девятый вал –
   Ты! Взрываясь громадою волн –
   Пенным выбросом – в черень скал!

   Обдирая о камни в кровь
   Тащишь: «Сдюжишь? Рывком! Смелей!»
   И хохочущей пеной – вновь:
   «То – по-нашенски! – Вызов Мгле!

   Сгину пеной? Волной взойду!
   Горизонтом – в лиловом дыму!
   Чайки криком! Стремглав – нырком!
   И пареньем... И вновь – кувырком!

   Серебром в закатных лучах –
   Я! В волнах – я! В песках, ветрах!
   Не схоронишь! Пучиной – я!..»

   О кручина и боль моя! –
   Потаенной лучине маяк –
   Рассеки, разгони этот Мрак!..

23 октября 1992

* * *

Вот опять окно...
Я тебе повелеваю: – Будь!..
М. Цветаева
   Что за дело мне, коль ославят –
   Мало ль нас травили и травят? –
   «Подражательница...», «нескромно...»

   Не стыжусь –
   Дотянуться не тщусь.

   Что за дело вам до бессонниц
   В плаче, пенье и рокоте звонниц –
   Не расслышать в утехах скоромных.

   С зарею – одно:
   – От угла – шестое окно,
   Не забудь!

   – Будь!..

1996

В Елабуге

I

Небытие - условность!
М. Цветаева
   «Дура – Вы!» – послышалось в ответ
   На вопрос, как мне тебя найти.
   Долго шла. Сквозь пепел горьких лет,
   Сушь и лед. Не чаяла дойти.

   Родина! Хотя б денек побыть,
   Волжской бы испить воды глоток,
   На порожек старенький ступить –
   Стерлись, чай, следы ребячьих ног?

   Прикоснуться бы к родной земле,
   Как Антей, почуяв: «Нету сил...»
   Увезти, чтоб стал мне юг теплей,
   Горсть с порога, от родных могил.

   В сорок первом, как и ты, – мой дед.
   Не велся им – христианским – счет...
   Но на зов услышала ответ.
   А с тобой – попалась в оборот!

   Но, переспросив, я поняла:
   «К Дуровой?» – Не руганью – слова...
   Будто знать «из-под земли» дала:
   «Улыбнись! – Условность! Я – жива!»
  

II

   Вот и побывала. У тебя? – Мню! –
   Поклонилась неживому камню...
   Покурила (будто – вместе!). Помолчали...
   И... утешилась в лихой своей печали:

   Как высоко ты лежишь, родная! Прямы
   И стройны – взметнулись сосны над тобою!
   А внизу – простор Елабуги и Камы...
   «На Ваганькове» тесниться, впрямь, не стоит...

   Приласкалась к соснам у могилы:
   «Берегите, – прошептала им, – Любила!
   К вам рвалась от рыночного рева
   И, бездомная, теперь навек – под кровом...»

май 1998

Боль моя...

2 апреля 1991 года

Но покамест во рту слюна —
Вся страна вооружена
М. Цветаева
   О, как отчаянно хочу
   Я плюнуть в рожу палачу!

   Когда несытый скорбный рот
   Пустая ложка раздерет
   Слюну я с кровью пополам –
   В распухшие от жира – вам!

   Нет больше слов. Нет больше сил.
   От детских снов до тьмы могил –
   Святая вера в вашу ложь
   И – сокрушительный грабеж!

   За честь – сума? Так пусть – тюрьма!
   Пусть, избавлением, – Она!
   Но я неистово хочу
   Хоть плюнуть в рожу палачу!

2 апреля 1991

* * *

Рябина –
Судьбина русская!
М. Цветаева
   Ах, горькая горечь рябины!
   И впрямь, что-то в ней – от судьбины
   России... Алеющей гроздью
   Так щедро открытая птицам –
   Клюют горобцы и синицы...

   Ты в зной – кружевной тени радость.
   Ошпарит мороз – даришь сладость.
   Во льду и снегу – маяком.
   Лекарство от многих напастей...
   Причастье к тебе – мое счастье.

   Над маминой плачешь могилой.
   Местечко есть рядом, и – мило –
   Когда повелит – под листвою
   В земле (смеют звать мне чужою
   Так зло и нечестно!) согреться
   И ягодкой в небо глядеться...

февраль 1994

Сергию Радонежскому

Как часто в горестной разлуке,
В моей блуждающей судьбе,
Москва, я думал о тебе!..
А. Пушкин.

Как нежный шут о злом своем уродстве
Я повествую о своем сиротстве...
М. Цветаева
   О Сергий! Как ловлю иссохшим ртом
   Бесценную росу скрижали-слова:
   «Кто без Москвы, в усобицах, – свой дом
   Сиротству обрекает злому снова.

   Она одна – великая – для всех!
   Посеем Слово, всходы – Делом верным,
   Коль истинно Рязань люба, Олег
   Презрит гордыни рабство, крики черни...»

   О сколько Окаянных на веку –
   Таком коротком! – довелось увидеть...
   Что ждет, как знать? Но все-таки в строку
   Ложится слово, не боясь обидеть:

   «Она одна – великая – для всех!
   Не внятно злой – народу чуждой! – спеси.
   Нам – боль сиротства, плач за тяжкий грех:
   Любимых, сданных Киев, Минск, Одессу...»

11 июня 1994

По мотивам...

   «Дорожкою простонародною»
   Иду – невидная, негордая.
   Что дадено – Ему лишь ведомо.
   Вам – пораженьем, нам – победами
   Зрим путь: дороженька ухабная...
   Но не свернула к Препохабию
   С его неправедными тыщами...
   Уйду, как родилась я, – нищею.

12 октября 1997

***

   Теперь не спросишь...
   Может, – тем же пароходом
   из Горького,
   под чёрным небосводом...

   Увиделись,
   обмолвились словцом...
   Иль – взглядом на живот –
   околдовала?
   Рождалась я.
   Ты – рядом –
   умирала.

12 октября 2007

***

...дурные вожди – ветра.
М. Цветаева
Ночь – летняя, недолго до рассвета.
1992
   Задержался Рассвет, а – пора...
   Солнце скрыто за пасмурной копотью.
   И разливами пошлости-похоти
   Заболотился Остров Добра.

   Заболотился Остров Добра.
   Остров Света, Любви, Вдохновения.
   Слишком долго ты длишься, Затмение,
   Силы – чуть, доплыву ль до Утра?

   Силы – чуть, доплыву ль до Утра?..
   – Постыдись: о себе ли печалиться?
   Устояла бы Пристань – причалиться.
   Не сорвали бы Парус ветра.

14 ноября 2008

***

– «Не моги,
Пташка, а пой!

На зло врагу!»
М. Цветаева
   Напасть грозит напасть –
   Наизгаляться всласть.
   И – дулом у виска –
   Звериная тоска.

   О, не упасть пред ней!
   Попридержать коней!
   Иль… подхлестнуть – вразлет? –
   Сам чёрт не разберет!

   Чернеет окоём,
   Манит: «Уйдём, уснём!
   От смерти не спастись,
   Как ни молись-крестись!

   Что – перед нею – страсть?
   Что – перед нею – власть?
   И вовсе – не страшна:
   Покой и – тишина…»

   – Изыди, враг! Наш срок
   Провидит только Бог,
   Что б ни было – терпеть,
   Боль утишая, – петь!

   А Там… Глядишь, простит
   И… – МАМУ возвратит!

15 -19 марта 2009

***

Помолись, дружок. за бессонный дом...
М. Цветаева
   Разломилась под ногами земля.
   И куда ни ступлю – разлом.
   Стул мой – лом, стол мой – лом,
   Дом мой – лом!

   В горле – ком,
   боли лютой ком…

6 декабря 2011

Признанья!

Дважды священен:
Странник – и сед.
М. Цветаева
   Признанье – пожившим!
   Достойно служившим –
   не страхом ведомым,
   но к Отчему Дому
   Любовью!

   Признанье – любившим!
   Любовью поившим
   в пути неуклонном.

   Лишь павшим поклоны
   дарившим.

   За всё заплатившим –
   да! – собственной
   кровью.

   И новью
   бесовскою душ
   не травившим.

   Признанья – пожившим!

21 апреля 2013

Святому Георгию - Победоносцу

Московский герб: герой пронзает гада…
М. Цветаева
   «Страж роковой Москвы – сойди с ворот!» –
   Молила ты почти сто лет назад…

   И ныне – страж он – отданной в заклад
   Жирующим, где вор и казнокрад
   В уютных креслах свой покоит зад?

   Где ловко одураченный народ
   Не чует, что грядёт его черёд,
   Что Род предавших Святый не спасёт?..

   И всё ж молю, в Твой день молю: – Сойди!
   В забывшихся – честь, совесть пробуди!

   «Во имя Бога и души живой
   Сойди с ворот, Господень часовой!»

6-9 мая 2014

Автограф

...Будьте прокляты вы – за весь мой

Стыд: вам руку жать, когда зуд в горсти,
Пятью пальцами – да от всех пяти
Чувств – на память о чувствах добрых –
Через всё вам лицо – автограф!
М. Цветаева
   Нет, я тебя не отдам
   безродным «месье и медам».
   Обороняя от дам,
   не оброню, передам
   «автограф» твой –
   «по мордам»!

   Прости, разве лица у них –
   срамных, пробивных, потайных?
   Поднаторевших – «под дых!»

   Нет, я тебя не отдам
   ни стаям и ни стадам –
   нынешним «господам».

21 марта 2016

В Тарусе, День Преображения Господня (Яблочный Спас)

Таруса – Langackern – Мокропсы (Вшеноры) –
вот места моей души. По ним – соберете.
М. Цветаева
   Две березоньки-сестренки над Окою.
   Исхитрюсь: глаза ладошкою прикрою:
   На Марининой тропинке из Турусы –
   Ася с яблоком и с книжкою – Маруся...

   Самодельной, чтоб моее – кто б оспорил? –
   С разъединственным стихом любимым – «К Морю»!
   В упоении бессчетно раз писала,
   А живое – мое море! – не признала...

   Тишина какая! – кажется, услышу
   Родничок у косогора, чуть повыше
   Камня с надписью – лицом к Оке, березам,
   Тропке, вьющейся, как змейка, под откосом.

   «Здесь хотела бы лежать...» моя Марина.
   Здесь, где детство – лучше сказки, не чужбина...
   Не сбылось. Своей ли, вражьею рукою...
   Но – над Камою лежишь, не над Окою.

   Тихо как! – и даже катер, словно птица,
   Чуть курлычет, а под солнцем серебрится
   Гладь Оки, слегка надрезана волною...
   Легким облачком не ты ли – надо мною?

   Не в Елабуге – я только что оттуда –
   Не в Одессе: Море! Шторм! Какое чудо –
   Детства нежность... Ах, зачем теряем, люди?
   На ветрах обманных, злобных души студим?

   Искушаем жаждой власти и богатства,
   Иссушаем... Совершаем святотатство...
   Вот – сокровище: погожий день покоя,
   Две березоньки-сестренки над Окою...

25 сентября 2006







ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ