БИБЛИОТЕКА ОДЕССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Авторы | Проза | Поэзия | Детская | Публицистика | Одесский язык | Самиздат | История | English | Фото | Видео | Хобби | Юмор | Контакты

Жукова Алена

Волшебные сказки обыденной жизни

Cказка про обратную связь

       Соня сидела за рулем своей уютной маленькой машины, как на иголках. Она возвращалась с работы, одуревшая от усталости. Перед глазами стояли биржевые графики. Весь день они, как змеи, извивались на экране монитора, и теперь казалось, что на лобовом стекле дождь продолжает чертить кривые и прямые взлетов и падений. Соня работала художником-дизайнером в аналитическом журнале, и в статье, над которой она билась весь день, этих графиков было никак не меньше тридцати. В конце рабочего дня, еще раз перепроверив, и убедившись, что все на месте, она усмехнулась любопытному совпадению.

     Речь в статье шла о крупной финансовой компании, которая весьма быстро и успешно развивалась. Все прочили ей большой взлет, как вдруг, шесть лет назад, возник партнер, который высосал ее активы. Потом произошел раздел, и теперь акции компании находятся “на дне”, а все аналитики гадали, как могло такое случиться, ведь у компании были и есть все составляющие успеха - потенциал, активность и несомненная инвестиционная привлекательность. Число графиков в статье соответствовало Сониному возрасту, а шесть лет связи с Марком и безжизненная прямая где-то у нулевой отметки после их разрыва каким-то образом роднили ее с невезучей компанией.

     Эти аналогии не улучшали настроение. Руки повисли на руле, нога нервно дергалась с тормоза на газ, а пробка на дороге не рассасывалась. Она отключила радио, сморщившись, как от зубной боли. На всех волнах радио эфира проскакивала реклама завтрашнего праздника. Часы показывали время и дату - 7.45 вечера, 13 февраля. Соня уже больше часа добиралась домой и хотела, чтобы “завтра” не наступило, или чтобы она его, например, проспала. Никому быть не нужной в “День всех влюбленных”, когда тебе тридцать, а ты умница и почти красавица, просто абсурд. Но именно так обстояло дело. Год назад 14 февраля она окончательно поссорилась с Марком и ушла, почувствовав одновременно пустоту и легкость. За шесть лет их совместной жизни слияния не произошло. Как были партнерами, так партнерами и расстались. Каждый извлек свои плюсы и сбросил со счетов минусы совместного опыта. Сначала она просто отдыхала и наслаждалась одиночеством, чувствуя сладость отступающей боли, потом вернулись силы и она бросилась догонять все, чем жертвовала в надежде создать семью: карьеру, возможность тратить не задумываясь и не откладывая на “ черный день”, если Марк опять не найдет работу. Но веселая карусель, кружившая молодую хорошенькую женщину, вдруг заскрипела и завалилась набок. Что-то сломалось.

     Подруги считали, что Соню заговорили. Так не бывает, чтобы за целый год ни одного, даже хиленького варианта. Она перестала нравиться мужчинам, а они ей.

     При этом, если бы такая ситуация ее устраивала, то не было бы никаких проблем, но Соня никак не могла отделаться от надоедливой мысли, что это приобретает хроническую форму. Пару раз поймала себя на том, что замужняя подруга со щекастыми мужем и точно таким же щекастым ребенком вызывают глухое раздражение. С негативной энергией надо было бороться, и она выбрала путь визуализации позитива. Настраивала себя по утрам, как музыкальный инструмент, стараясь услышать камертон вселенской гармонии. Обычно начинала с образа распускающегося лотоса. Соня была художником, и фантазировать умела. Сознание так ярко рисовало картинку фарфоровой хрупкости и белизны его лепестков, что возникали запахи и звуки. Но для полного восстановления положительной энергетики рекомендовалось выудить из подсознания свое первое сексуальное желание. Эта часть удавалась с большим трудом. Она, правда, хорошо помнила, как в ранней юности на уроке живописи с ней случилось что-то непонятное. Стараясь как можно точнее передать все анатомические подробности обнаженного тела юноши-воина работы античного скульптора, Cоня покрылась испариной и ей показалось, что на живот плеснули кипятком. Но это было не больно, а очень приятно. Теперь она старалась этим ощущением дополнить воображаемую картину: река, лотос и античный красавец с отбитым фиговым листком, а там.... Но материализация прекрасного не наступала. Сексуальные образы не работали. Реальность мстила, мелко пакостничая и крупно подставляя. Из последних происков материального мира было посещение Салона Красоты. Все, что было сделано мужчиной-стилистом с ее волосами, лицом, руками и ногами – было не ее. Словно всё это было взято у донора, но не прижилось по причине несовместимости группы крови. Сейчас Соне хотелось только одного – поскорее добраться домой, закутаться в одеяло и вместе с любимым котом Люшиком лежать на диване, уставившись в телевизор. Этим вечером её желание исполнилось на все сто. Люшик сопел рядом, а она заснула не раздеваясь.

     Утром ее разбудила мелодия заводной румбы. Не так давно, по совету подруги, Соня установила ее на своем мобильном. Катя считала, что для возвращения Сони в ряды “самых обаятельных и привлекательных” пересмотреть надо всё – от цветовой гаммы и фасона одежды до музыки на мобильном телефоне.

     Соня нехотя взяла трубку, но телефон молчал. На определителе обозначилось, что кто-то оставил ей текстовое сообщение. Открыв его, она несколько опешила. Текст гласил: “Любимая, я желаю тебе счастья! Ты прекрасна, и я не перестаю любоваться тобой. Твой А.Х.”

     Cоня посмотрела на номер отправителя. Цифры выстроились в длинный и незнакомый ряд явно междугородней связи. Мужчин с такими инициалами она припомнить не могла, скорее всего, кто-то ошибся номером.

     Отложив телефон, она еще раз вслух произнесла чужое признание в любви и закрыла глаза, настраиваясь на картинку распускающегося лотоса. Телефон опять заиграл и сообщил о новом послании.

     “Этот день я сделаю самым счастливым для тебя! Готовься… Твой А.Х.”

     Соня решила перезвонить пылкому влюбленному, чтобы предупредить, что его письма не доходят до адресата и попадают по ошибке к ней. На другом конце она услышала механический голос сервисной службы телефонной компании. Прослушав все варианты, по которым, набрав кучу номеров, начиная с единицы, она сможет оплатить счета, заказать новую модель телефона, и много всего другого, она не поняла главного, как и кому надо оставить сообщение.

     Бросив это гиблое дело, она глянула на часы и поняла, что опаздывает на работу.

     Когда в очередной раз услышала танцевальные позывные, возмутилась, но увидела знакомый номер подруги.

   - Любимая, - запела в трубке Катерина, - с праздничком! Только не грусти, без мужиков плохо, а с ними еще хуже, не мне тебе рассказывать. Ну, как ты?

   - Кать, а может кто-то был у нас в классе или на курсе с инициалами А.Х.?

   - А что случилось?

   - Да ерунда какая-то. С утра эсэмэски идут с признаниями в любви от какого-то А.Х. Скорее всего - ошибка, но вдруг...

   - Подожди, подожди... Почему ошибка? Это же Аркашка - Хорёк, точно! Он же весь десятый класс по тебе сох.

   - Ты чего придумала, какой хорёк? Его фамилия Кривцов была, причем тут А.Х?

   - Так все же вокруг его хорьком называли.

   - Стал бы он прозвищем таким подписываться. А где он сейчас?

   - Говорят, что в тюрьме, а что?

   - Фу, глупость какая... Причем тут он?

   - А что пишет этот А.Х.?

   - Бредятину любовную. Ладно, вечером звякну. Мне бежать надо, опаздываю.

     Перед выходом из дома Соня застряла перед шкафом. Месяц назад Катя уговорила ее купить вишневого цвета сапожки. Так ни разу и не надев, Соня отложила их до лучших времен, по крайней мере до тех , когда появится настроение докупить им в тон шарфик, сумочку и перчатки. Сейчас же надо было решить, в чем будет удобнее – в растоптанных серых ботинках или же вполне можно проскочить по тонкому снежку в кроссовках. Из раздумий ее вывел танцевальный мотив, донесшийся из недр сумки.

     Соня нашарила телефон и прочла очередное сообщение:

     “Я заказал на вечер столик “У Монэ”. Все, как ты любишь. У них даже есть твой любимый вишневый десерт. Заеду за тобой на работу, твой А.Х.”

     Эти строчки, вызвали некоторое недоумение и бредовое ощущение, что адресованы они именно ей . Ведь она тоже любит этот десерт. Ничего себе – совпадение! Постояв еще немного у шкафа, отодвинула ботинки и достала те самые, масляно лоснящиеся новой кожей, нарядные сапоги. В голове пронеслась идиотская мысль, а вдруг этот А.Х. действительно заедет за ней и они пойдут в ресторан. Как же она пойдет туда в ботинках? Надев яркие сапожки, растерялась.

     Нужно было срочно подыскать в своем гардеробе хоть что-то соответствующее по цвету. Переворошив все наряды, убедилась, что болотно-серо-черная гамма, покрывшая, как тина, ее одежду и жизнь, никак не вяжется с радостным цветом и блеском ее обутых ножек. И тут она вспомнила про три красных пуговки. Наконец, то самое платье с пуговицами – ягодами было найдено, и она пулей выскочила из дому.

     Весь путь от дома до работы ругала себя за глупость, наивные фантазии и дурацкий наряд. Вести машину по обледенелой дороге в сапогах на высоком каблуке было неудобно. Коленки, привыкшие прятаться в джинсы и брюки, вылупились наружу и отчаянно мерзли, но опять зазвучала музыка, и Соня быстро схватила телефон.

     Звонила секретарша и предупредила, что “главный” свирепствует и требует немедленно зайти к нему. Если бы не глупые переодевания, то Соня была бы на работе почти вовремя.

     Казалось, что в редакции журнала разорвалась осколочная граната. Все, как подстреленные, бегали с перекошенными лицами по разным траекториям. Ничего необычного в этом не было. Нормальное начало трудового дня. Странной была срочность, с которой Главный редактор требовал к себе художника-дизайнера, оформлявшего вчерашнюю статью. Если учесть, что само по себе появление Главного в офисе в столь ранний час было сродни той самой разорвавшейся гранате, то можно понять, на каких “полусогнутых” туда заползла Cоня.

     Главный редактор был не один, перед ним сидел симпатичный, коротко стриженый мужчина, с красивым загаром и белозубой улыбкой. Он поглядывал на экран лаптопа, но в момент, когда на пороге появилась Соня, что называется, прилип к ней взглядом. Она подумала, что выглядит сейчас полной дурой в этих пошлых сапогах и в облепившем ее крутые формы платье. Главный редактор представил их друг другу, но она и без этого знала, кто этот красавчик. Он был настоящей знаменитостью. Его имя часто мелькало в их журнале, а лицо - на экране телевизора. Однажды она даже сидела с ним рядом на каком–то совещании, только вряд ли он об этом помнит. Мысленно она уже обозвала его плэй-боем и отметила про себя, что слухи о его гениальности и почти мистических способностях по части финансовых предсказаний, скорее всего, правда. Было в его внешности что-то копперфильдовское, и поговаривали, что его вилле на Бермудах мог бы позавидовать даже сам великий фокусник.

     Ничего страшного не произошло, просто вчерашнюю статью нужно было срочно переделать. Слава Богу, что она не вышла в таком виде! Дело тут не в Соне, а в той невезучей компании, которая вчера в конце торгов взлетела на 200 пунктов и сегодня продолжает резкое восхождение. Иначе, как чудом, это назвать нельзя. Когда Виктор делал предыдущий обзор, над оформлением которого пришлось вчера помучиться Соне, то был чересчур осторожен в прогнозах, хотя намекал на положительные тенденции, но такого...! Короче, как ни печально, работу придется переделать заново. Сегодня к вечеру она должна быть закончена. Более того, необходим тесный контакт. Поскольку Виктор ежеминутно наблюдает динамику торгов и делает заключения, то решено, что он будет сидеть рядом с Соней и оперативно руководить процессом. Виктор добавил, что постарается быть не назойливым и почти незаметным.

     А как же! Весь день она только и делала, что старалась как можно короче отвечать на его вопросы. Ему, кроме биржевых сводок, еще хотелось знать, что думает Соня по поводу финансового кризиса, экологии, войны и мира. Ее лаконичные ответы нравились Виктору, а ей было приятно, что он с интересом вникает в тонкости ее профессии. Несколько раз они случайно ударились лбами, склонившись над компьютером, потом невзначай его пальцы коснулись ее руки, потом он придвинулся слишком близко.

     Время от времени звонил телефон, но она не отвечала, поскольку видела тот самый номер загадочного А.Х., зато поймала себя на мысли, что раз от разу, ей становится все веселее, и она почти готова пуститься в пляс под музыку телефонной румбы. Виктор уже не скрывал к ней своего интереса и спрашивал, как могло такое произойти, что они не встречались до этого в офисе, ведь он бывает тут довольно часто. Соня, рассмеявшись, припомнила, как он опрокинул стакан с водой во время совещания в кабинете Главного редактора. Она сидела рядом, пришлось потом сушиться феном. Стакан он помнил, но девушку – нет.

   - Вы шутите, Соня, я бы запомнил. Таких, как вы, не пропускают. Вы – настоящее чудо!

     Когда Виктор ненадолго отлучился, она прочла новые письма чужого А.Х.

     Все они были об одном и том же, но Соне хотелось читать это еще и еще:

     “Дорогая моя, знаю, что ты долго не могла поверить в то, что я рядом. Я и сам сначала прошел мимо. Но теперь все будет по-другому”, “Я послал тебе темно-вишневые розы, они подойдут к твоему наряду, только ответь – да или нет”.

     Одно сообщение опять заставило Соню удивиться странному совпадению:

     “Ты - настоящее чудо! Если хочешь, поедем на Бермуды! Надоела слякоть и зима – впереди солнце, тепло и любовь! Твой А.Х.”

     Почему именно Бермуды? Но Соня не успела порассуждать на эту тему, как в комнату вошел Виктор. В его руках был роскошный букет тех самых роз. Она уже открыла рот, чтобы задать глупейший вопрос: “Причем тут А.Х?”, как он скороговоркой выпалил, что совсем забыл, какой сегодня день, а встретив Соню, тут же вспомнил. Он понимает, что наверняка у такой красивой девушки сегодняшний вечер не может быть свободен, и тот, кто назойливо пытается к ней дозвониться, уже сгорает от нетерпения, но все же... Тут неподалеку есть чудесный ресторан “У Монэ” c потрясающим вишневым десертом, она непременно должна его попробовать. В общем, не согласится ли она хотя бы ненадолго... Да или нет?

     Выражение Сониного лица несколько озадачило Виктора, он осекся. Соня поспешила закрыть рот и вернуть на место вылезшие из орбит глаза. Она глотнула воздух и вытолкнула из себя твердое “Да!”

     А дальше - дальше было как в сказке. С этой встречи Соня и Виктор уже не расставались. Вскоре она уехала к нему на Бермуды и стала его женой. Но в тот вечер, после ресторана и вишневого десерта, она, наконец, дозвонилась в телефонную компанию.

   - Вы недовольны нашим сервисом? – спросил уставший голос.

   - Нет, вы не поняли, кто-то все время по ошибке попадает ко мне и оставляет сообщения, которые адресованы другому человеку, а тот человек их не получает, что очень жаль.

   - Хорошо, мы проверим. А вы сами не пробовали отправить сообщение на этот номер?

   - Я звонила, но попала к вам.

   - А вы напишите.

     Действительно, почему раньше это не пришло в голову Соне. Она написала коротенькое письмо: “Дорогой А. Х., к сожалению, вы ошиблись номером. Я совсем другая женщина. Но все равно – большое спасибо”.

     Через несколько секунд к ней пришел ответ: “Ты она и есть! Будь счастлива! Твой Ангел Хранитель”.

     Больше, как она ни пыталась дозвониться к нему, не удалось. Но Соня теперь знала – обратная связь существует.





ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
АВТОРЫ

ПРОЗА
ПОЭЗИЯ
ДЕТСКАЯ
ПУБЛИЦИСТИКА
ОДЕССКИЙ ЯЗЫК
ФЕЛЬЕТОНЫ
САМИЗДАТ
ИСТОРИЯ
ENGLISH
ВИДЕО
ФОТО
ХОББИ
ЮМОР
ГОСТЕВАЯ